Первый - еще в сентябре. Приготовился к уроку: подобрал материал, подготовил задания, спланировал, кто, что и как будет делать. И вот уже на уроке стою объясняю материал, пятиклассницы с первой парты смотрят на меня внимательно, пристально. «Можно спросить?» - обращается одна из них. «Конечно, можно», - отвечаю я. «А вы знали, что у вас на голове волосы черные, а брови рыжие?» Я улыбаюсь, киваю, говорю, что знал, а сам понимаю, что это не для них урок про информацию и восприятие информации, а для меня. Что там? «Информация по способу восприятия бывает визуальная, аудиальная, тактильная, вкусовая, обонятельная...» Но вот приходит человек к человеку, и воспринимают они прежде всего человеческое друг в друге.
Другой - на прошлой неделе. Я объясняю алгоритмы, как можно сократить количество команд, что-то о математике и оптимизации. И тут традиционный вопрос, где может это в жизни пригодиться. Я немного о жизни, об управлении самим собой и другими, а шестиклассница просит: «Можно еще один вопрос задать?» «Да», - улыбаюсь я, а она спрашивает: «Почему вы с нами на «вы» говорите, мы ведь еще не старые?»
Почему у меня слово «технология» ассоциируется с чем-то автоматическим, машинным, искусственным? Может быть, потому что τέχνη и есть «искусство», в том числе и искусство ремесленника, создающего вещи искусные и искусственные? А образование для меня всегда что-то живое и порождающее, будь то образование гор или образование человека: в одном случае создается твердь, а в другом создается по образу и подобию. Пожалуй, благодаря этому я и могу понять образовательные технологии как искусство творца. Написал сейчас с маленькой буквы, а смыслом хочу наполнить таким, чтобы звучало с большой.
Итак, на уроке много может быть и чисто ремесленных приемов, и организация учебного процесса - это сродни организации производства, где требуются свои инженеры, однако в школу, чтобы она была живой, должны прийти люди: дети, маленькие и большие, и взрослые, разные взрослые. Слишком холодно звучит «единое образовательное пространство», кто привнесет в него творческое разнообразие и сердечную теплоту?
Это первый вопрос, возникающий у меня в связи с размышлением об образовательных технологиях: кто? Тот, кто боится, как бы чего не вышло? Тот, кто жалуется на то, «какое пошло поколение»? Тот, кто ненавидит «безграмотных начальников и необразованных чиновников»? Тот, кто плачет о «потерянном времени, утраченных ценностях и своих иллюзиях»?
Я преподаю информатику. Когда-то Андрей Александрович Берс рассказывал мне о своих учителях: об Алексее Андреевиче Ляпунове и Андрее Петровиче Ершове. Эти рассказы в студенческие годы определяют сегодня содержание моих уроков: математика и программирование. Некогда жаловаться на учебники и бумажные экзамены, надо успеть показать множество интересных идей и сделать вместе своими руками то, что без тебя сделано не будет. Именно поэтому можно смело отказаться от любого рекомендованного учебника из любого одобренного Федерального перечня, потому что когда-то академику Ляпунову приходилось поддерживать генетику и в домашних условиях «читать лекции по математической обработке результатов генетических опытов», несмотря на одобренное сверху учение товарища Лысенко.
В школе, где я сейчас работаю, информатика преподается со второго класса, и уроки проводятся в компьютерном классе, и лучший материал для практических занятий находится в Студии Кода1. Планы уроков для большинства коллег, конечно, еще нуждаются в переводах, как и уроки без компьютеров, однако, думаю, это то, что ждет наших общих усилий: можно оттачивать свой английский, можно прибегнуть к помощи коллег; так когда-то сделали мы с моей коллегой, прекрасной учительницей английского языка Ксенией Юрьевной Агеевой, подготовив для ребят в летнем лагере совместные занятия по программированию и английскому языку для программирования. Уроки в Студии Кода настолько удобны для учителя, что очень важно не забывать к ним готовиться: где-то мы собираем код из готовых блоков, и некоторых ребят нужно научить пользоваться специальными конструкциями ветвления и цикла, чтобы уменьшить общее количество блоков и сделать алгоритм проще и универсальнее, где-то ребят надо учить читать уже собранный код, показать, что это тоже текст, а в этом тексте могут быть свои ошибки, баги, которые хорошо бы уметь исправлять. На этих уроках дети могут и любят работать самостоятельно. Учить же надо видеть собственные трудности, умению попросить помощи учителя и одноклассника, умению эту помощь оказать, умению объяснить, как это делается, потому что простое «посмотри, как я это сделал, и спиши» они могут и сами, и умению принять помощь тоже надо учить. Очень радует, когда ученики способны сказать: «Нет, я не буду смотреть ваш код, мне надо понять, как это сделать самому».
Навыки, полученные в Студии Кода, очень пригодятся при работе в среде скретч2. Дополнительный модуль к программе по курсу информатики для 5‑6‑х классов и поурочные планы уже есть в авторской мастерской Людмилы Леонидовны Босовой3, однако от каждого учителя зависит, какой модуль на его уроке будет основным, а какой - дополнительным, а также какие еще учебные материалы будут использованы для подготовки к урокам и рекомендованы детям и родителям. А здесь действительно есть что рекомендовать. Пока мы с четвертыми классами анимируем басни4, учим Губку Боба играть в футбол5, повторяем таблицу умножения6, я смотрю в сторону специальных цифровых лабораторий для пятиклассников на уроках информатики7 и очень надеюсь, что в следующем учебном году они дополнят наши уроки информатики не только углублением математики, но и пропедевтикой физики.
Когда-то очень хорошие идеи и задачи были подготовлены Алексеем Львовичем Семеновым, Александром Калмановичем Звонкиным, Сергеем Константиновичем Ландо, Михаилом Николаевичем Вялым и другими в учебном курсе «Алгоритмика» для 6‑7‑х классов. Этот курс прекрасно сочетается с использованием разработанного Научно-исследовательским институтом системных исследований РАН комплектом учебных миров КуМир8. Очень полезны и интересны методические разработки Константина Юрьевича Полякова, посвященные работе в среде КуМир9. Однако мой опыт пока говорит о том, что эти идеи и задачи частично можно и нужно воплотить с использованием языка питон. Очень легко использовать уже готовые задачи, учебные тексты и методические рекомендации при изучении черепашьей графики. Ряд заданий для уроков я опубликовал на своем сайте10 и со временем надеюсь превратить это в цельный курс для шестиклассников.
А вот седьмые, восьмые и классы старше можно знакомить не только с хорошо зарекомендовавшим себя сайтом дистанционной подготовки по информатике11, созданным при непосредственном участии Московского центра непрерывного математического образования и многих ведущих учителей, руководителей кружков и тренеров команд по программированию, но и очень удобной платформой Степик12, где можно воспользоваться уже готовыми учебными курсами (в том числе и для самообразования), например для подготовки школьников к олимпиаде НТИ13, или научиться создавать свои собственные уроки и курсы14.
Кто подберет самый интересный материал для своих уроков, кроме учителей и детей? Некоторые учебные материалы, которые действительно изменили и меняют мои уроки, посоветовали ребята: когда-то я благодаря пятикласснику Глебу отказался вести курс алгоритмизации и программирования на паскале в пользу питона, сегодня шестиклас­сник Ярослав активно просит ввести в курс информатики программирование микроконтроллеров.
Смелый учитель решится смотреть не только в учебный план, примерную программу и одобренный УМК, но и вокруг себя. Решительный учитель дерзает услышать голос разума, голос будущего в обращенных к нему словах детей. Дерзновенный учитель меняет то, что в силах изменить прямо сейчас. Но даже если ты смел, решителен, дерзновен, даже если подобранный тобой учебный материал нов и прекрасен, улыбнись снисходительно над самим собой: будущее глазами детей смотрит не только на твои чудесные предметы, но и на твои растрепанные волосы, на посыпанные мелом кофты и пиджаки, на твои жесты дельного человека, на заставляющие задуматься о красе ногтей пальцы, будущее слышит слова, которые ты говоришь, вместе с интонацией, с которой ты их произносишь, в твоем взгляде оно видит твое вдохновение, твою радость и, если что-то пошло не так, напишет тебе в записочке: «Не унывай!» Младое незнакомое племя смотрит на тебя и вопрошает: «Почему вы нам говорите «вы», мы ведь еще не старые?» Что мне сказать в ответ? «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду», - улыбаюсь и говорю тебе: «Здравствуй!»

​Дмитрий НОВИКОВ, учитель информатики школы №7 Ноябрьска Ямало-Ненецкого автономного округа, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2013