Свой мастер-класс предлагает вашему вниманию учитель...
Пять шагов по направлению к аудитории и 15 минут активного общения прекрасного коллеги с фокус-группой, залом и жюри...
Аплодисменты. Вроде все удалось. Усталая улыбка.
- Вопросы...
Микрофон берет председатель Большого жюри. Тон не то чтобы раздраженный... Усталый.
- Молодой человек, и чему вы нас только что тут научАли?..
Все. Крах...
Я помню, что когда увидел этот фрагмент трансляции мастер-классов (а это один из ключевых этапов Всероссийского конкурса «Учитель года»), я прямо вжался в кресло. Как будто это я стоял на сцене. И как будто для меня в этот момент конкурс закончился. Не победой.
Тон председателя Большого жюри можно понять. В жюри конкурса, тем более всероссийского, - серьезные, занятые люди. Даже слишком, чтобы тратить их время на то, что неинтересно и... бесполезно с их, умудренных опытом и много видевших профессионалов, точки зрения.
И что интересно? Мне-то выступление конкурсанта показалось любопытным. Живенько так... правда, сейчас уже не помню напрочь, о чем... и чему (и впрямь!) научали.
Каким должен быть мастер-класс? И почему он «мастер»?.. И вообще, что это?
Прошли уже десятилетия с той поры, как понятие «мастер-класс» прочно вошло в нашу жизнь. Это произошло в 90‑е, когда язык вообще изрядно изменился. Пришло множество заимствований... Тренд, супермаркет, волонтер, мастер-класс...
Мастер-классы проводят политики и бизнесмены, актеры и музыканты, писатели и повара... в городском парке для вас проведут мастер-класс по валянию валенок. Вы даже что-то сваляете сами. И больше никогда не будете этим заниматься. Вы просто развлеклись. И как бы не без пользы.
Слово «мастер-класс» встретишь в любой программке почти любого мероприятия, связанного с обменом педагогическим опытом...
Вот уже почти четверть века проводят их финалисты конкурса «Учитель года». Это обязательное конкурсное испытание.
И этот формат - один из самых критикуемых оппонентами всех профессиональных учительских конкурсов.
И понятно, почему. За красивым названием «мастер-класс» может скрываться что угодно - от попытки задорного стендапа до нудной лекции. От демонстрации технической новинки до групповой медитации.
Так что же такое мастер-класс педагогический? Давайте попробуем определить. Наверное, самое точное определение такого мастер-класса - это «профессиональный разговор с коллегами». И что еще важно - это всегда урок мастера. Урок не в понимании отрезка времени в 40‑45 минут. А урока, преподаваемого коллегам.
Разговор. Продолжительностью от минуты и больше. Но для этого и впрямь надо быть мастером... И не путайте разговор с монологом. Интерактивность - залог включенности аудитории. Ну, один из.
Однозначно профессиональный - потому что он о путях решения профессионалом сложной профессиональной задачи.
И обязательно - с коллегами. То есть не со случайными людьми, а с теми, кто хотя бы на уровне тезауруса понимает, о чем речь.
Чтобы понять, что делает другой профессионал и в чем мастер-класс. А это еще не всякий и сможет.
Сколько мастер-класс может и должен длиться? Часто слышно: «Чему можно научить за 15 минут конкурсного мастер-класса?!» Ничему. Научить. Но научиться - можно.
Мастеру достаточно и этого, чтобы показать, профессионалу - чтобы увидеть. Но только на уровне приема или подхода. В формате конкурса.
Чтобы понять, попробовать и сделать выводы, порой нужны часы. Но и они могут пролететь как 15 минут. Если интересно. И под тезисом о том, что это должно быть интересно, я готов подписаться. Но с этим тезисом связано широко распространенное заблуждение, что мастер-классы - развлекательный формат. Отнюдь. Но, как и урок, он может быть тоскливым и бесконечным, а может - ярким и емким. Все форматы хороши, кроме скучного. Вновь не путаем: не скучно и развлекательно.
Возможно, дело еще в пафосе звучания самого названия, которым могут окрестить и лекцию, и демонстрационный урок, и просто представление опыта педагога. Но «мастер-класс» звучит лучше. По­этому любое мало-мальски мероприятие в образовательной среде обязательно в себя включает пафосную строчку «мастер-классы». Поверьте, я не ерничаю.
Я обычно свои мастер-классы так и называю: разговор. А уж статус пусть определят сами участники. Собственно, только они, участники, вправе дать название действу. По результатам. Потому что у каждого они свои, субъективные.
В идеале мастер-класс должен содержать прием. Причем универсальный. Годный для применения коллегами-предметниками по другим предметам. Но это может быть и разговор географа с географами об их сокровенном, географическом. Важно - чтобы все оказались в теме. Межпредметный же мастер-класс предполагает понятность для коллег, преподающих разные предметы. В этом и сложность. Попробуйте говорить сразу на нескольких неродных языках. Без акцента.
Отшумели обычные аплодисменты в конце. В итоге кто-то положил в свою копилку методический или педагогический прием. Тогда для него это да, мастер-класс. Но вдруг кто-то из коллег не принял приема. Ну, не в его манере. Не в его стиле педагогической деятельности (а это немаловажно!). Или он может решить обозначенную проблему иначе, более органичным для него способом.
Тогда ему будет скучно? Зря пришел? Нет. Если внутри истории есть, к примеру, интересное содержание. Предметное или межпредметное, повторюсь. Которое он, вероятно, преломит по-своему на своем уроке. Или просто расширит кругозор.
И идея. Конечно, в мастер-классе должна быть идея. Всегда. Некий месседж. Профессиональный. Пассионарный. Дающий хороший «волшебный пинок» к самосовершенствованию.
Подытожим.
Мастер-класс - это профессиональный разговор с коллегами. Он может содержать три обязательных элемента. И два необязательных. Но важных для успеха. Итак - пять элементов. Или, если хотите, шагов к мастер-классу.
Первый элемент: мастер-класс предполагает наличие методического приема. Универсального. Небанального. Интересного.
Элемент второй: мастер-класс должен иметь содержание. Предметное, а лучше межпредметное. Он должен быть «о чем» и содержать актуальную для учителя и «учеников» историю.
И третий. Педагогический «месседж». Встань и иди! У коллеги, возможно, уставшего от рутины, должна появиться некая новая цель, новый вызов.
Чтобы он хотя бы в ближайший хмурый, морозный понедельник дал урок так, чтобы ученики выдохнули только после звонка и говорили всю перемену о материале урока...
И два элемента необязательных, но очень важных. Пронумерую их как четвертый и пятый.
Четвертый: драматургия. Хороший мастер-класс, как хорошую песню, хочется вспоминать, напевать, пересматривать... в нем должна быть некая структура, которая тоже может быть перенимаема. Закольцовка сюжета, периодический возврат к началу, блочность, оригинальная логика... Как у хорошего спектакля.
Пятый: харизма мастера. Вот не люблю это слово. Оно еще менее конкретно, но еще более затаскано, чем предмет нашего разговора.
Но! Энергетика, подача, умение завоевать аудиторию, расположить ее к себе, увлечь, включить в разговор, темп, наиболее актуальная эмоциональная кривая разговора - все суть слагающие успеха.
Аудитория должна совершенно естественно понять, что перед ней - мастер. Которому есть чем поделиться. Который потеряет от того, что общение не случилось, гораздо меньше, чем аудитория.
Конечно, критический взгляд из аудитории важен. И он нужен. В первую очередь самому мастеру. И он должен быть внутренне свободен для понимания и принятия этого факта. И эта свобода (не развязность, не фамильярность) внутри предлагаемого материала и в пространстве аудитории во многом определяет успех и результативность разговора: я не пришел вас научАть, я зашел поделиться!
И улыбка, и самоирония, и недогматичность. О самых серьезных вещах можно говорить легко и понятно. И не с высоты перистого облака.
Тогда желания, повода и возможности спросить из зала «чему вы нас тут научали» во время работы мастера возникать не будет.
Конечно, скептики останутся. Потому что они скептики.
Но большинство попробует. И, возможно, у них получится.
Потому что настоящий мастер-класс - это урок мастера по созданию целого мира, в котором на время работы оказываются участники... мира идей, настроения, опыта. Мира педагогики...
Как это бывает на выступлениях многих коллег. Старших, как Артур Заруба или Олег Парамонов, Александр Глозман или Юрий Бобринев, Андрей Романов или Михаил Стародубцев, Владимир Кружалов или Владимир Головнер...
И более молодых - Антона Марко, Андрея Корнейчука, к примеру.
Конечно, кто-то из аудитории скажет: чтобы сделать так, нужно быть Зарубой, Кружаловым, Бобриневым, Марко... Конечно, «быть» не получится. Но попытаться можно. Просто сделав первые пять шагов...

​Иван КОЛЕЧКИН, учитель географии школы «Пенаты», старший методист Городского методического центра, Москва