Евгений Анташкевич прошел курс обучения в Высшей школе КГБ, стал специалистом-китаистом и получил распределение в Хабаровск, поближе к Китаю. В Хабаровске ему предстояло провести немало времени. И естественно, работая в такой серьезной организации, он получил доступ к информации, скрытой от других граждан СССР в спецхранах. Сначала к чтению архивной информации по работе на сопредельных территориях подвигала природная любознательность, а потом, когда была набрана «критическая масса» интересных сведений, Евгения Михайловича, как говорят историки-романисты, «накрыло историей». Перед Анташкевичем вопрос «писать или не писать» не стоял, и, выйдя на пенсию, он твердо решил поделиться своими мыслями по истории, о событиях, людях, характерах с читателями.
Поначалу планировали начать встречу с чинного обсуждения самой новой книги Евгения Михайловича «Олег. Романтическая история о великом князе по мотивам русской летописи «Повесть временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря преподобного Нестора-летописца». Однако редко какая встреча проходит по-писанному; так и здесь, в первые же минуты нетерпеливое желание гостей задать вопросы и узнать сразу все превратили чинное мероприятие в быстрый обмен вопросами и ответами, временами напоминающий поединок в настольный теннис.
- Меня неодолимо тянет к себе тема Русско-японской войны и героической обороны Порт-Артура, - объяснил писатель гостям на встрече. - Но некоторые люди, весьма уважаемые мною, почти безапелляционно требуют все планы отложить и написать книгу о князе Игоре. Вместе с темой Вещего Олега это стало бы своего рода мини-циклом исторических романов. Теперь вот надо съездить в Белую Калитву - посмотреть ширину речки и характер речных берегов, где происходила битва...
Внезапно в разговор вступила студентка Анастасия Матвиенко:
- Очень прошу вас написать о «Слове о полку Игореве». Я сама родом из Ростовской области и часто бываю в Белой Калитве на постановках реконструкторами последнего сражения князя. Великолепное зрелище, которое влечет желание найти и прочитать какие-нибудь книги о князе, о его воинстве, о страницах жизни в Древней Руси. С Вещим Олегом у вас здорово получилось, так что будем ждать роман об Игоре.
Евгений Анташкевич понимающе улыбнулся.
В ряды писателей душа рвалась давно, но только на пенсии удалось посвящать любимому делу все время: появились мысли, сцены, идеи - садись за компьютер, а как зафиксировал все «на бумаге» - занимайся другими делами. Евгений Михайлович сначала проживает какие-то эпизоды внутри себя, и лишь затем записывает прожитое в виртуальной реальности. Надо, чтобы тема навалилась естественным образом, независимо от желания человека. Надо, чтобы человек не мог не писать, не мог молчать, не мог думать о другом. Тогда, может быть, удастся передать напряжение повествования читателю. Анташкевичу это раз за разом удается.
Роман «Харбин» состоит из трех частей («Путь», «Нашествие» и «Освобождение») и охватывает десятилетия бурной истории нашей Родины, причем по разным причинам эта жизнь практически неизвестна широкой публике. Повествование книги захватывает читателя, недаром роман «Харбин» выдержал уже несколько переизданий. Автор переносит читателя от золотого запаса Российской империи к жесткой схватке советской и японской разведок в районе КВЖД.
И стоит особенно отметить тот факт, что Евгений Михайлович является последователем Валентина Пикуля, то есть при работе перелопачивает «тонны словесной руды», дабы добиться наиболее полного тождества с реальными событиями и прототипами героев: когда перед ним встал вопрос о том, чтобы описать внешний вид генерального консульства СССР в Харбине, Анташкевичу пришлось искать фотографию здания в нескольких архивах, пока не нашел ее в архиве МИДа. А чтобы быть уверенным, что он правильно описывает морские схватки в Константинополе и осаду его славянами Олега, писателю пришлось посетить Стамбул и своими ногами пройти весь путь, исхоженный героями книги. К нему можно полностью отнести слова советской песни «Трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете...»
С хорошей книгой жаль расставаться, и Евгений Анташкевич идет навстречу читателю, не желающему прощаться с открывшимся миром «русского Китая», и пишет своего рода продолжение этой темы в книге «33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине». По воле писательского вдохновения в романе «Хроника одного полка. 1915 год» автор перебрасывает читателя в период начала Первой мировой войны, связанный с последующим периодом одними и теми же героями. Почему? Полковнику КГБ Анташкевичу не чуждо понятие «честь офицера», и он не мог не затронуть эту тему на фоне «почти неизвестной» в России мировой войны. Сделал он это не ради себя, а ради тех сотен тысяч безвестных офицеров, павших на фронтах забытой войны, и ради юных читателей, которые ни в коем случае не должны стать Иванами, не помнящими родства и у которых перед глазами должны быть достойные примеры для подражания. Примеров таких слишком много не бывает.
В ходе оживленного обмена мнениями возникали конструктивные споры. Очень приятно отметить, что наши студенты не только имели собственное мнение по многим вопросам, но и чувствовали себя достаточно раскованно, чтобы отстаивать свое мнение в дискуссии с представителями старшего поколения. В рядах студентов МОК ЗАПАД самым рьяным спорщиком на этой встрече стал Павел Кухтенков, ратовавший за самый широкий подход к изучению истории и отвергающий как условные ограничения, так и насущные приоритеты. Отрадно. Значит, в наше время (эпоха ограниченного чтения) в наших рядах есть студенты, которые любят читать, умеют думать, имеют собственное мнение и готовы его отстаивать. Ради такого молодого поколения и нужно проводить запоминающиеся встречи с творческими людьми.