Довольно избитой стала мысль о том, что ради любви к женщине затеваются войны, люди жертвуют жизнями, исчезают государства, а на их месте рождаются другие, давая новый импульс к созиданию.
Но вернемся к любви материнской. Разве может мать не любить своего ребенка? А как измерить силу этой любви? Здесь, кажется, любой привычный критерий терпит фиаско. Разве что по-детски простой «от земли до неба» может что-то объяснить. Но что делать, если эта материнская привязанность становится своего рода манией? Что, если она приобретает крайние, нездоровые черты? Что, если сын становится единственным мужчиной в жизни его матери?
Тогда на него неизбежно обрушивается вся сила не только материнских, но и просто женских чувств. А когда этот могучий водопад неизбежно иссыхает, нередко такой седовласый мальчишка обнаруживает себя неспособным более никого полюбить.
Именно об этом с предельной точностью, ярко и выразительно рассказывает зрителям спектакль Театра Пушкина «Обещание на рассвете».
В основу спектакля, вы уже догадались, лег одноименный автобиографический роман дважды лауреата Гонкуровской премии Ромена Гари, он же Эмиль Ажар. Патологические отношения матери и ее сына последовательно раскрываются в спектакле, идя рука об руку с демонстрацией бытовой эмигрантской жизни.
Мать в исполнении Александры Урсуляк верит в великое будущее своего сына, систематически закладывая эту уверенность в него самого. Обычное будущее герою Андрея Заводюка не подходит - он станет великим военным, музыкантом, писателем, он непременно изменит мир, а у его ног будут не только лучшие женщины эпохи, но и все, о чем только можно мечтать.
И как бы нелепо все это ни выглядело на первый взгляд - едва сводящая концы с концами еврейская семья на окраине Европы, мечтающая о том, чтобы преуспеть во Франции, но материнская жертвенная любовь может сделать возможным даже самый немыслимый сценарий. Ведь за ней стоит не пустое словоблудие, а безоговорочная готовность на жертву - своими собственными интересами, комфортом, в конце концов жизнью.
Они срываются с насиженного места в Вильнюсе, чтобы двигаться дальше - в сторону столь желанной Франции. Мать изобретает все новые способы заработка, лишь бы только ее сын ни в чем не нуждался, лишь бы только он мог проявить свою гениальность в полной мере.
Нередко, в том числе и в наше время, случается, что женское воспитание становится бичом для молодого мужчины. Он может вырасти в чувственного и мягкого человека. Но в «Обещании на рассвете» все не так. Мальчика с детства приучали уметь постоять за себя и близких, ничего не бояться, быть готовым жертвовать собой не только ради семьи, но и, как бы отчасти нелепо это для некоторых ни прозвучало, ради Родины. Его учили быть готовым на подвиг и едва ли не искать возможности его совершить.
Все эти черты характера главный герой находит возможность проявить в ходе Второй мировой войны, поступая на службу во французскую авиацию.
Стоит ли говорить, что для матери это вкупе с первыми публикациями сына в журналах становится моментом подлинного триумфа, позволяющего еще раз убедиться в том, что принесенные на алтарь этого успеха жертвы были не бесполезны.
«Обещание на рассвете» играют в филиале театра, зал которого рассчитан на, быть может, пять десятков мест. За счет этого, так же как и за счет отсутствия традиционной сцены, создается ощущение полного погружения в сюжет спектакля. Здесь благодаря прекрасной игре актеров обнаруживается подлинная магия театра в действии - между актерами и зрителем не остается никаких барьеров.
Ромен Гари покончил жизнь самоубийством в декабре 1980 года. Он выстрелил себе в рот, оставив на столе предсмертную записку.
«Можно объяснить все нервной депрессией, - написал он. - Но в таком случае следует иметь в виду, что она длится с тех пор, как я стал взрослым человеком, и что именно она помогла мне достойно заниматься литературным ремеслом».
Кто знает, что стало причиной этой нервной депрессии. Может быть, именно та любовь его матери, которую он более не смог найти ни в ком и ни в чем. Хотя у его ног на тот момент, как она и мечтала, был весь мир.