​«Я же могу, а другой чем хуже?»

Яна НАУМОВИЧ, в прошлом педагог-организатор школы №33, Тула:

- Несколько лет я проработала педагогом-организатором в обычной средней школе и по долгу службы чаще взаимодействовала с очень активными ребятами, среди которых было немало перфекционистов.
Когда речь заходит о перфекционизме, сразу вспоминаю нескольких девочек-отличниц, каждая из которых была одна на свою параллель. Они не только хорошо учились, но и старались не пропускать всевозможные соревнования и прочие мероприятия, где хоть как-то можно было себя показать. Эти девочки хорошо усвоили, что для того, чтобы слыть умницами, достаточно вовремя сдавать все задания, получать высокие оценки и иногда отличаться во внеурочной деятельности. При этом абсолютно не важно, насколько глубоки знания и высоки реальные результаты, ведь оценивают чаще понимание текущего материала, а медали дают за любые победы. А чтобы успеть сделать все именно на «отлично», приходилось буквально разрываться.
Вряд ли они слышали от классных руководителей, что стремление быть хорошим всегда и во всем не обязательно приводит только к хорошему. И все бы ничего, если бы стремления к идеальным результатам не распространялись на окружающих. Я часто замечала у этих девочек обиду на замечания одноклассников относительно их «пунктиков», стремления успеть все и везде, на искреннее непонимание: «Почему после уроков все идут домой играть в компьютер или гулять во дворе, а потом воротят нос, услышав о чужих успехах? Я могу, значит, и они могут или даже должны!»
Чаще всего подобные притязания, если они были озвучены, приводили к тому, что сверстники начинали считать огласившего их высокомерным задирой и выскочкой. Хотелось бы отметить, что среди одноклассников каждой из этих перфекционисток были талантливые ребята, добившиеся многого в своем отдельном направлении, однако в глазах девочек это «не считалось», так как во всем остальном выдающихся успехов замечено не было. Таким образом, круг замыкался, отношения с одноклассниками портились все больше, а значит, становилось все больше «пунктиков». Отличницы не позволяли себе понижать планку, оправдывали заработанную репутацию. В результате ближе к выпускным экзаменам я слышала от каждой из этих девочек: «Я не знаю, кем мне стать. У меня вроде все получается хорошо, но ничего настолько отлично, как надо бы».
И здесь я полностью согласна с автором статьи: возможно, виной всему именно попытка компенсировать отсутствие выдающихся успехов в чем-то одном, которая толкала добиваться более легких побед во всем, что только попадалось на пути.

На ошибках учим

Дина ЖИБЦОВА, учитель химии гимназии №6, Прохладный, Кабардино-Балкарская Республика:

- После прочтения статьи «Из пунктика А в пунктик Б» я в первую очередь подумала о том, какие пунктики у меня могут быть и насколько губительно они действуют на моих учеников. Принято считать, что многие учителя подходят к категории одиноких людей с высоким интеллектом и низкой зарплатой... Хотя есть мнение, что в учителя пошли люди с самым низким интеллектом. Об этом, как правило, говорят люди, обиженные на школу.
Так вот, про мои пунктики. Я обнаружила, что не переношу, просто категорически не приемлю неподписанные тетради, особенно без обложки. Действительно ли я защищаюсь этим от мысли о собственной бездарности, а то и неполноценности? Не знаю, с какой стороной моей личности, вытесненной в бессознательное, этот пунктик связан, но мне почему-то кажется, что это требование к ученическим тетрадям связано только с особенностями профессии. Не подписывая тетрадь, ученики иногда пытаются избежать неудовлетворительной отметки. Отсутствие обложки на тетради во время практической работы приводит к тому, что записи в ней могут быть испорчены водой или химическими реактивами.
До знакомства с этой статьей я никогда не задумывалась о собственной бездарности, о стремлении к совершенству и о том, чем грозит это окружающим людям. Много лет назад мне муж сказал, что компьютер - это не для меня. Я тогда впервые увидела принтер и пыталась совместить его работу с компьютером. И все шло не так. Объяснения мужа не помогали, но не потому что я бездарность и глупый человек, а потому что я мысленно отмахивалась от них как от ненужной информации. Мне не важно было, как называются операции и программы, кто их автор, мне нужен был простейший алгоритм действий, чтобы быстрее закончить работу. Со временем я стала замечать, что часть учеников ведут себя таким же образом - они просто отбрасывают все, на их взгляд, второстепенное и хотят получить быстрый волшебный способ выполнения поставленных задач.
В связи с этим я пересмотрела методику преподавания некоторых тем в школьной программе по химии и способы мотивации учащихся. Результат не заставил себя долго ждать: буквально через полчаса работа была сделана.
…Полноценный человек, идеальный специалист, перфекционист - все это понятия довольно условные. Но что касается работы, то по отношению к ней человек должен быть профессионалом, мастером своего дела. А если ты учитель, то как профессионал не должен мешать развиваться своим ученикам.

Лучше меньше, да лучше…

Станислав ОТСТАВНОВ, кандидат экономических наук, преподаватель кафедры технологического предпринимательства МФТИ, Москва:

- У проблемы, которую затронул Сергей Алхутов, есть еще одна сторона медали, о которой, к сожалению, задумываются редко. В отличие от школы или вуза аспирантура и докторантура предназначены не просто для создания научных квалификационных работ, а для производства нового знания.
Согласно Положению о присуждении ученых степеней кандидатская работа имеет целью либо решение задач, важных для отрасли знаний, либо создание инноваций. Так, под «Биотехнической системой контроля венепункции на основе измерений электрического импеданса» по специальности «приборы, системы и изделия медицинского назначения» скрывается инновационный продукт, предназначенный для применения в учреждениях здравоохранения. А в диссертационной работе «Разработка инструментов принятия управленческих решений на основе многомерного оперативного факторного анализа в мультиканальных торговых сетях» по специальности «экономика и управление народным хозяйством» предложены управленческие инновации. Однако число выполненных диссертационных работ оставляет желать лучшего.
Конечно, у неуспешной диссертации может быть много причин: отсутствие технической возможности (для гуманитарных исследований порой достаточно бывает наличия компьютера и выхода во Всемирную паутину, а для написания технических диссертаций может потребоваться сложное оборудование), меняющиеся правила игры, личные и семейные проблемы. Однако ключевыми системными причинами являются недостаточность компетенции и мотивации (или, если проще, малограмотность и лень), а также перфекционизм как со стороны диссертанта, так и со стороны научного руководителя.
Великому Королеву приписывают фразу о том, что можно сделать быстро, но плохо, или медленно, но хорошо, при этом количество затраченного времени быстро забудется, а вот качество останется в памяти. Считается дурным тоном выпускать на защиту недозревшие работы. Но в стремлении к совершенству (а не к заявленным требованиям) можно просто не осилить выпускной квалификационный труд, содержащий решение научной задачи или описание новых важных для народного хозяйства разработок и решений, равно как и доклады и публикации, описывающие полученные результаты и предназначенные для их обсуждения. В литературе по созданию инноваций существует термин «минимально жизнеспособный продукт» (MVP) - продукт, обладающий достаточным функционалом для тестирования его на практике. При выполнении диссертационного исследования роль такого MVP и должны играть публикации в научных журналах и доклады на конференциях (где есть риск быть разгромленным в пух и прах, однако в конечном результате работа только выиграет от разумной критики).
Факультет, который я оканчивал, дает весьма прочную подготовку в области научных исследований, позволяя выпускникам успешно «остепеняться» не только по прямой специальности «медицинские приборы, системы и аппараты», но и по прочим техническим и даже довольно далеким от техники биологическим и экономическим наукам (я сам пример подобного успешного прецедента). Однако из выпускников с моего потока, продолживших обучение в факультетской аспирантуре, за 6 лет, прошедших со времени выпуска, до сих пор никто не защитился. На год старше - один человек. На год младше - снова никто. А ведь ежегодно только из средств федерального бюджета создается не менее 5 мест для обучения в аспирантуре, и попадают на эти места весьма неглупые и подготовленные молодые люди.
Жизнь показывает, что некогда толковые студенты, пострадавшие из-за перфекционизма научного руководителя и/или председателя диссовета, нередко дорастают до определенных высот в бизнесе или государственном управлении (они же и правда толковые). И отнюдь не забывают о перфекционистах, встретившихся на пути. Вместо синергии получается обратный эффект.
Самое печальное в том, что перфекционистским подходом к результатам собственной деятельности поражены очень многие выходцы из науки, переносящие его и на другие сферы деятельности. А ведь пораженные - те самые люди, которые могли бы стать драйверами инновационного развития. Я в полной мере ощутил это на собственном опыте, пытаясь запустить общий проект с теми, с кем вместе учился.
Предпринимаются и инициативы по просвещению потенциальных и действующих участников инновационного сообщества: успешно действует открытый университет Сколково, опыт кафедры технологического предпринимательства МФТИ развился в межвузовскую магистерскую программу подготовки инженеров в сфере высоких технологий, модным трендом становится защита диплома (магистерской, бакалаврской работы) как стартапа. Подобные начинания следует только приветствовать. К сожалению, они далеко не всегда направлены на решение проблемы повышения успешности подготовки кадров высшей квалификационной категории.
Словом, бывает перфекционизм, который делает нас сильнее. Но чаще имеет место другой вид перфекционизма - убивающий желание, нервы, ресурсы и потенциальные возможности.