Представляя отчет о состоянии антисемитизма за прошлый год, об этом заявил президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Вячеслав Моше Кантор на традиционной пресс-конференции в Тель-Авивском университете. Проще говоря, ультрас в Европе с евреев переключились на беженцев. Хотя еще в позапрошлом году все было значительно хуже. Число случаев проявления антисемитизма с применением насилия во всем мире снизилось на 12 процентов (с 410 до 361 случая). Приятно удивила Франция. Там отмечено самое значительное снижение антисемитских проявлений (на 61 процент).
Комментируя эту цифру, приведу картинку из личных наблюдений. В день президентских выборов во Франции в центре Тель-Авива стояла огромная очередь в избирательный участок еврейской французской диаспоры Тель-Авива. Французы - народ традиционно социально заостренный, политизированный, не равнодушный к судьбе страны, а значит, и к своей собственной. Так вот. Разговоры в очереди к избирательным урнам были только об одном - не допустить к власти лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен (тем не менее Марин Ле Пен заняла второе место по количеству голосов, уступив всего лишь два процента кандидату от центристов Эммануэлю Макрону).
Днем позже лидер ЕЕК Вячеслав Моше Кантор выразил обеспокоенность высоким уровнем поддержки Марин Ле Пен. «Крайне печально, что более чем каждый пятый француз отдал свой голос за партию, которая почти не скрывает своей националистической, ксенофобской, в том числе откровенно антисемитской, идеологии, - отметил доктор Моше Кантор. - Мы, европейские евреи, до боли хорошо знаем историю тех, кто, облачаясь в мантию демократии и справедливости, приходил к власти с единственной целью - сеять ненависть и смерть».
По мнению главы ЕЕК, критические комментарии госпожи Ле Пен на тему исторических данных о холокосте делают ее не менее опасной, чем ее отец (Жан-Мари Ле Пен), прямо отрицающий холокост.
Еще одна неприятная примета времени. Вячеслав Моше Кантор подчеркнул, что в 2016 году появились новые способы выражения антисемитизма - рост ненависти в Интернете и осквернение еврейских кладбищ. «Мы засвидетельствовали улучшения в инициативах крупных корпораций, таких как Google, Twitter, YouTube, Microsoft и Facebook, по регламентированию и введению ограничений в отношении выражения ненависти в социальных сетях. В то же время, к сожалению, методы противодействия «виртуальному антисемитизму» до сих пор не до конца отработаны», - заявил лидер ЕЕК.
В чем мировые тенденции проявления антисемитизма? На этот вопрос попытался ответить доклад Центра Кантора, основанный на результатах исследований специалистов по изучению современного европейского еврейства и информации контактных лиц из примерно 40 стран мира. Базу данных и систему исследований формировали на протяжении более чем двадцати лет. Тем не менее и они «хромают» и не могут считаться истиной в последней инстанции, так как во многих странах мониторинг данных не является опосредованным или систематическим. Да и местные власти зачастую не знают полной картины проблемы.
Антисемитизм нельзя рассматривать вне общего контекста европейской ксенофобии. Например, в Великобритании были зафиксированы десятки тысяч случаев проявления словесной агрессии и преступлений, совершенных на почве ненависти в сопоставлении с несколькими сотнями подобных проявлений ненависти непосредственно в отношении еврейских общин.
Понимание явления антисемитизма невозможно без знания предпосылок политической, экономической и социальной сферы как в конкретной стране, так и в международном масштабе.
Итак. Инциденты и случаи проявления антисемитизма в 2016 году отражают две параллельные, но противоречивые тенденции. В большинстве крупных стран Европы снижается число инцидентов с применением насилия. В то же время антисемитизм перемахнул через океаны, проник в социальные сети, а значит, и в квартиры жителей всех стран мира, достигнув в иных случаях критического характера.
«Одновременно со снижением во всем мире числа случаев проявления антисемитизма, особенно с применением насилия, в 2016 году, к сожалению, появились новые способы его выражения - рост ненависти в Интернете и осквернение еврейских кладбищ. Объективно ситуация не стала спокойнее. Ощущение безопасности среди многих еврейских общин остается весьма зыбким. Неопределенность и тенденции к поляризации побуждают нас к бдительности и активным действиям», - подчеркнул Кантор.
Снижение случаев антисемитизма во Франции только на первый взгляд выглядит парадоксальным. Это отметил министр внутренних дел Франции Бернар Казнев.
По данным аналитического Центра Кантора при университете в Тель-Авиве, Великобритания и Австралия продемонстрировали миру увеличение случаев антисемитизма (на 11 и 10 процентов соответственно). Но самую большую тревогу экспертов вызвала ситуация в университетских кампусах США. Там проявление агрессии на почве антисемитизма выросло на 45 процентов. Еврейские студенты постоянно сталкиваются с проявлением ненависти и нетерпимости. Это, если хотите, свежее веяние в вечной проблеме.
«На основе проведенного исследования нами отмечено, что недавний массовый приток иммигрантов в Европу не привел к росту числа инцидентов антисемитского характера, однако заостренное внимание к проблемам иммиграции в ряде европейских стран привело к усилению крайне правых и неонацистских движений, что выразилось в проявлении насилия в отношении всех меньшинств, включая евреев, - отметил Кантор. - Нападки на евреев перестали быть прерогативой крайне правых движений. Крайне левые фракции в настоящее время применяют те же идеи, тактику и повестку дня».
Среди причин снижения насильственных случаев проявления антисемитизма в Европе отмечается улучшение мер безопасности по защите населения в целом, усиленное присутствие военнослужащих и полиции. Во Франции, например, улицы городов патрулируют 10 тысяч военнослужащих. Повысили бдительность и спецслужбы. Усилилось наблюдение за группами экстремистов и в местах пересечения границ.
В аэропорту Тель-Авива имени Давида Бен-Гуриона нашу группу журналистов продержали в офлажкованном коридорчике полтора часа только на подходе к стойке регистрации. Старшего улетающей пресс-группы Володю Ларина трижды подзывал к себе работник спецслужб и с пристрастием расспрашивал о целях поездки, теме и ходе пресс-конференции в университете.
Потом взялись за каждого из нас. Девушки-психологи приглашали каждого поодиночке к специальным мониторам («детекторам лжи»), где на экранах поочередно высвечивались вопросы типа: «Вы сами собирали чемодан?», «Вы не оставляли вещи без присмотра?», «Вам не предлагали передать что-либо родственникам или знакомым?», «У вас есть израильский паспорт?», «Вы навещали родственников в Израиле?» и так далее… И если первые три приведенных мной вопроса очевидны, то два других для человека, даже не представляющего, как выглядит паспорт гражданина Израиля и не имеющего (возможно, к сожалению) родственников в этой стране, как минимум кажутся провокационными (не сказать диковатыми).
И если во все аэропорты Европы желательно прибывать за два часа до отлета, то в Бен-Гурион - не менее чем за три, а лучше за четыре часа. После собеседования с пристрастием вас просверлят обученным изучающим взглядом, а вашу ручную кладь, просветив рентгеновским лучом, могут попросить вытряхнуть для еще более детального просмотра.
Стоит ли обижаться на эти «бытовые неудобства» любого путешествия в эпоху повального терроризма? Не стоит. Как иллюстрация к моему выводу. В первый же день нашего пребывания в Тель-Авиве в квартале от нашего отеля «Метрополитен» среди белого дня палестинец ранил ножом четверых прохожих. На следующий день - похожее преступление…

Тель-Авив - Москва, специально для «УГ», фото автора