Учитель литературы В.И.Лазарева, инициатор этой встречи, помогает непривычно оказавшемуся в центре внимания гостю «наводящим» вопросом:
- Павел Иванович, вы ведь общались с Михаилом Александровичем Шолоховым, расскажите нам об этом, о том, каким был легендарный донской писатель, лауреат Нобелевской премии, в жизни!
- Он был такой... такой... - ищет и никак не может найти подходящего определения выступающий, - он был...
Мы все в предвосхищении громких торжественных слов, которые скажет гость о нашем выдающемся, поистине великом земляке, в преддверии 110‑летнего юбилея которого мы устроили эту встречу.
Рассекая плотно сжатым кулаком воздух, как бы ударяя по воображаемому столу, Павел Иванович находит, кажется, нужное именно сейчас, самое правильное слово:
- Он был... был... такой же, как все мы, как я, или вот, как вы... простой!
Выдохнув с облегчением, вытерев тыльной стороной ладони невидимую испарину на лбу, он, немного успокоившись, начинает рассказывать...
Павел Иванович Бакаев всю жизнь прожил в хуторе Нижнепопове, он из тех, о ком говорят «мастер на все руки». Построил дом, вырастил детей, уже стали взрослыми и его внуки.
Дочь Фирания Павловна работает учителем начальных классов в этой же школе, которую когда-то окончила. Смолоду Бакаев работал в Белой Калитве в СУ-35, позже реорганизованном в стройтрест №2, потом много лет трудился в районной Сельхозхимии, а на пенсию ушел из местного ОАО «Дружба», бывшего когда-то колхозом.
В начале апреля 1974 года группу строителей, преимущественно плотников и маляров из Белой Калитвы и Каменска, направили в станицу Вешенскую. Они должны были возвести новый забор вокруг усадьбы Шолоховых на берегу Дона, где расположился светлый двухэтажный дом с террасой и балконом, хозяйственными постройками и большим садом.
Особняк был построен в 1949 году взамен старого довоенного дома с мезонином, купленного Шолоховыми в 1928 году. Этот дом 8 июля 1942 года был разрушен немецкой авиабомбой, при этом погибла Анастасия Даниловна Шолохова, мать писателя. Он, только что попрощавшийся с родными, вернулся с дороги, не успев отъехать далеко. Позже этот дом восстановили. Это типичный казачий курень, построенный в начале ХХ века, с четырехскатной крышей, «верхами» и «низами», верандой. Он сделан из деревянных пластин, ошелеван досками и покрашен, окружен с трех сторон балясами. В доме - зал, гостиная, кабинет писателя и комната его матери Анастасии Даниловны. Шолохов горячо ее любил и многие материнские черты отразил в образах героинь своих произведений, например в образе Ильиничны в «Тихом Доне».
Жили строители неподалеку, в гостинице, окна которой выходят на большую станичную площадь, называемую, как и во многих других донских станицах, Майданом. Вдоль этой площади также расположены Вешенский педагогический колледж, носящий имя знаменитого земляка, и храм Архангела Михаила, построенный в 1786 году на средства прихожан. Вообще, в начале XX века, в Вешенском юрту действовало семь церквей, а в самой станице в 1853 году был заложен в нижнем ее конце и другой каменный храм во имя Святой Троицы, разрушенный в недобром 1937 году. В храме Архангела Михаила в те годы было устроено зернохранилище, что, наверное, и спасло его от разрушения.
- С раннего утра Михаил Александрович обычно работал, и мы старались меньше шуметь, чтобы его не отвлекать от дела, - рассказывает Павел Иванович. - Перед рассветом, в 4 часа утра в кабинете обычно уже горел свет. Часто к нам приходил его секретарь Андрей Афанасьевич Зимовнов, интересовался, не надо ли чего, спрашивал, как идет работа. А после обеда, случалось, приходил сам хозяин. Он интересовался, откуда, из каких мест тот или иной работник, расспрашивал о житье-бытье. Сам говорил мало, больше слушал, время от времени попыхивая сигаретой, вставленной в мундштук.
Секретарь писателя был более разговорчив. Известно, что Михаил Александрович Шолохов стал первым русским писателем, которому была присуждена Нобелевская премия в области литературы с согласия советского руководства, в отличие от Ивана Бунина или Бориса Пастернака. Зимовнов рассказывал, что король Швеции Густав VI Адольф лично вручал нашему соотечественнику эту престижнейшую награду. Однако, принимая премию от короля Швеции, Шолохов не поклонился ему, как это было принято на подобных церемониях.
Рассказал Павел Бакаев со слов Зимовнова и другую историю. Как-то среди ночи в низах большого дома раздался шум, послышались звуки ломаемой двери. Услышав это, жена писателя позвонила в милицию и вскоре в усадьбу прибыли начальник милиции и секретарь райкома. Входная дверь была открыта, но ни на лестнице, ни в комнатах никого не было. И только за дверью в котельную начальник милиции обнаружил притаившуюся женщину странного вида и с топором в руках. Тут же ее допросили. Непрошеная визитерша - явно не в себе - поведала, что она очень любит Михаила Шолохова и пришла защищать его от всяких посягательств. Спросили хозяина, что с ней делать.
- Да отпустите ее, ничего не надо с ней делать.
Отпустили. Но «ничего не делать» местные доктора, как видно, поняли чересчур буквально. Через несколько дней эта несчастная зарубила собственного сына. Чтобы оградить семью Шолоховых от подобных визитов, усадьбу стал охранять милиционер.
Время от времени с работниками беседовал Иван Николаевич Борщев, участковый уполномоченный центрального участка, контролировавший милицейский пост в усадьбе и ради этого часто посещавший дом Шолохова. Он тоже порой рассказывал рабочим о писателе. По образу жизни Михаил Александрович не отличался от простых людей. Как и все сельские жители, он имел в своем хозяйстве корову, овец, птицу, сад, огород, был заботливым семьянином. Прожил со своей женой Марией Петровной 60 лет, вырастил четверых детей и воспитал их скромными и порядочными людьми. Шолохов не был богачом, хотя ему приходило немало писем с просьбой помочь деньгами. Иногда авторам таких писем Шолохов помогал.
Однажды, например, написала мать-одиночка, что у ее сына проявились способности к музыке, но чтобы заниматься в музыкальной школе, нужно купить баян, а она не в силах этого сделать. Михаил Александрович попросил помощника узнать, сколько стоит баян, и поручил выслать эту сумму просительнице. Такие случаи не были единичными: Михаил Александрович помогал накрыть крышу, решить какие-то бытовые проблемы, да и сам он годами выплачивал кредит, взятый на строительство дома. Многочисленные письма с просьбами о восстановлении справедливости Шолохов всегда рассматривал и по каждому обращению принимал меры как депутат Верховного Совета. А сколько добрых дел он сделал для своей малой родины!
В знаменитом романе «Тихий Дон» упоминается более 40 старинных казачьих песен, и это не случайно. Михаил Александрович любил казачью песню, хорошо пел, имел музыкальный слух и приятный голос. В молодости, до войны, он играл на рояле, подбирал мелодии, импровизировал, - об этом рассказывали местные жители. Заботой писателя в середине 30‑х годов был создан хор из казаков-песенников, выступавший много раз в Ростове-на-Дону и дважды даже в Москве. Исполнение казачьих песен было записано на грампластинки и тем самым сохранено для потомков...
За окнами, несмотря на трескучий мороз, резвятся на санках младшие ученики, их звонкие голоса проникают в класс даже через металлопластиковые окна. Но девятиклассники слушают гостя внимательно, не отвлекаясь.
- Ну, что еще рассказать... - припоминает Павел Иванович и продолжает повествование. Говорит об увлечениях Шолохова: он, как известно, был заядлым рыболовом и охотником, но еще больше любил природу родных донских степей, Дон, окрестные озера, эта любовь всегда была выше охотничьего азарта. Шолохов предпочитал охоту на водоплавающую и степную птицу, но никогда не позволял себе излишних охотничьих трофеев и запрещал этого другим.
На рыбалку он брал только самодельное удилище из гибкой березовой палки. Почти всегда с супругом ездила и Мария Петровна. Она хорошо стреляла и часто сама организовывала выезды на природу. На охоте, правда, в последние годы была только зрителем, ружье в руки не брала, зато на рыбалке могла дать фору супругу. У нее было шестиметровое фабричное складное удилище с удочкой-донкой без поплавка. Забрасывала она крючок с насадкой подальше от берега и терпеливо ждала, не упуская момента подсечки. Михаил Александрович часто подшучивал по поводу ее удочки, называя снасть оглоблей.
Гость рассказывает и рассказывает. Говорит о вековом дубе в окрестностях Вешенской, под которым не раз бывал Шолохов, о сосновых лесах, поднявшихся на зыбучих песках заботой писателя, о прекрасном мосте через Дон, сооруженном благодаря усилиям Михаила Александровича.
Павел Иванович умолкает, смотрит на часы и обводит класс взглядом. Однако никто не проявляет нетерпения.
- А что это за фотографии и книги? - спрашивают школьники.
- Да-да, - спохватывается выступающий, - я расскажу сейчас, ребята! Но хочу подвести небольшой итог сказанному... Я вам поведал только то, что сам видел и слышал, а вы, не сомневаюсь, многое сами узнаете из книг, фильмов и, может быть, рассказов других людей, знавших нашего великого писателя и земляка, прочитаете его произведения... Фотография эта, - Павел Иванович показывает на экран, куда оперативно вывели принесенный им снимок, - была сделана 20 апреля 1974 года, когда наша работа еще не была закончена, но Шолоховы собирались в Москву, а затем в Финляндию. Это было время подготовки к юбилею Шолохова, в следующем году ему исполнялось 70 лет. В этот же день Михаил Александрович вручил каждому рабочему книгу «Донские рассказы» со своим автографом, причем каждому подписал книгу индивидуально. Вот я на этом снимке, - Павел Иванович берет в руки указку, - во втором ряду третий слева, в светлой кепке. Справа в шляпе - бригадир Павел Николаевич Стехов, справа от Шолохова - тракторист «дядя Миша» из Каменска, выше писателя - сварщик и его помощник. Сзади в очках и шляпе - начальник участка из Каменска. Многих уже не помню, - как бы оправдывается Павел Бакаев.
- Ребята, может быть, у вас есть вопросы? - спрашивает учитель литературы. Но школьники, все еще находясь под впечатлением, молчат.
И тогда я прошу несколько минут и рассказываю, что, бывая в Москве, мы обязательно посещаем возрожденный Храм Христа Спасителя, а затем гуляем по Гоголевскому бульвару. Здесь, на одной из красивейших столичных магистралей, расположен памятник Николаю Гоголю. Величественная фигура, вознесенная на высокий постамент... И неподалеку, ближе к Храму, сооружен памятник Михаилу Александровичу Шолохову.
Это необычный, трогающий душу монумент, отражающий как раз те качества нашего классика, на которых сделал акцент Павел Иванович Бакаев. По одну сторону пешеходной зоны бульвара, напротив дома, в котором когда-то жил Тургенев, мы видим Шолохова, сидящего в лодке. Не величественного, а обычного человека, одетого по-простому в телогрейку и сапоги и внимательно всматривающегося вдаль, за Дон... За спиной его расплываются клином в разные стороны, высоко подняв головы над донской водой, кони, которые символизируют раскол России в годы Гражданской войны. Кажется, что над донской ширью слышатся всхрапы плывущих дончаков. Плита с лошадьми представляет собой фонтан, хотя, честно сказать, воды там видеть не приходилось, да это, в общем-то, и неважно. Вся композиция в целом наклонена в сторону пешеходной зоны, а смотрит Шолохов в сторону Сивцева Вражка, где располагалась его московская квартира в доме №33. Напротив монумента расположена бронзовая скамья с барельефами сцен Гражданской войны. Авторы памятника Иулиан Рукавишников и его сын Александр, воплотивший через годы замысел отца, преодолев немалое сопротивление отдельных столичных чиновников.
Урок закончился, и девятиклассники пошли провожать нашего гостя. Им предстоит писать конкурсное сочинение о Шолохове, и, наверное, встреча с Павлом Ивановичем займет в них заметное место.
Позже я поискал сведения об общении Шолохова со строителями 20 апреля 1974 года и его автографах, связанных с этой датой, и не нашел. Получается, что встреча с Павлом Бакаевым может дополнить летопись жизни и творчества великого русского писателя не слишком, может быть, значительной, но очень характерной деталью.

Владимир ЛЯХ, директор Нижнепоповской основной школы
Фото из архива Павла БАКАЕВА

Ростовская область