Тилли Коул. «Тысяча поцелуев, которые невозможно забыть», Москва, «Эксмо», 2017

«Эта банка для тебя, Поппи. Чтобы ты вела счет твоих мальчишечьих поцелуев. Всех поцелуев, от которых твое сердечко будет готово разорваться, самых особенных, от которых оно улетало к небесам».
С этими словами умирающая от рака бабушка восьмилетней Поппи дарит ей банку, полную маленьких бумажных сердечек. Новая книга Тилли Коул «Тысяча поцелуев, которые невозможно забыть» (в оригинале как раз «Тысяча мальчишечьих поцелуев» - «A thousand boy kisses») вышла в этом году на русском языке и уже заставила трепетать множество девичьих сердец - не бумажных, а самых настоящих. Как она это сделала?
Стивен Фрай, «человек-оркестр» и лучший друг Хью «Доктора Хауса» Лори, написал в своей автобиографии: «Только дурак отмахивается от мысли на том основании, что он ее уже слышал»». Итак, любовь с детства, разлука, проверка чувств на прочность, тяжелое испытание, подстерегающее тебя или любимого человека… От книги Тилли Коул легко можно «отмахнуться» на том основании, что все это уже было.
Можно. Но не нужно.
Повествование ведется попеременно от лица одного из двух главных героев, юноши и девушки. Поппи Личфилд и Руне Кристиансену по пятнадцать лет. Они живут в небольшом городке в штате Джорджия и любят друг друга. Они красивы, счастливы, талантливы: Поппи играет на виолончели, а Руне увлекается фотографией. Больше всего ему нравится случайные кадры, запечатленные секундные моменты. Что называется, сarpe diem.
«Когда знаешь, что что-то конечно, оно и ценится по-особенному».
Они неразлучны уже десять лет - с того самого дня, когда отец перевез пятилетнего Руне и его маму из родной Норвегии в Штаты и семья Кристиансен обосновалась в доме напротив семьи Личфилд.
Они учатся вместе в школе, поддерживают друг друга, готовятся ко взрослой жизни и, конечно, целуются. Поппи записывает место и время каждого поцелуя на бумажных сердечках - ей нужно собрать больше тысячи…
(Целуются герои действительно много. Очень много. Из-за этого при чтении порой возникает ощущение, что ты открыл банку - не сердечек, варенья - с целью вдохнуть аромат свежих ягод, но в итоге просто объелся, и теперь слегка мутит от приторности.)…
Поцелуйная идиллия Руне и Поппи внезапно прерывается - отец юноши вновь должен уехать в Осло по работе на пару лет. И вот влюбленных уже разделяет океан, но они верят в бессмертие своей любви и с нетерпением ждут новой встречи, общаясь по Интернету.
Через несколько месяцев после отъезда Руне Поппи перестает отвечать на его звонки и письма. Она уезжает из города и рвет старые связи.
Почему она так сделала? Зачем обошлась так жестоко с живым, не бумажным, а горячим и любящим сердцем своего викинга?
Это ему предстоит узнать по возвращении в город спустя долгие два года, наполненные болью и бунтом.
Книга просто-напросто лопается от описания действий и переживаний, которые в хорошем смысле давят на юного читателя, заставляя его радоваться, надеяться и отчаиваться вместе с главными героями. И пусть она довольно наивна, повествование соткано из довольно традиционных сюжетных нитей, а речи героев порой заставят взрослого человека ударить ладонью по лбу - подросткам она нужна. Впрочем, и нам с вами не помешает еще раз задуматься о том,
«…почему мы не смотрим на человека, которого любим больше всего, как будто мы видим его последний раз?»
Ведь жизнь НА САМОМ ДЕЛЕ коротка. Это не банальность под фантиком искусственной истины, не красивая поэтическая глупость. Все в нашей жизни появляется, чтобы исчезнуть и дать место чему-то новому, чему тоже придет пора умереть. Права была бабушка, призывающая Поппи хранить драгоценнейшие моменты своей жизни хотя бы на бумаге. Прав Руне, сравнивая возлюбленную с лепестком вишни - с сильным, но хрупким цветком, которому суждено прожить жизнь короткую, но полную красоты. Конец у книги до предела жизнеутверждающий, а эпилог может заставить всплакнуть. Это будут слезы боли от самой жизни: болит - значит живой. Слезы, которые все равно рождают на лице улыбку, потому что иначе просто не выживешь.
«Бабушка всегда говорила, что лучшее в жизни умирает быстро, как вишневые цветки. Потому что нечто такое прекрасное не может длиться вечно и не должно. Оно живет краткий миг, чтобы напомнить нам, как драгоценна жизнь, прежде чем угасает так же быстро, как появилось…»