- В этом году летом приезжали только на одну ночь, - рассказывает Арсений Васильевич чуть более слабым, чем обычно, голосом. - Я еще надеюсь, что поправлюсь и смогу бывать дома чаще. Конечно, скучаю по своим ученикам, общению...
И тут Арсений Васильевич достает письма, в которых фотографии, теплые пожелания и история тех, для кого он был и остался учителем на всю жизнь. Разговаривать с Арсением Васильевичем - это как на машине времени путешествовать. А если под рукой фотоальбом с черно-белыми фотографиями, то можно забыть о минутах и часах вовсе, как случилось и в этот раз. Рассматриваю снимки: школа, ученики, коллеги, родственники, друзья, выпускники... Я спрашиваю:
- Вы строгим учителем были, Арсений Васильевич?
- Конечно! - отвечает он. - И тетради каждый день собирал, и выполнение домашнего задания требовал, и спрашивал всегда...
Как спрашивал Арсений Васильевич, я знаю, но не от него самого, а моей классной руководительницы, ученицы ведлозерского педагога, ныне преподавателя русского языка и литературы Любови Владимировны Нифантьевой, которая по-прежнему учит детей не проходить произведения, а читать, не зубрить правила, а грамотно излагать свои мысли. Так вот когда-то Любовь Владимировна нам рассказала, что достаточно было одного только учительского взгляда, чтобы и двоечника, и непоседу определить за парту с книжкой. Однажды молодой учитель поднял над своей головой стул за одну ножку - в классе кто-то из задир расшумелся. Про конец истории я не помню - уронил тот стул учитель или аккуратно поставил на место. Уточнять и в этот раз не стала, потому как в руках моих оказалась книга Лазаря Шапиро. Другая, в тонком переплете, была у меня в детстве - досталась от мамы, зачитана была в семье до дыр...
- Это учитель мой, - говорит Арсений Васильевич и просит подать ему книгу, потом еще одну, и еще...
Так, наш разговор переходит к Пушкину и Дементьеву. Арсений Васильевич читает наизусть... И тут я понимаю, что через час уже должен прийти автобус, который увезет меня из Кондопоги в Петрозаводск. Мы договариваемся, что в следующий раз я захвачу с собой старшего сына Арсения - единственного знакомого учителю Арсения, с которым они редко, но общаются по телефону, встречаются лично. Мы говорим о том, что ребенок, пусть даже и городской, должен работать - выполнять посильные ему обязанности по дому, в магазин ходить и о себе заботиться, а не только книги читать и домашнюю работу в тетрадках делать. Правда, случается такое, что и домашние задания не все выполняют... Но об этом я помалкиваю, не хочу огорчать старшего тезку.
Арсения Васильевича бывшие ученики и друзья зовут Арсиком. О жизни сельского учителя «Учительская газета» (http://www.ug.ru/archive/44203) уже рассказывала. Если коротко, то в карельском селе жил удивительный человек Арсений Васильевич, заслуженный учитель Карелии, который отработал в одной школе 44 года. В этой же школе трудилась мама педагога. Анна Терентьевна Сысоева 23 года из 35 лет педстажа отдала также Ведлозерской школе Пряжинского района Карелии. «За это время не одно поколение мальчишек и девчонок прошло через мамины руки. Их она научила читать, писать и считать, старалась доходить до каждого, никого не обделяла вниманием. Обучая детей, мама воспитывала в них высокие гражданские и нравственные качества. И я уверен, что большинство ее бывших учеников благодарны своей первой учительнице за знания, внимание, заботу и требовательность к ним. Кстати, многие ее ученицы тоже стали учителями и работали в разных уголках Карелии», - напишет позже, после смерти матери, ее сын Арсений.
Так что об истории сельской школы в Ведлозере можно узнать многое, просто расспросив учителя, каково же это было - учиться, работать и жить рядом со школой. Вернее, только школой. Кстати, в сентябре учебное заведение отметило 180 лет со дня основания.
- Поздравляли меня, конечно же, - чуть печально улыбаясь, вспоминает учитель. - В этот раз я не приезжал, но душой был с ними... Случилось так, что в начальных классах я учился у мамы. Это она была для меня первооткрывателем мира знаний, научила читать, писать, считать. Я бесконечно благодарен ей за это. Обычно каждый человек помнит своего первого учителя. А как можно забыть учителя-маму?! Моя мама была очень терпеливым и временами строгим наставником. Я был школьником, когда мама начала воспитывать у меня орфографическую зоркость. Я проверял тетрадки ее учеников карандашиком. Мама всегда была очень внимательна и проверяла тетрадки вслед за мной уже красными чернилами. Я редко ошибался, чем радовал маму. Повезло мне на учителей и в средних, и в старших классах. Это были настоящие педагоги, у которых каждый урок - открытие. Сколько же нужно знаний, размышлений, методических приемов, чтобы открытие состоялось! При этом нужно учитывать возрастные особенности, хорошо знать характеры своих воспитанников. Все это я отлично понял, когда сам стал учителем. Любимыми предметами в школе были для меня русский язык и литература. А вели эти предметы Анастасия Ивановна Сонникова, Лазарь Вульфович Шапиро и директор школы Александр Васильевич Краснов. Это были учителя в самом высоком понимании этого слова. Я искренне благодарен им за знания, полученные в школе. Может быть, благодаря им я и сам стал учителем русского и литературы.
Слушать Арсения Васильевича можно бесконечно. Как чуткий учитель, он всегда чувствует состояние собеседника. Вот уже и в моих руках книга, в которой с интересом читаю о Ведлозерской школе в очерке Лазаря Шапиро.
«Их было тридцать человек в седьмом «Б» Ведлозерской школы - тихих и шаловливых, быстрых и медлительных, усердных и с ленцой. Класс как все классы... И учился в этом классе один ученик - Арсик Анисимов, у которого были больные ноги. Одноклассники под руки приводили его в школу и уводили домой - одна парта, вторая, и так по очереди... И в ряду долгих учебных лет не было дня, когда одноклассники не привели бы его на урок. Его товарищи делали свое дело ежедневно и ежегодно без единого напоминания учителей - одна парта, вторая и так по очереди непрерывной цепью. Может быть, оттого, что приводили Арсика все, и оттого, что видеть его на уроках было столь привычным, никто из учителей не догадался за это сказать классу даже несколько теплых слов. А ведь тут, пожалуй, был подвиг, который совершил весь класс» - так написал о школьной жизни своего ученика Лазарь Шапиро в очерке «Сельские учительницы» в издании 1967 года «Карелия. Годы. Люди».
...За окном мелькают фонари, автобус рассекает темноту, а я впервые уезжаю от учителя со спокойным сердцем. С 2006 года его жизнь в Ведлозере была непростой: сначала хлопоты о том, чтобы сделать гостеприимный дом учителя еще и теплым - поставить окна, утеплить пол, потом ремонт комнатки - его на совесть и с душой сделали студенты Индустриального колледжа, иные заботы и трудности, которые учитель делил вместе с социальным работником. Теперь же - заслуженный отдых, комфорт городской квартиры и потерянная возможность передвигаться даже с помощью костылей. Но любовь и забота, верю, творят чудеса. И их в жизни учителя было и есть немало!