Продолжение. Начало в №36-39, 41-49

«Мой двоюродный брат открыл свой магазин, где продавались рыбки, попугайчики, корм для животных, растения и все в таком духе. Но свою основную работу бросить не мог и не хотел, а продавец был нужен. Туда я пошла работать. Магазин я открывала после 15, то есть после школы, и сидела там до 19, потом приходил брат и работал там до закрытия».
«Я неоднократно помогал разгружать машины и могу сказать, что это не самый лучший способ зарабатывать деньги. Более лучший способ зарабатывать деньги - продажа газет. Я попробовал продавать газеты года два назад во время весенних каникул. Я занимался этим в пригородной электричке. Важно было правильно подобрать газеты и привлечь к себе внимание пассажиров. Еще более выгодно продавать пиво. Несколько раз я принимал участие в этом. Обычно я с тремя друзьями покупал сразу ящиков двадцать. Затем мы на тележках отвозили за несколько кварталов вперед и там продавали на 50 рублей дороже за бутылку. По тем временам (пиво тогда стоило 100 рублей) мы зарабатывали довольно внушительную сумму».
«Я распространяю бижутерию: колечки, серьги и т. п., имея с каждой проданной вещи 10% чистой прибыли. Я, конечно, сам не торгую, а отдаю в коммерческий на реализацию».
«Начиная с пятнадцати лет, у меня пошел подъем в зарабатывании денег, потому что потребности мои в деньгах тоже пошли в гору. Сначала я помогал кому-нибудь что-нибудь разгружать или погружать; «сидел» на телефоне, отвечая на звонки; занимался с соседским парнем; пробовал мыть стекла машин на перекрестке - не получалось. Характер не тот. Торговать на толкучке тоже не могу; не моя стезя, да и криминала многовато. Вот тогда мой двоюродный брат предложил работать у него в фирме помощником торгового агента, поучиться. Понравилось. Людей, компетентных в этом бизнесе, довольно трудно убедить купить именно предлагаемый тобою товар. Для этого нужны не только качества товара и надежность фирмы, но и талант торгового агента, который представит потенциальному оптовому покупателю товар лицом. Надо показать в ярком свете наилучшие стороны товара и в то же время постараться сгладить впечатление от наиболее неблагоприятных. Сначала заработок был невелик, где-то долларов 40‑60 в месяц, но это преимущественно из-за небольшого опыта. Заработок был невелик, но постоянен. Становясь опытней, я стал больше получать, иногда мне доверяли самому продать партии товаров, пользующихся хорошим и постоянным спросом. От каждой такой сделки я получал определенный процент, который зависит от партии товара и от выгодности контракта. Даже без учета процентов от сделки мой заработок составляет 120‑150 долларов США в месяц. Эта работа в корне изменила мои планы на жизнь. Для полноценной работы торговым агентом от поиска клиента до заключения договора нужен не только талант, но и хорошее знание права и хорошее знание экономики. Поэтому я решил поступать в юридический вуз. Юридическое образование вышло для меня на первый план».
«В настоящее время основная серьезная работа у меня всегда планируется на лето, так как каждое лето я провожу на Южном Урале. Не буду распространяться о мелочной повседневной деревенской жизни, как хождение за водой, огребание картошки, пилка дров и т. д. Самой важной работой в деревне я считаю покос, так как нет покоса - нет скотины, нет скотины - нет молока, мяса, шерсти. На покос ходили сначала вдвоем: мой семидесятипятилетний дед и я, потом к нам присоединился и мой брат, вскоре приехавший из Москвы. Нам надо было наставить сена на одну корову и трех овечек, это четырнадцать возов сена. Для меня не было ничего лучше, чем косить на природе, видеть и осознавать важность результатов проделанной работы. Моей косой работать было очень удобно, так как косевище было вырублено из липы, которая значительно легче березы. Хорошо махать косой, когда литовка держится прочно и не отходит, когда трава, чуть сыроватая от утренней росы, послушно ложится в прямое прокосиво, когда за тобой получается ровная и чистая, как на аэродроме, дорожка. Прошел прокосиво, достал брусинок, подточил литовку и начинай по новой. Близится полдень. Чем выше становится солнце, тем жарче, высыхает роса, а сухую траву значительно труднее косить. Хочется сбросить мокрую от пота рубаху, но нельзя: на смену утренним комарам прилетели назойливые слепни, мухи, без рубахи съедят живьем. Рубаха и платок на голове все же немного защищают меня от этих паразитов. В два часа дня или где-то около этого времени мы идем пообедать и немного отдохнуть. Весь обед - бутылка молока, хлеб, огурцы, крутые яйца. После непродолжительного отдыха косим, домой приходим во столько, во сколько и уходим, то есть примерно часов в восемь. И так каждый день, переходя от одного покоса на другой, мы выкашиваем их. Если будет хорошая солнечная погода, то сено быстро подсохнет, и, значит, пора его ворочать, то есть переворачивать валки граблями на другую сторону. Это легкая работа, но так как сена лежит немало, то и это займет уйму времени, а особенно когда вдруг наступит дождливая погода, после которой приходится ворочать сено, перетряхивая его буквально по травинке, чтобы оно хорошо просохло и не гнило в валках. Когда сено полностью высохнет, мы ставим копны, сгребаем и мечем сено. Уточняю: дед как специалист мечет сено, которое на вилах подношу ему я и которое сгребает мой брат. Признаюсь, что это нелегко - перетаскивать на своих вилах целый покос, хотя, уж если очень далеко нести, то мы пользуемся носилками, на которые можно положить чуть ли не полтора центнера сена. Домой возвращаемся уже вечером. Все, что я написал про покос, очень кратко и скупо, так как, чтоб написать все подробно, мне не хватило бы целой тетради…»
«Совсем недавно, осенью прошлого года, я ходил с бригадой отца подхалтурить на ремонте детского сада. Там вместе со всеми целый день я красил стены, перила, окна, батареи, белил потолки. Короче, здесь мне отвалили десять тысяч. Через неделю была еще одна халтура в заводском доме здоровья, правда, там мы работали вдвоем, мой отец и я. Здесь мы тоже красили стены, вентиляцию, стелили линолеум. Тут я заработал двадцать тысяч. И, наконец, в средине ноября нам с отцом на ремонте частной квартиры дали двести тысяч, пятьдесят из которых он отдал мне, а остальные отдал матери на хозяйство. Эти пятьдесят штук дались мне не просто так: в этой квартире я вкалывал, как негр, целую неделю. Здесь я и красил, и олифил, и отдирал обои, шпаклевал стены и т. д., хотя все же основную работу выполнял отец».
«В сентябре прошлого учебного года я поступил на курсы современного менеджмента. Так удачно все получилось, что меня взяли на стажировку, а потом на работу в одну из брокерских контор, где я имел возможность заработать деньги. Проработал там я конец мая и весь июнь 1993 года, а с 1 июня меня уволили. А занимался я там посреднической деятельностью. Проработал я недолго, но заработать времени хватило, и для меня это были бешеные деньги. Я купил телевизор, аудиосистему и костюм себе, бабушке кожаный диван с двумя креслами и по мелочам папе, маме и брату. Затем две недели отдыхал на море и все остальное лето. К сожалению, деньги - понятие материальное, и они имеют свойство кончаться. А сейчас так - подрабатываю помаленьку. В охране на дискотеке постою, ну, перепродам чего, короче, хватает. В месяц выходит тысяч 30‑50, но у меня такое отношение к жизни, что я не могу себе позволить взять у родителей денег, чтобы что-то себе купить, это я себе поставил одной из главных целей моей жизни. Так что все я себе покупаю на свои, мною заработанные деньги».
«Чувствую, что будет трудно описать мою работу, потому что пока она является достаточно редкой, но именно на ней я работаю, и зарабатываю, и развиваюсь. Эта работа помощником репетитора по математике в старших классах. Репетитор - мой родной брат, который старше меня на десять лет. Для меня брат всегда был примером, потому что, по-моему, он уже в жизни достиг многого, о чем я пока только мечтаю. Наблюдая за его работой, я очень много узнала, многому учусь, несмотря на то что он занимается репетиторством лишь в свободное время. В мои обязанности входит многое. Это куча бумажных дел и куча мелочей, которые не доставляют никакого удовольствия и от которых всегда рада избавиться. Но, конечно, я напишу именно о работе с людьми, так как эта работа мне интересна. Очень хорошо запомнился мне тот день, когда первый раз легла мне на стол тетрадка десятиклассника для проверки. Пять аккуратно исписанных старательным мальчишкой листов с примерами мне предстояло проверить  первый раз. Никогда не забуду, какое странное чувство вызвала у меня эта тетрадка. Мне вдруг ясно представилось, что у меня появился маленький брат и ученик, которого Я САМА должна буду всему научить, сама покажу ему, что и как нужно делать, впервые с кем-то поделюсь своими знаниями, значит, по-настоящему помогу ему, принесу ему пользу. Около двух часов возилась я с его тетрадкой. Ласково показывала ошибки, а рядом бурно и эмоционально объясняла, как правильно. В конце задания нужно было написать ему, сколько процентов задания выполнено правильно. Процент я ему тогда здорово завысила: очень боялась чем-то расстроить или обидеть. Тетрадь после меня прошла тщательную проверку брата и была отдана хозяину. Посыпались тетради других учеников, но я всегда с нетерпением ждала именно тетрадь моего первого. Особенно приятно было просматривать работу над ошибками, где каждый неправильный пример переделывался, как я объясняла! Впервые в жизни я почувствовала, что что-то значу, что-то сама могу сделать полезного для другого человека. Брат мой все реже просматривал за мной тетради, и моя ответственность все росла. У большинства ребят в тетради заглядывали родители, так что, ошибись только один раз, я бы прочно подорвала авторитет брата. Работа научила меня быть предельно внимательной и точной. Очень нравится мне работать на самих занятиях. До сих пор удивляюсь, какие все люди разные, насколько они все отличаются друг от друга. Брат всегда удивительно точно выбирает подход к каждому из них, для каждого свой язык, свой стиль работы. И я точно замечаю, что для этих уроков нужно не только знание математики, но и психологии. Необходимо умение хвалить, ругать, заинтересовать. Часто, сидя рядом и проверяя практику на занятиях, замечаешь, что обычный школьник способен виртуозно соображать и быстро решать даже сложные логические задачи, если его удастся расшевелить». (Лет через десять эта моя ученица приехала ко мне в школу. У нее с братом большая репетиторская фирма.)