Лидия СЕМЕНОВА, мама пятиклассницы, Великий Новгород:
- Муж и его брат делили наследство. В итоге навсегда поссорились два человека - 50 и 60 лет, один из которых в детстве был другому вместо отца, учил с ним уроки, покупал одежду, научил слушать хорошую музыку и выбирать друзей. Предмет, из-за которого поссорились, - двухкомнатная хрущевка. Сейчас, кажется, предложили закон, по которому наследство в обязательном порядке будут делить в течение года после его получения. И это правильно! Сколько наследников никак не могут договориться о дележе, годами и десятилетиями живут во вражде... А может, дело в нас самих? Люди, вспомните о том, что связывает вас с вашими близкими!

Мария КИЖИНА, студентка Института филологии Петрозаводского государственного университета, Республика Карелия:
- 9 ноября в нашей квартире случился пожар. Из-за возгорания проводки мы остались без личных вещей, мебели, абсолютно все жилое пространство - две комнаты, коридор, кухня, санузел - пришли в негодность, проще говоря, выгорели или пропитались гарью... В квартире не осталось места, хоть чуть-чуть пригодного для жилья. Сейчас мы пытаемся отремонтировать квартиру, чтобы вернуться туда. Любые происшествия, происходящие с нами, дают нам опыт. Благодаря пожару в нашей квартире стало понятно, кто друг, а кто так, мимо проходил. Сам пожар и его последствия мне бы хотелось забыть. А вот людей, с которыми я пообщалась за это время, кто помог нам и помогает до сих пор, я не хочу забывать.

Лиана КОРАБЛЕВА, учитель изо, Санкт-Петербург:
- Мне бы хотелось забыть обо всех террористических актах, совершенных не только в этом году, но и в прошлые годы. Обо всех преступлениях и страшных поступках людей. Я иногда просто боюсь открыть газету или включить телевизор, потому можно услышать о таком зверстве или такой жестокости человека, что с трудом верится, что мы все-таки люди, разумные существа.

Анна СНЕТКОВА, мама девятиклассника, Нижний Новгород:
- Мне бы хотелось забыть предательство моих коллег. Я много лет считала, что у нас в коллективе хорошие и доверительные отношения, но когда осенью мне предложили ответственную (но вместе с тем в определенном смысле и расстрельную) должность, я увидела, что у меня нет поддержки, что почти все, кому я много лет доверяла и в ком никогда не сомневалась, отвернулись и даже готовы совать палки в колеса. Нет, конечно, нашлись и те, кто поддержал. Но это в основном из молодых, недавно к нам пришедших. Из давних коллег таких почти нет, и это очень обидно. Вот эти две недели - пока я осмысливала предательство и была близка к тяжелой депрессии - мне хотелось бы забыть.