Новые стандарты основного общего образования в Омской области апробируются с 2010 года, осуществлен переход на ФГОС начального общего образования. Для каждой ступени образования в стандартах прописан портрет выпускника. Ученик старших классов - это углубленная и усиленная «версия» младшеклассника. ФГОС должны принципиально изменить отношение к учебе и детей, и взрослых, не важно, сколько уроков преподали учащемуся, важно, какие знания, умения, навыки научили его учиться, самоорганизовываться и сумеет ли он применить все это к жизни, социализироваться. По задумке разработчиков, учитель из лектора должен превратиться в наставника, персонального тьютора, а образование должно стать индивидуальным. Одной из отличительных особенностей «нового образования» является деятельностный характер. Поэтому на уроках больше внимания уделяется проектным и исследовательским работам, а не зубрежке. Малыши согласно стандартам должны уметь действовать самостоятельно, отвечать за свои поступки перед семьей и обществом, дети постарше - быть активными членами общества, понимать свои права и обязанности перед семьей и Родиной, уметь сопоставлять свои поступки с нравственными ориентирами.
Собственно, стандарт попытался вернуть светлое прошлое, когда образование было не услугой, а миссией, а школы не только учили, но и воспитывали. Для той же цели ввели и 10 часов дополнительного образования в школу, конечно, малышам удобнее, если петь, танцевать и заниматься спортом можно прямо по месту жительства. У старшеклас­сников введен профильный принцип по пяти направлениям: естественно-научному, гуманитарному, социально-экономическому, технологическому и универсальному.
Конечно, сразу стали возникать проблемы. Например, 10 часов дополнительного образования многими были восприняты как обязательные, и чиновники в порыве подобострастного рвения стали обязывать школы заниматься с детьми. Педагоги в свою очередь поняли это однозначно и стали обязывать детей заниматься с ними. Уроков у малышни прибавилось изрядно - до 6‑7 в день, чего никакие СанПиНы не допускают. Но назывались занятия ведь не уроками, а кружками, факультативами и прочим. После волны родительского возмущения ажиотаж спал, но факт остался фактом - школа отвыкла от того, что детей надо заинтересовывать, напрочь погрязнув в «обязаловке».
Профессиональное мастерство учителя, конечно, стали совершенствовать - на ФГОС брошены силы всех институтов повышения квалификации работников образования. Правда, бумажная нагрузка на учителей выросла несоразмерно. Нашлись, конечно, люди, которые хотели помочь справиться с валом отчетности. Еще в 2015 году бывший министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов заявил, что документооборот должен быть оптимизирован, чтобы не отвлекать учителей от основной работы. Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию, предлагал даже законодательно запретить чиновникам отправлять запросы в школы по информации, которую можно взять из других источников - как раз открытых информационных, тех самых, учить владеть которыми школы согласно новым стандартам должны с 1‑го класса. Этого, впрочем, не случилось. Учитель проверяет тетрадки, готовится к урокам, по нескольку часов делая компьютерные презентации, пишет планы уроков, разрабатывает календарно-тематическое планирование и программы по дополнительному образованию, заполняет электронный журнал, дает задания по электронке заболевшим, отправляет послания родителям двоечников. С электронным дневником большие проблемы по всей стране, программа перегружена, зависает, теряет данные и просто настолько несовершенна, что информацию все равно приходится дублировать на бумаге. При этом педагог должен неустанно совершенствоваться: посещать курсы повышения квалификации, участвовать в семинарах, в профессиональных конкурсах и олимпиадах - и сам, и вместе с учениками, работать со СМИ. Он же следит за состоянием кабинета, организует его ремонт, покупает современные учебники на свои деньги, если ему хочется проводить уроки интереснее, общается с родителями, социальными партнерами, организует культурные мероприятия с детьми. Организация культурных мероприятий - банальная поездка в музей всем классом, к примеру, теперь занимает около месяца: ужесточились правила, нужно оформить массу документов для перевозки детей. Или везти на общественном транспорте, что считается почему-то менее безопасным, а скорее просто еще не задекларировано. Олимпиады, конкурсы и викторины стали настолько привычными, что уже не хочется думать, а хочется просто скачать из Интернета, как признаются педагоги. Тем более что нужны они не столько для развития, сколько для тех же отчетов. Учителя, призванные помочь детям социализироваться, кажется, и сами теряют навыки социализации. Министр образования и науки Ольга Васильева на семинаре-совещании Общероссийского профсоюза образования пообещала освободить педагогов от бюрократической нагрузки, оставив им три документа - рабочую программу, классный журнал и дневник. Но при этом предложила принимать решения о заполнении дополнительных документов на уровне школы. Каким образом они должны отбиваться от запросов руководства и контролирующих органов, осталось непонятно.
Особенно много времени занимают отчеты, которые необходимы для получения стимулирующих надбавок. При этом НСОТ практически потеряла смысл, ибо учителя на общественных слушаниях «Образование в Омской области: законодательство и статус педагога» открыто заявили, что стимулирующие выплаты сегодня составляют копейки либо вовсе исчезли, из-за чего приходится работать в школе на полторы-две ставки плюс брать подработку на стороне. Подушевой норматив в области давно не растет, фонд оплаты труда не меняется, а выполнять майские указы надо, поэтому базовую часть оклада формально повысили. Даже директор Омского департамента образования Екатерина Спехова признала, что средняя заработная плата учителя в 27 тысяч, причем без вычета всяческих налогов, требует нагрузки в 24‑30 часов. Тем не менее ради этих копеек тоже приходится заполнять кучу бумаг. Выходит, что настоящий учитель не тот, кто учит детей учиться, а тот, кто лучше умеет составлять отчеты…
Вообще, конечно, удивительно, как старательно забывается, что новые ФГОС включают в требования не только к программам, но и к кадровым, финансовым и материально-техническим условиям их реализации. Кадры стареют, это повсеместная проблема, новые не приходят. То есть приходят и уходят - в омское образование ежегодно вливаются около 300 выпускников вузов, и перед каждым учебным годом обнаруживается, что примерно столько же вакансий в школах и детсадах открыто. При этом количество школьников в городе, к примеру, растет - если в прошлом году их в омских школах было 110 тысяч, то нынче на две больше не столько за счет демографии, сколько за счет людей, бегущих из безработных сел. Как говорить об индивидуализации образования в таких условиях? Учитывая средний возраст педагогов - около 50 лет, в самом деле кто-то надеется, что они обучат детей новым интернет-технологиям?
Расходы на образование в Омской области с каждым годом сокращаются: если в 2015-м это было 18,3 млрд, то в 2017 году выделено 16,2 млрд - это главным образом расходы на оплату труда работников и меры социальной поддержки, на содержание учреждений и проведение различных мероприятий - лишь около полумиллиарда. Хорошая идея ФГОС - превратить школу в образовательное учреждение полного дня: привел родитель в школу, оставил ребенка и знает, что он будет обучен, накормлен и занят интересным делом до вечера. Но… Переход омских школ на одну смену, по словам Екатерины Спеховой, свершится к 2025 году. Правда, при условии строительства на территории города 19 школ на 900‑1200 обучающихся. Дело за малым - найти финансирование из федерального бюджета на строительство школ. Пока в планах только одна, и то не в следующем году… Пока процесс обратный: в прошлом году 86 школ в Омске работали в две смены, нынче - уже 93.
А 1 сентября 2016 года вступили в силу новые образовательные стандарты для детей с ограниченными возможностями здоровья. Для начала, впрочем, неплохо было бы детям попасть в школы. С 2013 по 2016 год работы по организации доступной среды проведены в 64 школах. А их в регионе 725, и практически все советской постройки, когда о пандусах еще никто не думал. И может так случиться, что доступность образования для детей с ОВЗ останется только на бумаге. Так же, собственно, как и идеи федеральных государственных стандартов.

Омск