Художник спектакля «Юг/Север» Максим Обрезков явно был заворожен гигантской сценой армейского театра и ее техническими возможностями. Круг-трансформер позволяет перемещать декорации по сцене в любом направлении прямо во время действия. Именно эта сцена позволила создать многоэтажную Москву, уходящую пиками высоток прямо под колосники, - Москву тесную и суетливую, с вращением домов и людей, Москву новую, с безликими белыми коробками, и Москву старую, причудливую, обжитую героинями - Аллой (Ольга Богданова), Региной (Алина Покровская) и Розой (Лариса Голубкина).
Художник придумал для каждой из героинь свой цветной мир - камерные «коробки» с экзотическими цветами и фруктами, которые похожи на эксклюзивные упаковки для фарфора или на витрины. Яркие платья сочных голубых, розовых, зеленых тонов делают их самих похожими на экзотические цветы, которые удивительно живучи в каменных джунглях. Героини выживают с очевидным позитивным настроем, от них самих и их цветного мира идут свет и тепло. Драматург Юлия Тупикина, которая создавала пьесу с расчетом на актрис Театра армии, написала для них монологи-воспоминания, которые Ольга Богданова и Алина Покровская произносят искренне, эмоционально, торопливо подбирая слова, рассказывают зрителям о самом памятном и дорогом, пробуждая в каждом воспоминания своего детства, своего двора, своих родителей. А Лариса Голубкина, наверное, не была бы сама собой, если бы не дала возможность своей героине Розе наполнить свой мир и своих подруг песнями, давними и знакомыми в каждом слове.
Кстати, художник, возможно, и не планировал такого эффекта, но, когда сценический круг поворачивается и цветные домики-«коробки» героинь уходят на задний план, они продолжают мерцать красками за нагромождением декораций, которые символизируют современную хайтековскую Москву. Но этот эффект планировал и реализовал режиссер спектакля Гарольд Стрелков - молодые герои и старшее поколение словно существуют в двух разных измерениях и, если сталкиваются, мешают друг другу. У них разные ритмы: героини спектакля никуда не спешат, лица их открыты и обращены в зал, они сами решают, что сказать и куда пойти, молодые безымянные мальчики и девочки снуют по лабиринтам улиц, уткнувшись в смартфоны, руководимые механическим голосом навигатора.
Драматург Юлия Тупикина сама человек довольно молодой, и герои самых известных ее пьес - «Ба», «Вдох-выдох», «Офелия боится воды» - тоже молоды, и порой даже очень юны. Именно к этим юным персонажам автор относится беспощаднее всего. В новом тексте «Юг/Север» она пытается понять, почему же молодые «герои нашего времени» так бесцветны, бессловесны, а если и говорят, то некими клише о карьере, экологии, любви. И энергии, и тем более искренности в этом намного меньше, чем у старших. В спектакле «Юг/Север», кстати, это название кофейни одного из молодых героев, полный ответ на этот вопрос не дается. Есть намек на то, что у молодых нет своих идеалов, а идеалы старших кажутся им смехотворными. Именно поэтому в спектакле старик, ветеран Великой Отечественной войны, дед одной из героинь, оказывается похожим на музейный экспонат, который поет старые военные песни на фоне потускневшей панорамы сражения за Москву. А в музеи далекой уже войны юные ходить не любят.
Драматург и режиссер «устраивают» встречу старику-ветерану и юному хозяину кофейни Роме (Михаил Данилюк). Героям явно не о чем говорить, нет и желания - их «заставляет» пьеса. Старик все-таки выуживает из молодого слова искренних переживаний, Рома перестает быть механической куклой в хипстерском облачении. И даже находит себе место в цветном мире своей матери, который так тепло обживает Ольга Богданова, и даже поет вместе с ней и ее подругами песни в финале, полном оптимизма. Но так ли просто навести мостики через пропасть между поколениями? Могут ли сойтись вдруг Юг и Север?