В новый город направилась молодежь со всей страны, рабочих мест было много, был отработан механизм получения жилья.
Одним из тех энтузиастов, кто, по сути, строил Зеленоград, стал будущий директор школ №609 и 845, ветеран Великой Отечественной войны и почетный гражданин города Борис Леонидович Яковлев.
Борису Леонидовичу без малого сто лет. При этом он ведет активный образ жизни, регулярно встречается со школьниками, участвует в мероприятиях различного уровня.
Наше предложение об интервью застает его за работой, он вносит последние правки в свою книгу воспоминаний, которая должна выйти к юбилею города, ставшего его судьбой.

- Борис Леонидович, совсем скоро Зеленоград отметит свое шестидесятилетие. Что вы ждете от этого праздника и что он значит лично для вас?

- С Зеленоградом связана вся моя послевоенная жизнь. Я здесь жил и работал, был директором нескольких школ. В одной из них учились 2500 учащихся, в Москве было всего две такие большие школы. По пять параллелей, пятьдесят два класса. От юбилея города я жду прежде всего общения с людьми, с которыми мы начинали это дело, со своими выпускниками.
- Вы родились в семье железнодорожников и еще до призыва в армию побывали во многих городах Советского Союза. Потом случилась война с ее протяженными маршрутами. Расскажите, пожалуйста, о том, как вы оказались в Зеленограде.
- В Зеленоград я приехал из-за жилья. Сюда не в последнюю очередь из-за этого приезжали многие молодые люди и семьи со всей страны. Так вот, потом, будучи выпускником пед­института, я был директором двух школ (первую из которых открыл в 1965 году), потом работал заведующим отделом народного образования, депутатом городского совета.
- Кем были те люди, которые работали вместе с вами?
- У нас были замечательные педагоги! Например, был один преподаватель из Краснодона, где писалась «Молодая гвардия» Фадеева. Мы проводили предметные вечера: по физике, химии, другим предметам. Каждый пытался привнести в образовательный процесс что-то новое. В нашем коллективе были люди из Читы, Дальнего Востока, Белоруссии, само собой, и из Москвы. Достаточно сказать, что средний возраст педагогического состава был 27 лет.
- Утвержденным слоганом юбилея Зеленограда, который выбрали горожане, стала фраза: «Гордимся прошлым, стремимся в будущее!» Как вы думаете, какое будущее ждет Зеленоград и страну в целом?
- Зеленоград без преувеличения прекрасный город. Здесь чистейший воздух, прекрасные люди. Преступность практически отсутствует. Замечательные дома, образующие самодостаточные микрорайоны. Я раньше жил в хрущевке, теперь же переехал в великолепный кирпичный дом. Уверен, что Зеленоград продолжит свое развитие! У нас очень много исторических мест, так, останки воина для Могилы Неизвестного Солдата у Кремлевской стены были взяты в Зеленограде; здесь был маршал Рокоссовский со своей 16‑й армией, когда отступал от Волоколамска. Он, к слову, был совершенно особенным человеком!
- Неужели вы видели Рокоссовского?
- Не только видел, но и беседовал. На моих глазах случился любопытный эпизод, который характеризует его как личность. Так вот, стоят десяток генералов, а мимо проходит медсестра с тазом белья. И вот Константин Константинович подходит к ней и предлагает помощь: «Ну давай, сестренка. Куда нужно отнести?» Представляете? Другие генералы стояли в ужасе, а он помог. Военные люди особенные, иногда для выполнения задачи нужно крикнуть на кого-то, но Рокоссовский никогда себе этого не позволял, он не только не матерился, но и не оскорблял никого, не унижал. Это очень важно.
Кстати говоря, послевоенная школа была особенной, у нас выставлялось много трофеев, в каждой школе был специальный военный уголок. Первым директором школы №842 был партизан Воробьев. Из большого количества директоров было 5‑6 военных, летчики, танкисты. Потом уже стали назначать на эти должности женщин.
- Воспоминания о войне занимают в вашей жизни большое место. Вы даже встретили свое 20‑летие на войне.
- Как раз под Львовом, случайно вспомнил в тот день, что у меня день рождения.
- И вот сейчас вам почти сто лет. Как проходят ваши дни?
- Очень активно! Я все время принимаю у себя ребят из школы №609, других учебных заведений. Я не могу их оставить, у меня дома собрана большая коллекция фотографий, различных документов о войне. По мере возможности стараюсь показывать все это людям. Нередко ко мне приходит и префект Зеленоградского административного округа Анатолий Смирнов, спасибо ему за внимание.
Коллеги приходят, знакомые. Бывает, приносят телеграммы, к примеру, поздравления президента с Днем Победы.
Если бы не небольшие проблемы со здоровьем, занимался бы спортом, раньше я много катался на велосипеде, плавал.
- Представьте, что в рамках празднования юбилея Зеленограда вам бы предложили оставить послание в капсуле времени, которую потомки смогут вскрыть через сто лет, в, страшно представить, 2118 году. Что бы вы там написали?
- Я бы, скорее всего, постарался напомнить о заслугах нашей страны в победе над фашизмом. Сейчас бывает обидно, когда читаешь материалы о том, что какие-то военные заслуги тех лет приписываются американцам, еще кому-то.
Наш город в буквальном смысле слова стоит «на костях». Здесь были огромные потери дивизий Панфилова, Катукова, других. Здесь совершались настоящие геройства: матрос закрывал амбразуру, из огромной трубы кирпичного завода вел стрельбу сержант. Я стараюсь рассказывать об этом, провожу экскурсии, потому что эти подвиги не должны быть забыты.
- Борис Леонидович, к слову, о вой­не. Несколько лет вы находились в ее пекле, видели гибель многих товарищей, сами не раз были на волосок от плена и гибели, постоянно находились в состоянии стресса, аффекта. Как вам после таких испытаний удалось адаптироваться к мирной жизни? Почему решили не продолжать военную карьеру?
- После окончания войны я решил поступать в педагогический институт. Сейчас это, наверное, трудно представить, но у нас на курсе было сто человек, двадцать пять из которых были участниками войны. Из этих двадцати пяти пятнадцать инвалидов: потерявших зрение, с одной рукой, ногой и т. д. Совсем молодых ребят, только окончивших школу, было всего человек пять-шесть. А я сам изначально был гражданским человеком, так получилось, что на годы моей службы в армии пришлось начало войны. Не отдать в той ситуации долг Родине было бы равнозначно предательству. А дальше мирная жизнь и созидательная работа в образовании.
- Перед вашими глазами прошло не одно поколение школьников. Вы сказали, что и сейчас регулярно встречаетесь с ними. Как вы оцениваете те изменения, которые происходят с подростками, учащимися школ сегодня? Замечаете ли какие-то особенности?
- Конечно! Они стали более уверенными в себе, готовы отстаивать свою позицию. Раньше школьники были более смиренными, что ли. А теперь для них, к сожалению, уже нет и особых авторитетов. С другой стороны, есть в этом и плюсы, они спорят, а в спорах, как известно, рождается истина. У меня самого два правнука, так вот, когда мы с ними собираемся, они высказывают собственные взгляды, нередко сильно отличающиеся от моих.
- Как вы справляетесь с негативными эмоциями? Говорят, что именно легкое отношение к жизненным обстоятельствам является залогом долголетия.
- Мне всегда помогали стихи. Я их учу, выступаю, поздравляю с праздниками женщин, ребят. Более того, когда у меня болит сердце или еще что-то, я читаю Пушкина, Дементьева, некоторых других поэтов.
- Неужели помогает?
- Для меня это как «Отче наш». Когда начинается сильное сердцебиение в три ночи, я принимаю лекарства, чтобы его остановить, проверяю пульс. А потом, чтобы как-то отвлечься, читаю стихи. Помогает.
- Борис Леонидович, позвольте задать вам личный вопрос. Снятся ли вам сны и, если да, что вы в них видите?
- Конечно, снятся! В основном молодость. Снятся ребята, с которыми я служил. Дети, с которыми я работал в качестве пионервожатого в детском доме, чтобы во время учебы в вузе как-то свести концы с концами. Мне часто снится мой боевой товарищ лейтенант Маслюк, с которым я дружил. Он, к сожалению, погиб. Я часто повторяю, что судьба дала нам урок, и я, по сути, живу не только за себя, но и за тех ребят, которые погибли.