Мне скажут, я упрощаю с выбором, говоря, что он единственный. Спорить не буду. Раньше так было: одна профессия, одна работа, одна прописка на всю жизнь. Но время, мчащееся теперь чуть ли не со световой скоростью, внесло свои коррективы. Когда объем знаний удваивается чуть ли не каждые пять лет, когда новые специальности, только появившись, тут же устаревают, уступая место своим модифицированным версиям, когда теория трансфинитных множеств - часть равна целому - становится повседневной реальностью, разве можно выбрать что-то раз и навсегда? Конечно, нет.
Мы не можем выбрать только одно - будущее. Оно наступит без нашего выбора. Ему все равно: хотим мы, чтобы оно пришло, или всячески сопротивляемся его появлению. Впрочем, оно уже наступило. Мы живем в нем, еще не отдавая себе отчета, что поменялись условия, правила, требования. Все поменялось. Люди не заметили, как исчезла граница, отделяющая вчера от завтра.
Если кто-то где-то станет плохим математиком, или вместо механика пойдет в стилисты, или бросит заниматься теорией струн, мне все равно. Это никак не отразится на моей жизни. («И грянул гром» Брэдбери, «Сад расходящихся тропок» Хорхе Борхеса и «Дом священника» Мориса Бежара о другом.) И на жизни страны это тоже не отразится. Но если наши дети, кем бы они ни стали, где бы они ни жили, к какой вере ни принадлежали, какие семьи ни создали бы, не будут чувствовать себя частью целого - семьи, сообщества, страны, мира, не будут понимать, как устроено государство и общество, как влиять на них, как улучшать их и как бороться с тем, что противоречит твоим представлениям о благе, мы не справимся с будущим. И это касается и меня, и всех нас, и страны в целом, да и мира тоже. Мы взаимосвязаны, как никогда раньше.
Нельзя научить быть активным гражданином по книге. Какой бы хорошей и продвинутой она ни была.
Нельзя научить громкими, пафосными словами и обязательными мероприятиями.
Этому учатся, когда делают что-то полезное, делают не для оценки, а чтобы ощутить свою необходимость. Когда занимаются проектной деятельностью не ради самой проектной деятельности и не потому что этого требует федеральный государственный стандарт. Акция «Я - гражданин России» возникла задолго до последней версии стандартов. Сотни тысяч детей в ней участвовали, десятки тысяч проектов реализовали.
Быть активным гражданином учит все, что вокруг ребенка, - атмосфера, климат или уклад школы.
Дети видят намного больше, чем нам кажется. Учат взаимоотношения между учителями, между учителями и учениками, разговоры дома.
Дети слышат не то, что им говорят взрослые, а то, что взрослые обсуждают между собой, не обращая внимания на детей.
Учат выполнение депутатами своих предвыборных обещаний, борьба с коррупцией.
Учит равенство перед законом всех: президента и дворника, олигарха и безработного. «Своим - все, врагам - закон» - вызывает желание протестовать, и не всегда законными методами.

Знания о правах и обязанностях граждан для директоров важнее, чем развитие критического мышления учащихся
Теперь несколько цифр, как директора школ и учителя, участвовавшие в исследовании, оценивают потенциал граждановедческого образования. Кстати, бытовавшее ранее понятие «гражданское образование» все активнее сменяет термин «граждановедческое образование».
У нас в отличие от многих стран есть предмет «Обществознание». Сорок шесть процентов директоров российских школ считают, что формирование гражданственности и активного гражданина происходит не только на обществознании, но и на других предметах.
Кстати, наши директора уверены, что внеурочная деятельность - отличная площадка для граждановедческого образования. И таких 71 процент. Согласны с нашими руководителями коллеги из Латвии (94%) и Литвы (84%). Практически не видят потенциала внеурочной деятельности в Дании и Перу (по 3%), Мексике и Словении (по 4%), Швеции (5%). В среднем по исследованию тех, кто принимает во внимание внеурочную деятельность, всего 29 процентов.
На мой взгляд, внеурочная деятельность - это один из тех так называемых контекстных факторов, которые положительно повлияли на наши результаты. Лишь один аргумент: практически все проекты акции «Я - гражданин России» - это внеурочная деятельность.
В России, Латвии и Болгарии 90% руководителей образовательных организаций уверены, что успешное формирование гражданственности и активного гражданина - это результат школьного опыта в целом. Меньше всего с таким выводом согласны в Перу (51%), Финляндии (53%) и Эстонии (54%).
Чтобы успешно учить детей, надо знать ответ на три вопроса: чему учить, как учить и зачем учить? Давайте посмотрим, как отвечали директора и учителя на третий, главный, вопрос о целях граждановедческого образования.
По мнению руководителей образовательных организаций, тремя основными целями граждановедческого образования являются: содействие распространению знаний о правах и обязанностях граждан (78%), развитие критического и независимого мышления учащихся (40%) и продвижение социальных, политических и граждановедческих знаний (39%). С первой целью согласны и учителя (64%). На второе место они поставили продвижение идей охраны окружающей среды (53%). А на третьем месте у педагогов стоит развитие навыков и компетенций учащихся в разрешении конфликтов (43%).
Что изучалось?
Тест состоял из 88 заданий и покрывал четыре содержательные области: «гражданское общество и системы», «гражданские принципы», «гражданское участие» и «гражданская идентичность». Каждая из этих областей состояла из набора подобластей, которые включали элементы, называемые аспектами и ключевыми понятиями. Так, «гражданское общество и системы» включало в себя три под­области: «граждане» (роли, права, обязанности и возможности), «государственные учреждения» и «гражданские институты». «Гражданские принципы» состояли из четырех подобластей: «справедливость» (все люди имеют право на справедливое к ним отношение), «свобода», «чувство общности» (чувство принадлежности, связности и общее видение проблем) и «верховенство закона» (равное и справедливое применение закона для всех, разделение властей и прозрачность законодательства).
Область «гражданское участие» делилась на три подобласти: «принятие решений» (организационное управление и голосование), «влияние» (обсуждение, демонстрация, разработка предложений) и «участие в деятельности сообщества» (волонтерство, участие в организациях, информирование). Последний домен - «гражданская идентичность» - состоял из двух элементов: «гражданская самооценка» и «гражданская взаимосвязь» (чувство связи с различными гражданскими сообществами и гражданские роли, которые играют люди в каждом сообществе).
Сорок процентов заданий касались «гражданского общества и систем», 30% - «гражданских принципов», 20% - «гражданского участия» и 10% - «гражданской идентичности».
В рамках исследования оценивались два когнитивных процесса: «познание» и «рассуждение и применение знаний». Под «познанием» понималось то, как граждановедческие знания, которые используют учащиеся, решая сложные познавательные задачи, помогают им понять их гражданские миры. А под «рассуждением и применением знаний» подразумевалось то, как учащиеся используют граждановедческие знания для получения выводов, которые являются более широкими, чем содержание любой отдельной концепции, и как они используют их в реальных контекстах.
25 процентов заданий были рассчитаны на выявление знаний и 75 процентов - на умение рассуждать и применять знания.
Данные анкетирования позволили оценить две аффективно-поведенческие области: отношения и вовлеченность. Отношения выявлялись через суждения или оценки идей, людей, объектов, событий, ситуаций. Вовлеченность характеризовалась через гражданское участие, ожидания и предрасположенность учащихся к будущему предполагаемому участию в выборах и деятельности гражданского общества.

С девятнадцатого места
на седьмое
Наши дети оказались на седьмой строчке мировой таблицы со средним баллом 545. Это на 28 баллов выше, чем в среднем по исследованию. Дания, занявшая первое место, опередила нас на 41 балл. Выше российских результатов только оценки учащихся Китайского Тайбэя (на 36 единиц), Швеции (34), Финляндии (32), Норвегии (19) и Эстонии (1). Следующая за Россией Бельгия отстает от нас на 8 баллов. Разница между результатами учащихся России и Доминиканской Республики, замыкающей рейтинг, - 164 балла.
Иерархия достижений выстроена в виде пяти ступеней.
Базовый уровень (от 311 до 394 баллов) - это как порог в нашем едином экзамене. Учащиеся этого уровня знакомы с основными особенностями демократии. Они знают, как действуют правила и законы, признают роль ключевых гражданских институтов. Они могут, например, объяснить взаимосвязь между тайным голосованием и свободой выбора избирателей, почему национальная оборона является ключевой задачей военных, согласиться, что добровольцы вносят свой вклад в жизнь местного сообщества и что все люди равны перед законом.
Ребята, достигшие первого уровня (от 395 до 478 баллов), знакомы с «большими идеями» гражданственности и гражданства. Они, как правило, могут точно определить, что справедливо или несправедливо, и продемонстрировать некоторые знания о том, как работают основные гражданские институты. Они понимают, что граждане могут влиять на политическую и социальную жизнь. Могут соотнести свободу прессы и ответственность за точность предоставляемой СМИ информации. Они могут обосновать тезис о том, что добровольное голосование - это проявление свободы политического выражения и что демократические лидеры должны знать о потребностях людей, которые передали им свои полномочия. Они признают, что Всеобщая декларация прав человека предназначена для всех людей, что правительство несет ответственность перед всеми гражданами и т. д.
Второй уровень (от 479 до 562 баллов) отличается тем, что учащиеся понимают сущность наиболее распространенных гражданских институтов, систем и концепций и взаимосвязи между ними. Они могут объяснить, как ключевые идеи и принципы проявляются в политике и повседневной жизни. Они осознают, что потенциальная сфера влияния и ответственности активных граждан распространяется и за пределы их локального контекста. Эти учащиеся, например, могут обобщить экономический риск глобализации для развивающихся стран, определить, что информированные граждане лучше принимают решения при голосовании на выборах; описать главную функцию законодательной власти и определить основную роль конституции, признать опасность контролируемых правительством СМИ.
Учащиеся, достигшие третьего уровня (563 балла и выше), показывают целостные, а не сегментированные знания. Они способны на оценочные суждения о достоинствах политики и поведения активного гражданства, выдвигают гипотезы, основываясь на понимании систем и практики гражданственности и гражданства. Для них активное гражданство - это средство достижения цели. Эти ученики могут, например, предложить механизмы, с помощью которых открытые публичные дискуссии могут принести пользу обществу, обосновать разделение полномочий между судебными органами и парламентом, оценить политику в отношении равенства и толерантности, определить причину ограниченности парламентских полномочий и основную особенность свободной рыночной экономики.
Две трети учащихся, принимавших участие в исследовании, достигли второго и третьего уровней, 21 процент находится на первом уровне. В девяти странах большинство ребят показывает результаты самого высокого уровня, еще в девяти странах - второго. В 13 странах более 60% участвовавших в исследовании находятся на втором и третьем уровнях. В двух странах большинство ребят не поднялись выше первого уровня, а в одной стране наибольшая доля приходится на базовый уровень.
В Российской Федерации только 0,3% учащихся не преодолели базовый порог. Еще две страны - Бельгия (Фландрия) и Финляндия - показали такой же результат. Это в девять раз меньше, чем средний показатель по исследованию. Еще ниже показатель, чем у нас, только у двух стран - Эстонии и Хорватии (по 0,2%). А самое большое количество учащихся ниже базового уровня в Доминиканской Республике - 19%.
На базовом уровне находятся 3,7% российских учеников, что почти в три раза меньше, чем в среднем по исследованию. На этом уровне показатели ниже, чем у нас, в Швеции (3,6%), Эстонии (3,2%), Китайском Тайбэе (2,9%), Дании и Финляндии (по 2,3%).
На первом уровне у нас меньше ребят, чем средний показатель ICCS, - 16,6% против 21,2%. Меньше, чем у нас, на этом уровне учащихся в Норвегии (13,1%), Швеции (12,2%), Дании (10,2%), Финляндии (10%) и Китайском Тайбэе (9,9%). Самое большое количество учащихся, достигших первого уровня, в Мексике - 33,1%.
Второго уровня достигли 37,3% российских школьников, в среднем по исследованию - 31,5%. По количеству детей на этом уровне Россию опередили Хорватия (39,9%), Латвия (39%), Литва (38,5%) и Словения (37,6%).
Третий, самый высокий, уровень осилили чуть меньше половины российских учащихся - 42,1% (34,7%). Выше результаты только у Дании (62,4%), Китайского Тайбэя (62,2%), Финляндии (60,4%), Швеции (58,3%), Норвегии (53,5%) и Эстонии (43%).

Язык - враг мой?
Или все-таки друг?..
В школах появились дети, которые не говорят по-русски. И это не малыши какие-то, а старшеклас­сники. Они были и раньше, начиная с распада Советского Союза. Но не в таком количестве. Они просто растворялись в основной массе школьников, и их не было заметно. Теперь у нас есть школы, и не только в Москве, где целые классы таких учеников. Местные жители не хотят отдавать в такие школы своих детей. Хорошие учителя уходят оттуда, новых найти трудно.
Как сказывается так называемая иммиграционная история, когда ребенок и его отец или мать родились за пределами Российской Федерации, на уровне знаний? Проведенное исследование постаралось ответить на этот вопрос.
В Российской Федерации родились 96,3% участвовавших в исследовании детей, 9,3% их матерей и 11,8% отцов. Получается, что почти у 20% ребят есть та самая «иммиграционная история».
Дети, не имеющие ее, показали средний уровень достижений в 546 баллов (523). Те же ученики, у которых была такая история, достигли среднего уровня в 535 баллов (479). Разница составила всего 11 баллов (44), и это самый низкий показатель в исследовании, не считая Хорватии (9). Чем это объясняется? Казалось бы, в свете все нарастающей тревоги по поводу засилья иммигрантов, цифры должны быть совершенно другими. Возможно, одна из причин кроется в том, что тестировались ученики 8‑го класса, и, видимо, дети, родившиеся за пределами Российской Федерации, оказались в стране давно, как и их родители. Другой причиной может быть то, что в выборку не попали те школы, где в последнее время сосредоточились дети иммигрантов.
Самый высокий средний балл у детей, не имеющих иммиграционной истории, из Швеции - 597. Но и разница в баллах - 66 - с учениками, кто обладал такой историей, довольно высокая. Хотя она еще выше в Колумбии (90), Финляндии (80) и Перу (83).
Теперь о языке, на котором говорят дома. Его влияние на результаты гораздо сильнее, чем «иммиграционная история». На другом языке, чем проводилось тестирование, разговаривают дома 5,53% учащихся Российской Федерации, принимавших участие в исследовании.
Средний балл тех, кто говорит дома на русском, составил 548 единиц, на 26 больше, чем в среднем по исследованию. Те же, кто говорит дома на другом языке, чем проходило тестирование, получили средний балл 485, на 11 единиц больше, чем среднее международное значение. Различие в достижениях двух групп участников очень существенное - 63 балла. Эту величину, по всей вероятности, можно объяснить тем, что ребята, разговаривающие дома на другом языке, чем проводилось тестирование, учатся в национальных школах или классах, где большинство предметов, в том числе и связанные с граждановедческим образованием, преподается на родном языке.
Еще выше различия, чем у нас, в Болгарии (108), Перу (100) и на Мальте (82). Кстати, в 17 из 24 стран учащиеся, которые говорили на языке тестирования дома, имели более высокие показатели, чем те, кто говорил дома на другом языке.
Мой дом не адрес
и не улица….
Закроете школу - погибнет село. Так звучал главный аргумент тех, кто боролся с так называемой реструктуризацией образовательной сети. Я же уверен, что будущее села не от школы зависит. Будет работа у людей, будет и село жить. И дети в нем будут, и школа. Это с одной стороны. А с другой - во всем мире начиная с конца ХIХ века идет сокращение сельского населения. И нас эта тенденция тоже не миновала.
Чего скрывать, нет у нас еще равных возможностей во всех школах. Мы не Финляндия, где материальное обеспечение, профессиональный уровень учителей, зарплата практически одинаковы по всей стране - что в Лапландии, что в Хельсинки. Когда смотришь на результаты финских школ, кривая напоминает волну в штиль, колебания для глаза почти незаметны. Наша кривая - девятый вал Айвазовского: с вершины в пропасть и снова на вершину.
В зависимости от расположения школы, участвовавшие в исследовании, были поделены на пять типов. К первому типу относятся сельские или поселковые школы, где жителей меньше 3 тысяч. Второй тип - это школы, расположенные в маленьких городах с населением от 3 до 15 тысяч. Третий тип - образовательные организации небольших городов, где живут от 15 до 100 тысяч. К четвертому типу относятся школы, которые находятся в крупных городах с населением от 100 тысяч и до миллиона. И пятый тип - школы мегаполисов, в которых живут свыше миллиона человек.
Сельских школ в российской выборке оказалось чуть меньше четвертой части - 24,3%. Больше всего таких школ в Эстонии - 34,3%, меньше всего в Бельгии (Фландрия) - 1,4%.
11,3% российских школ расположены в маленьких городах. Это почти в семь раз меньше, чем на Мальте (71,1%). Таких школ меньше всего в Китайском Тайбэе (8,8%).
В небольших городах находится 23,7% российских школ, участвовавших в исследовании. Самый высокий процент таких школ в Бельгии (Фландрия) - 62,6%, самый низкий в Мексике - 11,4%.
23,7% российских школ - образовательные учреждения больших городов. На Мальте нет таких населенных пунктов. Максимальный показатель для этой категории школ - 38,5% - в Чили, минимальный - 7,3% - в Дании.
В мегаполисах расположены 16,9% российских школ. В Норвегии, Литве, Эстонии и на Мальте нет городов с таким населением. Все школы Гонконга находятся в мегаполисе.
Достижения наших учащихся из сельской местности распределились следующим образом: не достигли базового уровня 0,53% принимавших участие в тестировании. Базовый уровень освоили 6,59%. Достижения первого уровня продемонстрировали 24,44%, второго - 39,15%, третьего - 29,29%. Максимальное количество учащихся данного типа образовательной организации находятся на втором уровне (39,15%). Результаты второго и третьего уровней составляют 68,44%.
Средний балл наших учащихся из сельской местности - 518. Самый высокий у ребят из Нидерландов - 581. У Дании, которая занимает первое место по исследованию, результат 552 балла.
В маленьких городах уже меньше восьмиклассников, не осиливших базовый уровень (0,38%). И по сравнению с сельскими школами меньше тех, кто освоил базовый (2,92%), первый (16,85%) и второй уровни (32,66%). Зато в полтора раза больше тех, кто достиг третьего уровня, - 47,19%. Максимальное количество учащихся данного типа образовательной организации находятся на третьем уровне (47,19%). Результаты второго и третьего уровней составляют 79,85%.
Средний балл наших восьмиклассников из маленьких городов - 551. Максимальный средний балл для этого типа образовательных организаций у Дании - 589.
0,21% учащихся, обучающихся в третьем типе образовательных организаций - школах, расположенных в российских небольших городах, не достигли базового уровня, это меньшее количество, чем в двух предыдущих типах. Базовый уровень освоили 3,80%. Достижения первого уровня продемонстрировали 17,62%, второго - 40,82%, третьего - 37,54%. Максимальное количество учащихся данного типа образовательной организации находятся на втором уровне (40,82%). Второй и третий уровни составляют 78,36%.
Наши ребята, обучающиеся в небольших городах, показали средний балл 537. По максимальному баллу на первом месте снова Дания - 593.
Не достигли базового уровня 0,39% российских школьников из крупных городов. Базовый уровень продемонстрировали 3,36%. На первом уровне оказались 13,98%, на втором - 37,26%, на третьем - 45,01%. Максимальное количество учащихся школ крупных городов находятся на третьем уровне (45,01%). Результаты второго и третьего уровней составляют 82,27%.
Средний балл российских ребят из крупных городов составляет 551 единицу. Максимальный показатель у Швеции - 590 баллов, Дания на втором месте с результатом 584 балла.
И наконец результаты ребят из школ мегаполисов. Там не достигли базового уровня только 0,08%. Базовый уровень освоили 2,19%. Достижения первого уровня продемонстрировали 11,73%, второго - 34,21%, третьего - 51,79%. Максимальное количество учащихся данного типа образовательной организации находятся на втором уровне (51,79%). Второй и третий уровни составляют 86%.
Средний балл наших восьмиклассников из городов-миллионников составляет 565 единиц. Самый высокий показатель у Дании - 609 баллов.
Обращают на себя внимание результаты Финляндии. Максимальный средний балл - 583 - у учащихся из крупных городов, минимальный - 570 - у ребят из сельской местности, разница всего 13 баллов, и это самый низкий показатель по исследованию, что еще раз подтверждает, что в Финляндии реально создали равные возможности для всех учеников. У Российской Федерации разница составляет 47 баллов, у Дании - 57 баллов.
Заметны три тенденции. Количество учащихся, достигших второго и третьего уровней, напрямую связано с типом образовательной организации по местоположению.
Учащиеся из более крупных населенных пунктов показывают более высокие результаты, чем их сверстники, живущие в меньших по количеству жителей населенных пунктах.
Наименьшее количество учащихся, не преодолевших базовый порог, проживает в мегаполисах (0,08%), наибольшее - в сельской местности (0,53%).
Показатели учеников, обучающихся в образовательных организациях маленьких и небольших городов, практически не отличаются (ниже базового уровня + базовый уровень = 3,3% и 4,01% соответственно; второй + третий уровень = 79,83% и 78,36% соответственно).

Рост по всем показателям
Предпоследнее исследование качества граждановедческого образования проводилось в 2009 году. Тогда мы были девятнадцатыми. Ни одна страна не совершила такого рывка, как мы. С девятнадцатого места на седьмое.
Надо сказать, что во всех странах, принимавших участие в исследовании, в период с 2009 по 2016 год наблюдался рост качества граждановедческих знаний. В 11 из 18 стран произошло статистически значимое увеличение средних баллов шкалы. Оно варьировалось от 13 баллов в Литве до 42 баллов в Швеции. Россия увеличила свой показатель на 38 пунктов, оказавшись на втором месте. Впереди нас только Швеция с 42 баллами.
Как было описано ранее, ключевыми различиями между достижениями на уровне один и результатами на уровне два и выше являются специфичность знаний учащихся и их понимание взаимосвязи гражданских институтов с политикой, практикой и предполагаемыми результатами активного участия в социальной и политической деятельности.
В 14 из 18 стран увеличилось количество детей, которые достигли уровня «два» и выше, в среднем на 7 процентов.
Россия занимает первое место по количеству восьмиклассников, достигших уровня «два» и выше, по сравнению с 2009 годом. Прирост составил 17,8%. Страны с более высоким средним баллом, чем российский, отстали от нас по этому показателю: Дания на 14,4%, Китайский Тайбэй на 10,9%, Швеция на 6,1%, Финляндия на 18,1%, Норвегия на 0,6%, Эстония на 7,9%.

Чем больше дома книг, тем выше балл
Баллы учащихся Российской Федерации, как и во всех остальных странах, напрямую связаны с родительской профессией. Чем выше ее сложность, технологический уровень, чем больше требуется для нее различных умений и навыков, тем выше балл учащегося. Все профессии, о которых упомянули восьмиклассники в своих анкетах, были закодированы согласно классификации Международной организации труда. Была создана шкала со средним значением 50 пунктов.
Восьмиклассники, у которых зафиксирован уровень профессии родителей ниже 50 пунктов международной шкалы (например, профессия дворника, уборщицы, сторожа-охранника), набрали в среднем 526 баллов (501). Те, у кого значение родительской профессии было выше 50 пунктов (например, профессия инженера, технолога, врача, учителя, журналиста, наладчика станков с числовым управлением), достигли уровня в 561 балл (536). Разница - 35 баллов, что совпало со средним значением по исследованию. Больше всего профессия родителей влияет на уровень граждановедческих знаний в Швеции (46), меньше всего - в Доминиканской Республике (11).
Результаты исследования показали, что качество граждановедческих знаний учащихся тесно связано с уровнем образования родителей. Среднее достижение тех учащихся, у кого образование родителей имело значение выше 50 пунктов по международной шкале (специалист, бакалавр, магистр и выше), было не меньше 563 баллов. Те, у кого значения образования родителей находились ниже 50 баллов (общее среднее образование, начальное профессиональное образование), достигли в среднем 525 баллов. Разница составила 38 баллов (42 балла). Самые высокие различия наблюдались в Болгарии (76), самые низкие - в Северном Рейне - Вестфалии (Германия) - 3.
Третья социально-экономическая фоновая переменная касалась количества книг дома. 9,22% российских школьников отметили, что у них дома имеется до 10 книг. 23,69% сказали, что от 11 до 25; 38,73% - от 26 до 100; 16,86% - от 101 до 200. И 11,49% сообщили, что у них дома находится более 200 книг.
Учащиеся, у которых дома меньше 26 книг, продемонстрировали в среднем показатель в 516 баллов (486). Те, у кого книг больше 26 экземпляров, достигли в среднем уровня 559 баллов (538). Разница в достижениях составляет 43 балла. Самый высокий разрыв в Северном Рейне - Вестфалии (Германия) (76) и Швеции (73), самый низкий - в Доминиканской Республике (21).
Иметь книги дома еще не значит их читать. Но, с другой стороны, сегодня просто так книги дома уже никто не держит. Видимо, читают родители. Для детей это пример. Другое исследование показывает, что читающие родители обычно читали вслух своим детям в детстве. А те дети, которым читали вслух в детстве, как правило, сохраняют дольше интерес к чтению, чем их сверстники, которые были лишены такого удовольствия. Количество книг в доме может также свидетельствовать о высоком статусе профессии или высоком уровне образования родителей, которые тоже связаны с качеством граждановедческих знаний.
У детей даже в одной школе разные баллы. Где-то разница больше, где-то - меньше. Исследователи утверждают, что 16 процентов различий можно точно отнести на счет социально-экономического индекса (SEI), который как раз включает в себя профессию и образование родителей, количество книг в доме и материальный достаток.


В ICCS-2016 принимали участие 94 тысячи учащихся 8-го класса и 37 тысяч учителей из 3800 школ 24 стран.

Россию в исследовании представляли 7 тысяч учеников и 5 тысяч учителей из 352 школ 42 субъектов.


Продолжение следует

​Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты», национальный координатор ICCS-2016