Алеше, правда, везло на хороших людей: появлялись в его жизни и душевные, заботливые воспитатели, и добрые волонтеры, и просто неравнодушные горожане, навещавшие интернатовцев. Мальчика даже в гости не раз брали, но взять навсегда никто не решился... Что-то похожее на дом и семью появилось у 18‑летнего юноши только в этом году. Уже четыре месяца он живет в обычной трехкомнатной квартире большого многоэтажного дома вместе с тремя сверстниками, такими же выпускниками интернатов, и наставником. Это сотрудник некоммерческой общественной организации «Ковчег», созданной для помощи выпускникам детдомов и молодым людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.
«Ковчег» появился в Нижнем Новгороде в начале 2014 года и вот уже почти четыре года существует на средства учредителей и спонсоров. Регулярные и разовые пожертвования коммерческих фирм и отдельных неравнодушных нижегородцев позволили «Ковчегу» создать свое­образный тренажер дома (две отдельно расположенные трехкомнатные квартиры - мужская и женская), где выпускники получают необходимые навыки самостоятельной жизни: ведение домашнего хозяйства, планирование бюджета, своевременная оплата счетов. Здесь они учатся самостоятельно контактировать с государственными органами: оформляют необходимые документы, встают на учет в поликлинику и так далее.
Обычные люди все эти навыки приобретают незаметно, исподволь: кого-то учат родители, кто-то постепенно сам с годами осваивает жизненную науку. Но выпускники, выходящие из казенного дома, сталкиваются с огромным количеством житейских проблем. В большинстве случаев они не могут самостоятельно их решить и не знают, куда обратиться за помощью.
Наверное, многие знают, что воспитанникам, имеющим инвалидность по тому или иному врожденному заболеванию, государство выплачивает пособие, которым воспитанник может распорядиться лишь по достижении 18 лет - деньги переводятся на его индивидуальный счет. Точно так же, как алименты детям, родители которых живы и работают, но лишены родительских прав. Выходят такие выпускники, ощущая себя миллионерами. Поскольку денег они считать не умеют (ни в прямом, ни в переносном смысле) и привыкли жить на всем готовом, им кажется, что этих накоплений хватит на всю жизнь. В этом заблуждении их горячо поддерживают лица из числа бывших выпускников, связанные с криминалом. Вплоть до нынешнего года «гигантские» суммы бывших воспитанников таяли в первый же месяц или сразу же на выходе из интерната. Преступники в прямом смысле слова «пасли» выпускника, усаживали его в машину, где с помощью угроз и шантажа заставляли переводить средства со счета. Лишь в этом году по инициативе «Ковчега» накопленные средства начали перечислять не на обычный, а на защищенный счет, снять деньги с которого можно исключительно в банке по личному заявлению. Преступники боятся огласки, поэтому в большинстве случаев прекращают шантаж и преследования.
Разумеется, выпускник может растрясти сбережения и сам, без всякой помощи со стороны. Поэтому научить считать деньги, планировать бюджет - одна из основных задач людей, занимающихся социализацией бывших детдомовцев. Выполнить ее нелегко. Каждый вечер наставник собирает ребят и просит сосчитать, сколько ими потрачено за день. К слову, каждый тратит на себя свои деньги. «Ковчег» обеспечивает своим подопечным завтрак и ужин (его готовят дежурные) и запас круп, сахара и соли. Все остальное покупается ими самостоятельно и на свои деньги, списки необходимых продуктов тоже составляются заранее. Наставнику важно научить молодых людей соотносить текущие расходы с бюджетом. Программа адаптации и социализации рассчитана на год. Она может продлиться до двух лет. Года бывает недостаточно для решения двух основных задач - обеспечения жильем и постоянной работой.
…Предлагаю решить несложную математическую задачу. В начале 2017 года в Нижегородской области в очереди на получение жилья стояли 2633 человека - сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, к середине ноября число нуждающихся в жилье этой же категории выросло до 4578 человек. Вопрос: сколько лет ждать выпускникам детдомов, если ежегодно по программе обеспечения жильем в регионе выделяется в среднем 30 квартир?
Ответ не радует, ситуация, прямо скажем, печальная. С недавних пор проблему решают самым дешевым и доступным способом - выпускникам предлагается жить в интернатах до 23 лет. Интернатам это даже выгодно: в настоящее время свободные площади пустуют и не используются, а финансирование остается подушевым. К тому же выпускникам предлагается не просто крыша над головой, а проживание на всем готовом, как они и привыкли. Можно не работать, если не получается, можно не учиться, если нет желания и способностей, можно не думать о том, есть ли и во что одеться, всем обеспечит «доброе» государство. Такая «доброта» гибельна для сирот. Но кого это волнует? Хотя очередь на жилье для выпускников, достигших 23‑летнего возраста, в Нижегородской области составляет 324 человека, даже ее хватит на ближайшие десять лет, если не больше, потому что сумму на эту статью расхода каждый год стараются сократить, а квадратные метры жилья, напротив, дорожают. Юристы «Ковчега» помогают своим подопечным решить жилищный вопрос, в том числе через суд, практика отработана, и весьма успешно, но через «Ковчег» проходят ежегодно не более 10 выпускников. А кто поможет остальным? Во многих районах области программы обеспечения жильем нуждающихся категорий приостановлены в силу недостаточного финансирования. Выпускников расселяют в общежития или временно приспособленные помещения. Дальнейшие перспективы туманны.
Но, конечно, проблема не в одном жилье. Собственная квартира, как показывает практика, не является спасением. Самое главное для бывших детдомовцев - наличие постоянной работы. И эту проблему сегодня решить еще труднее. Команда «Ковчега» во главе с руководителем и основателем организации Ольгой Михайловной Крепышевой постоянно занимается трудоустройством подопечных. И ключевая роль в этом процессе отводится партнерам, представителям социально ответственного бизнеса. Ольге Михайловне пришлось потратить немало сил и красноречия, чтобы убедить бизнесменов: ее подопечным гораздо нужнее «удочка», чем «рыбка». Не подарки дороги (в интернатах детей задаривают так, что они перестают ценить вещи, даже дорогостоящие), более ценна возможность чему-то научиться, получить востребованную специальность и хорошо оплачиваемую работу в перспективе. Когда получается устроить подопечного к надежному работодателю, сотрудники «Ковчега» испытывают облегчение и радость. Но сразу скажем, такое случается нечасто. Причина в том, что современные воспитанники интернатов в отличие от коммунаров Макаренко совсем не приучены к труду. Ни к какому. Мало найти дело, которое бы было по душе подопечному, вызывало интерес и желание работать, нужно, чтобы работодатель непременно был филантропом и гуманистом, способным долго учить нового сотрудника, терпеть и прощать его ошибки и промахи. И, кроме того, на рабочем месте бывшему детдомовцу необходим опытный наставник, способный отнестись к сироте по-отцовски (матерински).
Скептики, прочитав это, наверняка покачают головами: «А не много ли внимания требуют сироты - в большинстве своем потомки неблагополучных в социальном плане граждан? Государство и так потратило на них столько, сколько не каждая семья потратить может на своих родных детей». Это правда. Потрачено действительно очень много. Но все эти траты можно считать выброшенными на ветер, потому что результат в 99 процентах печален - выпускникам почти гарантировано существование на социальной обочине или даже в придорожной яме.
Такие организации, как питерская «Пристань» и нижегородский «Ковчег», стараются помочь детям, имеющим депривацию (этим термином обозначается психическое состояние, вызванное недополучением необходимого), восполнить нехватку семьи и тем самым предотвратить нежелательные последствия.
Согласна, что 10 выпускников в год - это немного. Но даже одна спасенная душа ценна и дорога. И «Ковчег» мог бы помогать большему числу выпускников, если б в его распоряжении были не две, а три или четыре квартиры. Но пока это из области мечтаний.
- По какому принципу ведется отбор выпускников? - этот вопрос я не могла не задать Ольге Крепышевой. - Наверняка желающих больше, чем вы можете взять под свою опеку?
- Главное при отборе - желание, мотивация. Если мы видим, что выпускник на самом деле хочет найти свое место в сложном современном социуме, если в будущем надеется на свои силы, а не на государство, если видит в «Ковчеге» возможность получить необходимые навыки, профессию, работу, готов трудиться, мы его берем. Если же мотив иной - пожить на всем готовом, то мы такого быстро разочаровываем. У нас есть строгие требования: обязательны личная гигиена, самообслуживание (готовка, уборка), во время проживания в «Ковчеге» обязательно нужно работать или учиться в колледже или вечерней школе, посещать еженедельные индивидуальные и групповые занятия психолога, откладывать деньги на будущее и контролировать текущие расходы. Нельзя появляться в «Ковчеге» в нетрезвом виде (первое нарушение - предупреждение, второе - отчисление), нельзя материться и курить в помещении. Любители халявы теряют к нам интерес, как только узнают требования, их заранее озвучивают социальные педагоги всех интернатов Нижегородской области.
- Как вы сами пришли к пониманию того, что важно, что необходимо делать?
- Мы с моими единомышленниками долгое время ходили в интернат в качестве волонтеров, приносили подарки, играли с детьми, проводили праздники. Все это делали от чистого сердца. Видя наше искреннее желание помочь несчастным детям, заместитель директора одного из интернатов сказала: «Вы ходите к детям, у которых и так все есть, они не обделены вниманием. По-настоящему помощь нужна другим - тем, кто отсюда выходит. Они брошены на произвол судьбы». Эти слова заставили нас задуматься и посмотреть на нашу помощь с другой стороны. Мы стали изучать положительный опыт других регионов, и лишь спустя два года мечты и планы воплотились в реальность.
- Вы довольны тем, что получается?
- Пока об этом рано судить. Не все получается так, как хотелось бы, но мы делаем все, что в наших силах, и у многих из нас есть чувство удовлетворения от работы. Хотелось бы, чтобы нас поддержало как можно больше горожан, имеющих желание и возможность помогать.
- Но ведь сейчас стали меньше отказываться от детей в роддомах.
- Да, как врач-неонатолог, работающий в роддоме, я могу это подтвердить. Но зато сегодня чаще детей изымают из семей, забирают от неблагополучных родителей. И это, возможно, еще более худший вариант для детской психики.
Конечно, данная проблема требует решения на уровне государства, главная задача которого - борьба с бедностью, профилактика социального неблагополучия. Общественным организациям ее не решить.

Нижний Новгород