Перед родителями оказалось сложнее выступить, чем перед учительской аудиторией. Они хотели все ПОНЯТЬ. Для них это был вопрос успешности любимого ребенка в отличие от кивающих слушателей профессиональных конференций, для которых это всего-навсего одна из множества программ современного образования в России. Как рассказать родителям из спального района с малоэтажными застройками о формировании теоретического мышления, о понятии учебной деятельности, о диктуемом образовательным стандартом системно-деятельностном подходе? Я долго подбирала слово, которое коротко и емко передаст идею развивающего обучения Д.Б.Эльконина - В.В.Давыдова, сторонником которого я являюсь. И, как мне кажется, подобрала. Это слово ПОИСК. Поиск вопросов, поиск ответов на вопросы, поиск информации, поиск разных мнений ради одной истины. Не довольствоваться данным, не верить в очевидное, пробовать и спотыкаться, спорить, доказывать или опровергать - вот стезя любознательных и смелых открывателей предмета. Быть квазиисследователем, повторять тернистый путь человеческих изысканий, несмотря на доступность знаний, закованных в параграфы, пылящихся в томах.
Сейчас, в самом начале обучения, моим первоклассникам легче, чем их высокообразованным родителям. Родители не понимают, почему в слове «тень» звуков меньше, чем в слове «шея». Для них графический образ буквы затмил произношение слова, звуки речи для них имеют очертания. Но для маленького исследователя важно начинать естественный путь изучения языка с его дивного звучания. Поэтому мои родители просят дать уроки русского языка в первом классе… им самим. Задания, которые мы с детьми выполняем на уроке, с большим интересом решаются взрослыми, а дети… служат экспертами. Родители прислушиваются к речи и начинают слышать нечто большее, чем привыкли. А привыкли они к заучиванию частных правил правописания отдельных частей речи. Привыкли, что на каждом уроке есть закон «в рамочке», который надо заучить. Почему, для кого и как этот закон связан с множеством других ежедневных законов, методика умалчивает. Поэтому очень удивляются, когда не обнаруживают голубых рамочек и готовых выводов в учебнике. С недоверием относятся к возможному открытию самими детьми законов языка. И тем более не ожидают, что можно десятки частных правил заменить на пару способов, действующих по одному фонематическому принципу, звучащему на языке младших школьников примерно так: «звук в слабой позиции проверяй по сильной позиции в той же части слова». То ли еще будет, когда начнется письмо с «дырками», когда появятся эти термины - «сильная» и «слабая» позиции.
Пришлось заняться с родителями первоклассников и математикой. Мерки, метки, посредники… Неужели можно измерить количество объектов иначе, чем с помощью привычного «раз, два, три, четыре, пять…»? А ведь есть множество способов фиксации при измерении любой величины: палочки, камешки, узелки, даже слова-считалки. «На золотом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич…» Когда доходим до какого-то слова, оставляем его «на память». Например, дошли до слова «царевич» - его и фиксируем.



Неудачная для обозначения результатов измерения считалка
А еще считалка должна быть очень длинной, ведь величина может быть большой, а привычные считалки быстро заканчиваются. Тогда самая подходящая считалка: «Один, два, три, четыре, пять…» Именно таким путем дети выходят на понятие числа в математике, числа как результата измерения величины. Почему «один» иногда вовсе не один предмет, килограмм или метр. Один - это когда мерка укладывается в величине один раз, когда мерка равна величине. Например, мерка - пара. Если построить парами детей в малокомплектной школе, где их всего двое, то получится ОДИН - ОДНА пара. Или если белка съедает шесть орехов, то все орехи в корзине (а их всего шесть) равны ОДНОМУ, то есть достанутся всего ОДНОЙ белке.
Содержание программы в развивающем обучении Д.Б.Эльконина - В.В.Давыдова не дает заржаветь и моим мозгам. Иногда дети задают такие вопросы, что понимаешь - уровень интеллекта не зависит от возраста. С ними, с ищущими первоклас­сниками, нескучно. Содержание окружающего мира в нашей программе разворачивается таким образом, что каждый урок хочется заняться исследованием, и каждый вопрос кажется главным, и каждая тема достойна выступления на научной конференции младших школьников. Некоторые вопросы из курса Е.В.Чудиновой здорово сыграли в командной интеллектуальной игре «Что? Где? Когда?», например, про животное, которое использовали во время войны японские моряки, изучая в темноте морские карты. А вы знали, что это сушеная креветка, излучающая сияние?
Дело, конечно, не в содержании, скажете вы. Конечно, отвечу я. Но без определенного содержания, выстроенного как система научных понятий, технология развивающего обучения не была бы столь эффективной и результативной.
Хочется сегодня мне говорить о родителях, потому что дети принимают любую программу, а родители сопротивляются всему тому, что не похоже на то, «как было у них». Хотя кто помнит, как там было? Вот вы помните свой второй класс? Помните особые моменты уроков? Мои воспоминания о начальной школе крутятся возле отношений с одноклассниками и места в строю с любимой подружкой, драки с соседом по парте и очарования огромными счетами, стоявшими в нашем классе. А родители любят начинать фразу: «Вот нас учили… а мы писали… а в наших учебниках было… правило в рамочке». Но родители моих выпускников, сейчас уже пятиклассников, приняли и поверили мне, учителю, работающему в технологии РО. Сейчас они переживают, что пытливость детей, тот самый поиск и «миллион вопросов» могут растаять в средней школе, а та учебная мотивация, которая формируется в процессе решения учебных задач в технологии РО, превратится в повинность и такую востребованную «послушность». Я не боюсь этого. Я сделала, все что могла, - дала инструменты в руки моим ученикам. Теперь они могут «грызть гранит» любого предмета, находить общий язык с любыми учителями и искать способы действия в любых ситуациях, не только учебных, но и жизненных. А это, наверное, самое главное в любой технологии - научить человека решать задачи, которые ставит сама жизнь.

​Надежда КНЯЗЕВА, учитель начальных классов школы №137 Красноярска, учитель года-2013 Красноярского края