Первогриб
Вся поляна, покрытая свежей зеленью и яркими желтыми букетиками чистяка, была утыкана воскового цвета грибными столбиками. Большинство из них были прикрыты сверху маленькими морщинистыми охристыми шляпками с кокетливо загнутыми полями. На некоторых грибах, правда, колокольчатый головной убор отсутствовал - он или съехал вниз по ножке, или валялся рядом в траве. От этого довольно высокие (иные достигали двадцати сантиметров), хрупкие грибные тельца были похожи на свечи, расставленные плавневыми духами в честь торжества апрельского света и тепла. Так произошла моя встреча со сморчковыми шапочками. Я «наломал» их почти целую сумку.
Название гриба, как казацкое прозвище, сразу характеризует владельца, а точнее - его наряд. «Стоит дурак, на нем колпак, не шит, не бран, не вязан, а весь поярчатый», - сказано о сморчке в загадке. Речь о сморщенной, ноздревато-кудреватой шапке, молодцевато венчающей толстую ножку. У сморчка обыкновенного шапка яйцевидной формы, как у казака-сидня, у сморчка конического головной убор несколько заостренный, как у бравого сечевика, сморчковую шапочку венчает совсем махонькая, почти наперсточная шляпка.
Все мои знакомые рыбаки и грибники, когда я завожу разговор о сморчках, пренебрежительно хмыкают, мол, ни вида, ни вкуса у этих уродливых грибных созданий. Для меня же сморчковый первогриб стал неким символом апрельских плавней, ожившей после зимы природы, предвестником скорого тепла и щедрых грибных урожаев. Присмотревшись к этому грибному первенцу, я даже проникся к нему некоторым уважением. Зародившись в стылой земле, сморчок сумел пробиться через темный мерзлый слой, талую воду и первым выскочил на поверхность. Как разведчик. Оглядел нежный хрупкий мир вокруг, напрягся и задумался. Крепко задумался. Оттого и морщины на челе, и старческие складки. В них полно всякого мусора, который застрял там, когда гриб рос, в углублениях-норках нашли приют паучки и слизняки.


Народный гриб
Этот гриб разнолик и вездесущ. На горных склонах, в дремучих лесах, стылой тундре, в степных балках, среди болотных мхов - везде сыроежка чувствует себя как дома. Всякий кулик хвалит свое болото. Так и сыроежка вполне довольна той средой, где по воле грибной судьбы она оказалась. Пришлось, правда, приспособиться и к условиям, где довелось родиться и стать пусть и не на две ноги, а всего лишь на одну, но довольно устойчиво и надежно.
Мне иногда кажется, что сыроежка была первым «нормальным» грибом, освоившим планету. Менялись ее природные условия, менялась и сыроежка, сохраняя при этом свою грибную сущность. Сыроежка - гриб поистине народный. Вполне можно допустить, что вегетарианское меню еще не умеющего добывать огонь первобытного человека-сыроеда наряду с корешками и травами включало и сыроежку. Поэтому и название такое за ним закрепилось. И сегодня в хижинах и дворцах сыроежка приходится и ко двору, и к столу. На вкус и цвет товарищей нет. Что ж, форме и цветовой гамме нарядов сыроежек (речь в первую очередь о шляпках) может позавидовать любая модница. А умело приготовленный гриб придется по вкусу самому разборчивому грибному гурману.


В генеральском мундире
Это заметный гриб. Один из самых красивых. Но, увы, на вторых ролях. Речь о подосиновике. Боровик не нуждается в наряде. Главенство его в грибном племени общепризнано. Король силен свитой. Вот в ней и место подосиновика. Возможно, во главе ее. Однако все равно рангом ниже борового царька. Подосиновику, который ни в чем не уступает белому, это не совсем по нутру. Поэтому он изо всех сил старается выглядеть и краше, и стройнее, и крепче. В траве, под кустом, с боку-припеку на песчаном взгорье он себя выставляет, как генерал на параде. И мундир у него соответствующий. Тугая, ладно сидящая оранжево-красноватая (цвет этот называют кирпичным, но мне почему-то не хочется употреблять здесь это определение) шляпа, сероватый в мелкую крапинку, стройный низ. Как не отдать честь, не поклониться красавцу? Грибники встречают его по одежке, а провожают сначала в корзину, а потом в засол или на сковороду, отдавая заслуженную дань его отменному вкусу. Это и есть виктория, последняя победная баталия грибного генерала.


Гладыши и волнушки
Затяжные холодные дожди, серое небо, голые озябшие деревья - уныло и грустно осенней порой. В это время по обочинам раскисших дорог, на лесных росистых полянках и появляются эти грибы. Многие грибники в погоне за белыми и подосиновиками их особо не жалуют. Годятся они лишь для засола. И то перед этим их нужно тщательно вымочить или выварить, чтоб убрать неприятную горькотцу. Но розовенькая волнушка, окаймленная бахромой, и крепыш-гладыш с гладенькой маслянистой фиолетовой шляпкой все равно заставляют обратить на себя внимание. Природа ведь творит красоту, не советуясь с человеком, тем более не внемля его кулинарным пристрастиям. И как бы отдавая дань авторитету (и приоритету!) матери-природе и, возможно, даже чувствуя некоторую вину перед ней, человек и окрестил такими красивыми нежными именами эти осенние грибки. Они волнуют сердце истинного любителя тихой охоты, усмиряют-гладят его обиды. Красивы и приглядны эти грибы - спору нет, однако и умелые кулинары смогут сотворить из них весьма деликатесные закуски.


Золотая жила
Кажется, я напал на настоящую жилу. Золотистая россыпь змейкой вилась по южному склону холма и, стекая вниз, исчезала под сосновыми корнями. Я очищал от мусора каждую находку, какое-то время любовался ее завораживающим солнечным цветом, обещавшим много всяких удовольствий, и бережно складывал в тару. Вот она, удача, вот он, фарт, заслуженная победа старателя. Да, именно им я себя представлял, найдя россыпь лисичек. Они действительно были золотой грибной жилой. У меня, кстати, часто нет-нет да и возникала мысль, что я срезаю не грибы, а как бы собираю самородки. Примерял я и образ искателя сокровищ, которому посчастливилось напасть на клад старинных золотых дублонов. Думками богатеют не только глупцы. С радужными мечтами и полной корзиной драгоценного грибного трофея я возвращался в поселок. Среди золотистых грибных кругляшек, случается, попадаются экземпляры с красноватыми пятнами, обводами. Что-то вроде червонного золота. Но, увы, к драгоценному лесному дару эти грибки отношения не имеют. Это ложные лисички. В одной северной деревеньке меня однажды угостили жареной картошкой, которая для остроты была приправлена ложными лисичками. До сих пор помню вкус этого пикантного блюда. Это наводит на мысль, что первыми гомеопатами были грибные кулинары.


Удача - рядом!
Рыбалка не задалась. Однако с грибами повезло. В конце сентября целую неделю полоскали дожди - изрядно промочили и землю, и плавневый лес. И пошла тополевая рядовка. Правда, под опавшей листвой найти ее было нелегко - прятаться и маскироваться этот гриб умеет. Мои старые знакомые, что приютили меня на плавневом островке, давно обжили этот крохотный пятачок и знали все его укромные уголки. На берегу стоял их фанерный домик. Оттуда они делали грибные вылазки в глубь острова. Не проходило и часа, как грибники возвращались с полными ведрами груздей, вешенок, опят. Особенно много было рядовок.
Мои же лесные «уловы» были значительно скромнее. Я знал, что рядовка растет грибок к грибку рядами-лентами. Оттого и название такое получила и в народе, и в науке. Однако мне никак не удавалось ухватить за хвост эту грибную «змейку». Приходилось довольствоваться одиночными экземплярами - остатками чьей-то добычи…
После завтрака все похватали ведра и разбежались по плавням. Я остался в лагере один. Сидел на бревне возле потухшего костра и размышлял о том, куда направиться в этот раз. Вдруг возле ближайшего дерева углядел торчащую из-под тополевого листа коричневую шляпку. Я подошел, смахнул лист, и передо мной во всей красе предстала крепкая, тугая, свежая рядовка. Буквально в нескольких сантиметрах от нее виднелся едва приметный бугорок. Чуть дальше - еще один. Грибы росли на обочине тропы, что начиналась почти у порога домика. Я ползал на четвереньках, разгребал листву и подрезал ножом плотные мясистые ножки. Не прошло и десяти минут, как ведро оказалось полным. Я высыпал добычу на газету и стал наполнять второе ведро. Когда мои приятели вернулись, я сидел перед горой грибов и, очищая их от мусора, складывал в сумку.
Всем известно, что рядовка растет рядами, а еще случается, что найти ее можно рядом с домом, местом, которое обжил, обиходил. Как, наверное, и удачу в жизни…

Окончание следует