Моему коллеге исполнилось 90 лет; по счастью, голова у него по-прежнему ясная, и он сохраняет живейший интерес ко всему, что происходит в образовании. Недавно он попросил меня помочь ему разобраться с тем, что же представляет собой НСОТ. Я объяснила, что министерство отменило прежнюю ЕТС. Привела цитату из интернет-публикации: «НСОТ декларирует иной принцип распределения зарплатных фондов: руководители получают единоличное право распоряжаться их распределением, назначая разные суммы в зависимости от количества и качества труда каждого сотрудника бюджетной сферы, поощряя более успешных и квалифицированных». Коллега оживился: «Понял! Это система «кого люблю, того дарю»!
Кажется, что простые истины, понятные человеку очень преклонного возраста, проработавшему в образовании несколько десятилетий, непонятны чиновникам. Приведу свой собственный пример непосредственного знакомства с реформой. В конце августа того самого 2007 года, когда поступил приказ немеленно внедрить новую систему оплаты труда, я поехала из Академгородка в Новосибирск, час езды на автобусе. Мы договорились встретиться с несколькими директорами сельских школ, побеседовать. Когда я приехала в областную администрацию, то не смогла отыскать своих предполагаемых собеседников. Одна из секретарш шепотом объяснила: «Они как услышали обо всех реформах, просто ушли в ближайшую пивную…» Почему, мне было понятно без дальнейших разъяснений. Все учебные планы, учебная нагрузка в школах формируются весной, перед тем как педагоги уходят на экзамены и потом в отпуск. Присылать новые приказы, начинать реформы перед самым началом учебного года, равно как и в период январских каникул, довольно бессмысленно. Но исполнять приходится, а значит, страдает весь учебный процесс.
Что происходит, скажем, если учитель высшей категории, имеющий длительный стаж работы и ушедший в отпуск, зная, что в сентябре возьмет полную нагрузку - 18 часов в неделю, 3 старших класса, целая параллель, - приходит на работу и узнает, что его гарантированной зарплаты больше нет? Теперь оплата зависит от количества учеников, но где же ему взять новых? Стаж и категория больше не учитываются. Дополнительные выплаты целиком зависят от администрации школы, от того, как начальство относится к данному специалисту.
Впрочем, мои коллеги не первый год рассказывают мне следующее: пришли в школу 1 сентября после двух месяцев отпуска без денег, ведь небольшие отпускные были получены в начале июля. Директор сообщает, что средств нет. В конце месяца все члены коллектива независимо от положения и нагрузки получают по три тысячи рублей. Что делает наш народ? Нет, не выходит на улицы с протестами, ибо некогда, надо как-то жить, кормить детей, платить за квартиру и коммунальные услуги. Кто может, занимается репетиторством. Провел частный урок - сразу получил деньги. У нас, в научном городке, есть свой термин - «садисты», то есть те, кто имеет свой сад-огород, где и трудится все лето. В сентябре заменяют друг друга на уроках, по очереди выезжая на свои небольшие участки копать картошку. Запасаются на зиму.
Кстати, о зиме. У нас в Сибири, да и на большой части территории России, зима долгая. Здесь она начинается в октябре и продолжается до мая, то есть практически весь учебный год. В календарные зимние месяцы столбик термометра опускается до -35‑400С. Дети могут не ходить в школу; учителя на работе всегда. Удивительно, но факт: даже при -400С часть родителей приводят малышню в школу, потому что не с кем оставить ребенка дома, а нужно идти на работу. Без теплой одежды и обуви не обойтись. Посмотрите на цены в магазинах, подумайте, много ли может позволить себе педагог.
Читая последние данные в Интернете, я скопировала некоторые цифры, а потом провела неформальный опрос среди коллег. Официальная средняя зарплата учителя в Новосибирской области, например, 25‑30 тысяч рублей. Как складывается такая цифра? Директор может получать и 100 тысяч, учитель в зависимости от нагрузки - 10‑15, иногда называют и 25 тысяч. Хочешь получать побольше, набирай больше часов. Работники помоложе берут и тридцать часов в неделю.
Давайте вспомним, что такое учительский день. Условно говоря, половина времени - у доски, половина - проверка тетрадей, подготовка к урокам, родительские собрания. Есть еще олимпиады и конкурсы, педагогические советы, консультации и подготовка к экзаменам, заполнение электронных журналов, бесконечные бумаги и… неожиданности. Приведу всего два простых примера из собственной практики. Первый - девочка-подросток на уроке упала в обморок. Второй - мальчик, как выяснилось, имевший серьезные отклонения в психике, чуть не убил своего одноклассника и меня заодно. Меры в каждом случае принимает именно учитель. Если он набирает 30 часов в неделю, то оплата будет больше. Но приходится жертвовать подготовкой к урокам, проверкой тетрадей, профессиональным ростом.
Также на своем опыте знаю: для того чтобы педагогу оплачивали уроки с использованием ИКТ, участие в международных проектах, поездки с учениками на конференции, нужно не только хорошее отношение начальника. Желательно, чтобы он понимал, что такое ИКТ и чем ты вообще занимаешься.
«Фактически мы не знаем, какой у нас доход, какую сумму мы можем получить в каждом текущем месяце, не можем планировать семейный бюджет», - делится коллега. Выход люди находят в нагрузках и перегрузках, проведут 20 часов у доски в классе, а потом еще 20 часов частных уроков.
Слова «средняя зарплата» вызывают смех. «Одни едят мясо с рисом, а другие - только капусту, в среднем же можно сказать, что все едят голубцы», - читаю на интернет-форуме. Цифры действительно очень разные. На селе учитель, может быть, получает 7‑8 тысяч, в городе - от 10 до 25‑30. Очень умная, деловая директор одной из школ области рассказывала и показывала мне, как она работала вместе с коллективом над НСОТ, как они рассчитывали деньги, решали, за какие дополнительные нагрузки сколько нужно платить. Но самое главное, что ей удалось сделать, - это обеспечить стабильность. Люди знали, что каждый месяц будут получать достаточную сумму.
В Москве средняя зарплата педагога около 70 тысяч, некоторые директора школ получают по 200 и более тысяч рублей. У нас в Сибири давно говорят, что Москва - это просто другая страна.
С пенсиями у нас тоже далеко не все в порядке. Например, в Пенсионном фонде молоденькая сотрудница, посмотрев на мои документы, деловито поставила галочки: стаж не важен; грамота министерства не учитывается, потому что она есть в списке А, но ее нет в списке Б; трое детей - нет, надо было рожать пятерых; научная степень не учитывается, победы в конкурсах не учитыаются… Итого минимальная пенсия, куда меньше, чем у моей коллеги, не имеющей ни детей, не степеней, ни побед. Слышу в новостях: «Поднятие и индексация пенсий и заработных плат работников просвещения во многом зависят от состояния экономического развития страны и в случае невыполнения плановых показателей приведут к корректировке поставленных задач».
Помните наше вечное «хотели как лучше, а получилось как всегда». Мне кажется, идея была здравая, но воплощение ее в жизнь оставляет желать лучшего. Хорошо бы, чтобы авторы реформ были обязаны прожить несколько месяцев на ту самую среднюю зарплату. Мой давний знакомый, директор сельской школы, говорит мне уже не в первый раз: «Мечтаю, чтобы 31 августа нам не присылали никаких реформ, дали бы хоть один учебный год прожить нормально, работать по составленным весной планам, разбираться с новшествами».
А в это самое время учительница из США, имеющая такой же стаж, как я, пишет мне, что они с подругой вышли на пенсию и отправились в кругосветное путешествие...

​Нина КОПТЮГ, кандидат филологических наук, Новосибирск