57% российских восьмиклассников смотрят телевизор для знакомства с общественно-политическими новостями не реже одного раза в неделю. Их стало по сравнению с 2009 годом меньше на 4%.

Только 8% учащихся в России выкладывают в Интернете свои комментарии на социальные и политические темы.

В Италии 61% учеников обсуждают социальные и политические новости со своими родителями. В России делают это только 38%, и число их по сравнению с предыдущим периодом уменьшилось на 5%.

Только 10% российских школьников считают ситуацию, когда чиновники обеспечивают доходными местами своих родственников, нормальной для демократии. 44% уверены, что это очень плохо.


Почему я горжусь тем, что был пионервожатым
В пятом классе пришли новые учителя. Я всех их знал. Они были хорошие. Кто мягче, кто строже. Кто постарше, кто помоложе. Но я скучал по Любови Ивановне. Теперь у нее был новый первый класс, и там учился мой младший брат. Я все так же учил уроки, как и раньше, подражая учительнице. Раскладывал на столе учебники и тетради, выходил за дверь, а потом возвращался, здороваясь с воображаемым классом: «Здравствуйте, дети! Садитесь! У нас урок украинского языка», и принимался за домашние задания. Брат надо мной исподтишка посмеивался, но вслух боялся дразнить, я был отличником, а он так себе учился.
Однажды Володя мне сказал, что они собираются в воскресенье с учительницей на целый день в лес. Я попросился у Любови Ивановны пойти с ними. Жизнь, как вечность, но пролетела как один день. Я и сегодня помню краски того сентябрьского дня и слышу, как шуршат под ногами листья и как пахнут опята, которых мы нашли море несказанное, и как брат залез на дерево, старая ветка треснула, и он повис в трех метрах над землей.
Я сказал учительнице, что хочу быть у этих первоклашек пионервожатым. Она согласилась. Брат надулся, потому что первое, что я сделал, - поговорил вначале с ним, а потом со всеми остальными про оценки.
За четыре года мы сходили раз сто в походы, сыграли миллионы футбольных матчей, прочитали вслух после уроков десятки книг, не пропустили ни одного дня рождения, даже если он приходился на лето.
Любовь Ивановна приглашала меня на родительские собрания, и я, двенадцатилетний пацаненок, докладывал родителям, чем мы занимаемся с их детьми и почему с Витей надо быть побережнее: как выяснилось в одном из походов, он панически боялся открытой воды. Я думаю, что вполне мог бы стать учителем. Мне было с малышами интересно. Тогда не было групп продленного дня, но я часто оставался после школы, и мы вместе делали уроки: я свои, они свои.
Когда моих третьеклассников принимали в пионеры, я чуть не плакал. Так красиво, так торжественно все было. Оставшийся год, когда они перешли в четвертый класс, мы посвятили двум, как теперь модно говорить, проектам. В центре села в окружении могучих елей стоял памятник погибшим в годы войны. Простая скамейка рядом с памятником. Мы решили маленькую клумбочку превратить в настоящий цветник. Пошли к учителю биологии Ивану Романовичу, он нам составил дизайн-проект, что где посадить, и подсказал, у кого можно какие цветы раздобыть. Весь октябрь-ноябрь мы только тем и занимались, что ходили по домам, выпрашивая луковицы и клубни, копали, сажали и пересаживали. Вы даже не представляете, какая красота расцвела на следующее лето вокруг обелиска. А второе, что мы сделали в тот год, - установили дежурство для бабы Марии Ковальчук. Ноги ее не держали, она с трудом ходила с палками, обычно весь день сидела на своем крыльце, дожидаясь, кто с ней, проходя мимо, заговорит. Приносили ей хлеб из магазина, газеты из почтового ящика, кормили ее кур и мыли посуду.
Потом я перешел в другую школу, а мои дети пошли в пятый класс. В новой школе стал секретарем комсомольской организации, что, впрочем, не помешало мне в десятом классе организовать забастовку, когда весь класс ушел с урока, протестуя против хамства нового учителя физики. Представляете себе, в советское время забастовка учеников в школе?!
Зачем я все это рассказываю? Прожив долгую и разнообразную жизнь, я ни разу не испытал стыда, чувства неловкости или разочарования в том, что был таким активным и в школе, и в университете. Наверное, если бы я ни во что не вмешивался, то и жизнь моя сложилась бы совершенно по-другому, и я был бы другим. Но я точно знаю, что, если бы все повторилось с начала, я бы прожил свою жизнь так, как прожил.

Где подростки ищут новости?
В одной из научных монографий утверждается, что во всем мире растет политическая пассивность молодежи. Чтобы понять причины, надо уметь отличать не вовлеченных в активную деятельность граждан от разочарованных. К этим двум категориям молодых людей нужны особые подходы. Дело в том, что невовлеченные граждане в случае необходимости еще могут поучаствовать в гражданских действиях, а разочарованные, потеряв веру в возможность влияния на происходящее в гражданской, социальной и политической жизни, будут просто бездействовать. Вот почему, говоря научным языком, при изучении гражданского участия молодых людей важно исследовать их поведенческие намерения, лежащие в основе готовности к действию.
В анкете для учеников был вопрос о том, как часто они, чтобы узнать социальные и политические новости о стране и мире, смотрят телевизор, читают газеты, разговаривают с родителями. Для учащихся Китайского Тайбэя (80%), Перу (80%), Колумбии (79%), Чили (76%) телевидение как источник национальных и международных новостей стоит намного выше, чем в среднем по исследованию (65%). А вот в Финляндии (45%) и Норвегии (55%) этот показатель заметно ниже среднего значения по исследованию.
57% российских учащихся ответили, что смотрят телевизор для знакомства с новостями не реже одного раза в неделю. Их количество снизилось по сравнению с 2009 годом на 4%.
В четырех странах увеличилось число учеников, для кого телевидение является источником национальных и международных новостей: в Бельгии (+10%), Швеции (+8%), Словении (+4%) и Мальте (+1%). Снижение количества смотрящих телевизор наблюдается в 10 странах, колеблясь от 1% в Болгарии до 18% в Норвегии.
Газеты как источник национальных и международных новостей заметно превысили средний показатель ICCS-2016 (26%) в Перу (60%) и Гонконге (44%). Существенно ниже международного значения показатели на Мальте (16%) и в Словении (17%).
Только 21% российских восьмиклассников рассматривают газеты как источник национальных и международных новостей. Интерес к газетам по сравнению с 2009 годом упал на треть. И мы тут не одиноки. Во всем мире дети стали меньше обращаться к газетам. Максимальный показатель сокращения в Норвегии - 27%, минимальный в Колумбии - 3%.
Газеты проигрывают электронным средствам массовой информации в скорости подачи новостей. Потребитель, он же читатель, хочет знать новость, обладать ею в тот момент, когда она случилась. Идет жесткая борьба между конкурирующими телеканалами, новостными сайтами за доступ к информации. И у нас, и на Западе. В погоне за новостью, которая к тому же должна быть еще и сенсацией, все средства хороши, владельцы, продюсеры не гнушаются никакими средствами, начиная от взяток и заканчивая шантажом.
Тираж бумажных общественных и политических СМИ неумолимо падает во всем мире (правда, особую категорию составляют рекламные, специализированные и порноиздания - там все по-другому). Специалисты считают, что традиционным газетам от силы осталось максимум десять лет. Поэтому все газеты давно завели электронные версии, которые со временем станут значительно больше и по содержанию, и по объему, чем их нынешние вариации.
Падение интереса к газетам связано еще с одной проблемой - поколенческой. Для европейца и американца старшего поколения день всегда начинался с чашки кофе и утренней газеты. У молодых кофе остался, газету заменил Интернет. Кстати, я всегда наблюдаю, кто берет на внутренних и зарубежных рейсах разложенные у входа газеты - выбор отличнейший! Как правило, люди постарше. Молодые даже взгляд не задерживают на заголовках первых полос.

Почему именно наши дети стали меньше общаться с родителями?
В девяностые годы, когда все рухнуло, как свидетельствуют социологи, началось катастрофическое сокращение непосредственного общения родителей с детьми. Тогда перед взрослыми первостепенным был вопрос, как выжить. Потеряв привычную работу, многие так и не смогли оправиться от социально-психологической травмы. Надо было кормить детей, одевать их. Временные случайные заработки отнимали все время, не оставляя его совсем на детей. При этом нельзя сказать, что родители не любили своих детей. Они просто думали: без пищи дети не обойдутся, а без разговоров вполне. Те дети, не знавшие, что такое доверительный разговор с родителями, выросли, родили своих детей, которые уже теперь в подростковом возрасте, и именно они, как обнаружили несколько лет назад социологи, почти не тратят своего времени на общение с детьми. Оно сводится к ритуалу обмена ничего не значащими фразами типа: «Как дела?» - «Все нормально». - «Ты уже поел или будешь с нами (со мной) ужинать?» - «Неа, я уже поел». - «Не сиди долго за компьютером!» - «Окей!» Прозвучавшая тогда цифра, что среднестатистический российский отец общается в день не больше семи минут со своим ребенком, - это же национальная катастрофа!
В Швеции, Финляндии и Бельгии (Фландрия) по сравнению с 2009 годом стало намного больше детей, которые обсуждают с родителями социальные и политические темы. Их количество выросло в этих странах соответственно на 20%, 18% и 17%. А всего увеличение произошло в 15 из 19 стран. Больше всего восьмиклассников разговаривает на эти темы с родителями в Италии (61%) и Дании (58%).
В России таких восьмиклассников намного меньше - всего 38%, и число их по сравнению с 2009 годом сократилось на 5%. Мы вместе с Колумбией и Доминиканской Республикой принадлежим к тем странам, где произошло сокращение общения детей и родителей.
Мы только и слышим, что наши дети сидят в Интернете. Ничего вокруг не видят и не слышат, в какие-то странные игры играют, в подозрительных группах состоят, выкладывают какие-то немыслимые видео. Это правда: и сидят, и играют, и выкладывают, эта новая зависимость часто ставит в тупик психиатров. Но, как оказалось, дети живут не только в этом часто закрытом для взрослых, замкнутом на самом себе мире, в который вход взрослым воспрещен, и они всячески изловчаются, чтобы попасть в него. К сожалению, в большинстве случаев это происходит, когда дети уже в сетевом омуте, когда их спасать надо. А это совсем не просто и не легко.
Не удивляйтесь, но дети не просто развлекаются, играют, кучкуются в сетях, они еще там ищут социальную и политическую информацию и обмениваются ею, правда, не так часто, как предполагали ученые. У нас этим занимаются только 40% восьмиклассников. Впрочем, это на девять процентов выше, чем в среднем по исследованию. Больше всего детей сидит в Интернете с этой целью в Китайском Тайбэе - 65%, меньше всего в Нидерландах - 10%.
Если 20% школьников Китайского Тайбэя выкладывают в Интернете свои комментарии на социальные и политические темы, и это самый высокий показатель по исследованию, то только 8% российских ребят делают подобное. Не намного больше наших ребят (10%) делятся в сетях своими мнениями или комментируют высказывания сверстников. В этом плане самая высокая активность у доминиканских учащихся - 19%.
Дети не только в России, но и во всем мире гораздо реже ищут социальную и политическую информацию в сетях и Интернете, чем в программах телевидения, и немного чаще, чем в газетах. Родители все еще остаются авторитетом для своих детей. Количество учеников, которые обмениваются информацией и комментариями в Интернете и сетях, намного ниже числа тех, кто обсуждает социальные и политические проблемы с родителями.
Исследователи сравнивали результаты тестирования двух групп учащихся: тех, кто использует Интернет или социальные сети для поиска информации менее одного раза в неделю, и тех, кто это делает как минимум один раз в неделю. Во всех странах более высокие баллы у тех, кто занимается этим еженедельно. В Российской Федерации разница в показателях двух групп составила 10 баллов при среднем международном значении 8 единиц. Самая высокая корреляция знаний и поиска информации отмечена в Латвии: там разница между двумя группами составляет 11 баллов, самая низкая зависимость наблюдается в Нидерландах - 4 балла.
Почему дети участвуют в школьной жизни?
Политические и социальные новости можно обсуждать не только дома и в школе. Исследователей интересовало, как часто ребята делают это за пределами школы. Им надо было указать, отвечая на вопросы: «никогда или почти никогда», «ежемесячно (по крайней мере, один раз в месяц)», «еженедельно (по крайней мере, один раз в неделю)», «ежедневно (почти ежедневно)». По сравнению с 2009 годом стали чаще обсуждать вне школы национальные и международные политические и социальные проблемы в 10 странах.
Как удалось установить, дети, чьи родители интересуются политикой, гораздо чаще обсуждают эту тему за пределами школы, чем их сверстники, у кого родители не проявляют интереса к политическим и социальным проблемам. В среднем по исследованию разница между двумя группами восьмиклассников составляла шесть баллов.
Тот, кто чаще ищет в Интернете политическую и социальную информацию, чаще и обсуждает политические и социальные проблемы. Разница между этими группами значительно больше, чем отличия, связанные с интересом родителей к политическим и социальным вопросам. Она составляет в среднем по исследованию 9 шкалированных баллов, у Российской Федерации еще выше - 10 баллов. Самая сильная корреляция в Гонконге - 12 баллов, самая слабая в Болгарии - 2 балла.
Кстати, оказалось, что уровень граждановедческих знаний мало зависит от частоты внеклассных обсуждений политических и социальных вопросов и от участия в школьных мероприятиях. В Российской Федерации коэффициент корреляции Пирсона для этих переменных составил 0,12 и 0,17 соответственно, что считается слабым показателем.
Почему дети участвуют в школьной жизни? Можно найти десятки ответов на этот вопрос, и все они будут в той или иной степени верными. Мне же кажется, что ответ заключается в том, что они экспериментируют, стараясь понять, могут ли на самом деле влиять на деятельность своей школы или все это игра, маскарад. В анкете 2016 года специально было пять вопросов, посвященных восприятию ребятами их ценности участия в жизни школы. Баллы по шкале, названной как «ценность участия в жизни школы», варьировались от 49 до 60. У Российской Федерации средний показатель по сравнению с 2009 годом возрос на 2 балла и составил 52 единицы шкалы.
Во всех странах прослеживается зависимость между опытом голосования в школе и восприятием ценности участия в жизни школы. Ценность участия в жизни школы была выше у тех восьмиклассников, кто хоть раз за последний год принимал участие в школьных выборах. Категория «ценность участия» связана с открытым климатом в классе. Под открытым климатом в классе исследователи подразумевают свободу высказываний по тем или иным темам, разнообразные дискуссии, терпимость учителя по отношению к тем мнениям, которые не совпадают с его позицией, интерактивные методики ведения учебных занятий. Чем свободнее атмосфера в классе, тем активнее дети участвуют в школьной жизни.
Часть ученых - политологов и социологов - считают, что подростки, активно участвующие в жизни школы, местного сообщества, общественных организаций и клубов, став взрослыми, не потеряют своей активности. Давайте посмотрим, каким организациям и группам вне школы восьмиклассники отдают предпочтение. Чуть меньше трети из них состоят в группах или организациях, связанных с защитой окружающей среды, чуть больше трети участвуют в работе добровольных групп, которые помогают в чем-то местному сообществу, и четверть входят в группы, где обсуждаются актуальные вопросы, или в неформальные дискуссионные клубы. Это средние данные по исследованию.
Разброс предпочтений восьмиклассников очень большой: например, защитой окружающей среды увлекаются от 6% финских детей до 60% доминиканских. У нас таких детей намного больше, чем в других странах, - 44%, и количество их увеличилось с 2009 года на 5%. То же самое и с участием в добровольных группах, помогающих местному сообществу. Показатели участия в них варьировались от 16% в Швеции до 67% в Доминиканской Республике. В России 35% школьников заявили, что они занимаются такой деятельностью. В 2009 году их было на 5% меньше. Членами неформальных дискуссионных клубов или групп, где обсуждаются актуальные проблемы, считают себя 2% восьмиклассников Китайского Тайбэя и 54% российских школьников. Российский показатель самый высокий в исследовании. При этом у нас по сравнению с 2009 годом произошло снижение числа таких подростков на 8 процентов. Практически столько же активистов потеряли Колумбия, Доминиканская Республика, Латвия и Норвегия.

Зачем участвовать в школьных выборах?
Теперь про активность в школе. Еще в 1994 году Р.Мошер, А.Кенни и А.Гарро заявили: чем демократичнее система управления школой, тем активнее учащиеся в деятельности граждановедческой направленности. В 2008 году Дж.Пасек, Л.Фельдман, Д.Ромер и К.Джеймисон подтвердили эту гипотезу. Исследование также показало, что у большинства восьмиклассников, участвовавших, например, в школьном совете/парламенте, в студенческих дебатах, были положительные корреляции с граждановедческими знаниями.
В среднем по исследованию 77% учащихся голосовали за представителя класса в школьный совет или парламент, 44% участвовали в принятии решений о том, как работает школа, а 42% сами были кандидатами на выборах в школьный парламент или совет.
Количество голосовавших за представителя класса в школьный парламент или совет колебалось от 50% в Италии до 93% в Норвегии. В России хотя и снизилось количество таких ребят по сравнению с 2009 годом на 7%, но показатель остается все еще довольно высоким - 84%. Гораздо ниже число тех, кто участвовал в принятии решений, связанных с тем, как работает школа. Оно варьируется от 20% в Хорватии до 64% в Швеции. В России количество таких ребят составило 33%, практически не изменившись по сравнению с прошлым периодом (+1%).
Пятая часть учащихся Нидерландов (это минимум по исследованию) и почти две третьих доминиканских детей (это максимум) ответили, что они были или являются кандидатами в члены школьного совета или парламента. У нас этот показатель немного снизился по сравнению с 2009 годом (-3%) и составил 28%.
Ученые считают, что подростки, которые намереваются в будущем быть активными участниками политической деятельности, чаще других занимаются гражданской деятельностью в школе и за ее пределами. Чтобы выявить типы поведенческих намерений, исследователи предложили ребятам ответить на пять вопросов, указав, будут ли они «очень вероятно» либо «весьма вероятно» голосовать на школьных выборах за представителей класса в школьный совет или парламент; присоединятся к группе учащихся, участвующих в обсуждении вопроса, с которым согласны; станут кандидатом в члены школьного совета или парламента от класса или школы; примут участие в обсуждениях в дискуссионном клубе; будут писать статьи для школьной газеты или веб-сайта. Эти пять пунктов сформировали шкалу, обозначенную как «готовность учащихся к участию в школьных мероприятиях».
В среднем 80% собираются голосовать на выборах за представителя класса в школьный совет или парламент, а 61% готовы вместе со всеми обсуждать интересующий их вопрос. 54% склонны к обсуждениям в дискуссионном клубе, 48% могут стать кандидатами в школьный совет или парламент, а 43% будут писать для школьной газеты или веб-сайта.
Что касается российских участников исследования, то 82% выразили готовность в будущем голосовать на школьных выборах, 69% готовы работать в группе, которая ведет кампанию за решение проблемы, с актуальностью которой все в классе согласны, 45% намерены стать кандидатами в органы школьного самоуправления, 59% собираются заняться школьной журналистикой.
Ученые выделяют традиционную (например, голосование, участие в предвыборной кампании) и нетрадиционную (например, кампания по борьбе с нищетой, акции протеста) гражданскую деятельность. Ожидаемое участие в выборах подразумевает участие в голосовании и поиск информации о кандидатах.
В 2016 году национальные средние баллы по ожидаемому участию в выборах колебались от 48 в Нидерландах до 57 в Норвегии и Перу.
Сравнив показатели ожидаемого участия в выборах в 2009 и 2016 годах, мы обнаружим, что в 15 странах произошло значительное увеличение количества восьмиклассников, которые собираются участвовать во взрослых выборах. В первую очередь это коснулось скандинавских стран (Дания, Финляндия, Норвегия и Швеция).
Кстати, было замечено, что родительский интерес к политическим и социальным вопросам связан с ожидаемым участием в выборах. Если хотя бы один из родителей интересуется политическими и социальными проблемами, то ребенок высказывает более высокую предрасположенность участвовать в будущем в избирательной кампании, чем его сверстник, у кого родители не проявляют интереса к политической и социальной тематике. Эти данные вполне согласуются с результатами других исследований, касающихся факторов, оказывающих влияние на готовность молодых людей участвовать в выборах.

Что такое плохо?
Восьмиклассникам предлагали разнообразные ситуации, которые нужно было оценить с точки зрения того, как они влияют на демократию: положительно, никак или отрицательно. Первая ситуация была связана с тем, что правительственные чиновники устраивают своих родственников на хорошие места. В большинстве стран (за исключением Колумбии, Доминиканской Республики и Гонконга) число учащихся, считающих та­кую ситуацию плохой для демократии, выше, чем количество тех, кто считает это положительным явлением.
Только 10% российских учащихся считают такое явление нормальным (это на 7% меньше, чем в среднем по исследованию), 43% уверены, что это никак не сказывается на демократии (на 4% больше, чем в среднем по исследованию), и 44% рассматривает это как плохое явление.
Возникает вопрос: почему почти половина школьников никак не связывают это явление с нарушением принципов демократии, прежде всего равных прав всех граждан? Почему не видят его связи с коррупцией - раковой опухолью, разрушающей демократию? Может быть, потому что знают: это вполне распространенная практика, и ни один чиновник не пострадал из-за того, что устроил на хорошие места своих детей и родственников. Не обязательно к себе в офис, в контролируемую государственную компанию, можно к коллеге, другу, подчиненному или бывшему начальнику. (Однажды я спросил высокопоставленного руководителя: «Говорят, вы снова написали заявление об уходе?» - «Написать-то я написал, но кто мне даст уйти. У нас так устроено: рубль за вход, десять - за выход».)
Больше всего школьников (63% - это самый высокий показатель), которые считают использование чиновниками служебного положения для устройства своих родственников явлением, отрицательно влияющим на демократию, в Финляндии.
Относительное большинство во всех странах-участницах рассматривает монопольное владение СМИ не соответствующим сути демократии. Так считают 48% наших школьников, 12% высказывают мнение, что это хорошо для демократии, 40% - что это ни хорошо, ни плохо. Думаю, что отсутствие у сорока процентов четкой позиции по этому вопросу напрямую связано с уровнем доверия к средствам массовой информации. Он у нас самый низкий в мире - 41%. По всей вероятности, дети, исходя из сегодняшнего содержания СМИ, считают, что их качество мало зависит от того, кому они принадлежат.
Еще одна ситуация касалась влияния правительства на решение судов. Школьники большинства стран считают это неприемлемым для демократии. Однако в Колумбии, Доминиканской Республике, на Мальте, в Мексике и Перу процент тех, кто уверен, что это хорошо для демократии, выше, чем процент тех, кто видит в этом негативное явление. Максимальный показатель в Китайском Тайбэе - там 64% уверены, что такое явление неприемлемо для демократии.
В России 24% школьников считают это хорошим явлением, 37% - ни хорошим, ни плохим, 39% - плохим. Думаю, здесь высокий процент тех, кто уверен, что правительство вполне может влиять на то, какое решение примет суд, тоже связан с уровнем доверия. 89% российских школьников - это наивысшее значение по исследованию - доверяют правительству, веря, что оно всегда принимает правильные решения. Это, видимо, одна из причин. Вторая, более очевидная: уровень знаний тех, кто считает, что это хорошо для демократии, значительно уступает уровню тех, кто уверен, что это плохо.
В некоторых странах полиция может удерживать подозреваемых по соображениям национальной безопасности на неопределенный срок в тюрьме. Восьмиклассников спрашивали: это хорошо или плохо для демократии? Более половины учащихся 13 стран расценили это как негативное явление, более трети учащихся 7 стран уверены, что это хорошо для демократии. Почти половина школьников Китайского Тайбэя считают, что это плохо для демократии.
28% российских учащихся назвали это хорошим явлением, 36% - ни хорошим, ни плохим, 36% - плохим. Видимо, для первых кодовое слово не «законность», а «национальная безопасность». Но ее тоже надо обеспечивать законными методами. Вторые считают, что государству виднее, как, с чем и с кем бороться. Третьи демонстрируют хорошее понимание сущности демократии.
Надо сказать, что процент восьмиклассников в России, кто уверен, что все изложенные выше ситуации - это отрицательные явления для демократии, выше, чем средний показатель по исследованию.

Что такое хорошо?
Большинство учащихся рассматривают возможность взрослых граждан свободно избирать своего лидера, мирно протестовать против законов, которые, по их мнению, являются несправедливыми, предоставление всем этническим/расовым группам равных прав как благоприятные явления для демократии.
36% российских школьников заявляют, что возможность критиковать свое правительство является положительным моментом для демократии, 37% - что это ни хорошо, ни плохо, 28% - плохо. Наши показатели здесь мало отличаются от средних международных значений. Максимальное количество учащихся, которые считают, что это хорошо для демократии, в Гонконге - 63%, минимальное в Мексике - 20%. Кстати, в шести странах (Китайский Тайбэй, Колумбия, Доминиканская Республика, Латвия, Мексика и Перу - не понятно, как в этот список затесалась Латвия) большинство учащихся уверены, что критиковать правительство - это плохо.
Право на выбор своего лидера рассматривают как положительный момент для демократии 79% российских школьников (80%). Расценивают это как ни хорошо, ни плохо 16% (16%), как плохо - 5% (4%).
В демократических странах доходы людей не должны сильно различаться - таково мнение большинства учащихся почти во всех странах, за исключением Чили, Колумбии, Мексики и Перу, где примерно треть опрошенных рассматривают эту ситуацию как плохое явление для демократии. В России 36% считают, что именно так должно быть, 47% уверены, что материальное положение граждан не связано с демократическим устройством страны, 18% заявляют, что небольшое различие в доходах граждан плохо влияет на демократию. Самое большое количество учащихся, которые выступают за равный материальный достаток как позитивное явление демократии, в Китайском Тайбэе и в Италии - по 53%.
Демократия предполагает возможность протестовать, если ты с чем-то не согласен. Считают это положительным явлением 58% российских школьников (63%), уверены, что это никак не связано с демократией, - 29% (27%), что такая возможность плохо отражается на демократии - 12% (10%).

Продолжение следует

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты», национальный координатор ICCS-2016