Когда понты дороже жизни
Всего один звонок в институт Склифосовского - и вот такие трагичные сюжеты. Двое мальчишек соревновались, кто с максимальным риском пересечет проспект Космонавтов. Пятая попытка одного из них стала роковой. Врачи борются за жизнь малолетнего камикадзе.
Похожий случай возле станции Тайнинская. Подростки наперегонки пересекали железнодорожное полотно. Перед носом мчащейся электрички. Один экстремал погиб...
И совсем дикий случай: подростки соревновались, кто дольше просидит в люке теплоцентрали. Пекло. Почти крематорий... «Победителя» увезли на «скорой». Слава Богу, остался жив.
Жизнь и без кино полна неожиданностей и ловушек. Особенно в перенаселенном мегаполисе. А тут еще появилась молодежная субкультура - экстрим. Экстремальные развлечения: трейсеры, джамперы, руферы, зацеперы... Эти термины «обогатили» не только неповторимый русский язык, но и наше представление о целом поколении. Наиболее лихая и безголовая часть «поколения пепси» попытку неосознанного суицида называет храбростью. Понты оценены дороже жизни.
Трейсеры лихо преодолевают все городские препятствия. Диковатая разновидность уличной акробатики - то, что каскадеры (да еще при помощи компьютерного монтажа) выделывают в фильмах, подростки пытаются повторить в условиях каменных джунглей.
Джамперы прыгают с высоты, привязавшись к резиновым помочам. С моста, с крыши высотки, с высоковольтного столба... Все равно. Лишь бы вниз головой. Единственная разница - кто-то страхуется двумя альпинистскими веревками, а кто-то просто привязывается за ноги и «сигает» вниз.
Руферы носятся по крышам, как по земле. Передвижение по крышам они считают образом жизни. Если люки на чердак в подъездах перекрыты, руфер должен забраться на крышу любым другим способом - по пожарной лестнице, водосточной трубе, по балконам, карнизам, стене...
Словом, «человек-паук» без гарантии выжить.

Смерть в конце тоннеля
Зацеперы - модное молодежное движение, раскрученное в социальных сетях. Новое, известно, хорошо забытое старое. За трамваи подростки цеплялись с тех пор, как этот транспорт появился. Сейчас цепляются не только за трамваи (за них как раз реже) - цепляются за вагоны пригородных электричек и метро.
Есть «храбрецы», катающиеся на крышах вагонов. Зацеперы гибнут не только под колесами поездов, но часто от удара током. Неискушенному и представить сложно - напряжение в сети на железной дороге составляет 27 тысяч вольт. Смерть может наступить при приближении к проводам на 20-30 сантиметров.
Каждый день в столичном метро вылавливают с десяток зацеперов, но за всеми не уследишь. Да и статья за это смертельное нарушение смешная - мелкое хулиганство, родителям - штраф.
Хроника криминальных новостей леденит душу.
На крыше электрички Клин - Москва на станции Моссельмаш обнаружен обгоревший труп подростка. По предварительной версии транспортной полиции, на крыше вагона погиб зацепер, попавший под ток.
Скончался от удара током в районе железнодорожной платформы Люблино 16-летний паренек, катавшийся на пригородном поезде с внешней стороны.
На станции Никольское горьковского направления Московской железной дороги обнаружено тело 14-летнего зацепера из Павловского Посада. Подросток катался на крыше поезда.
Перед въездом в туннель на станции московского метрополитена «Шипиловская» Люблинско-Дмитровской линии обнаружено тело несовершеннолетнего мальчишки. 14-летний подросток погиб при попытке прокатиться на крыше поезда в столичном метро. Тело мальчика 40 минут находилось между вагонами, пока его не заметил машинист. Установлено, что ребенок, затерявшись в толпе, забрался на крепление между вагонами, после чего вскарабкался на крышу поезда. В тоннеле подросток ударился о выступающую часть в подземке. От полученной травмы скончался...
Но достаточно «страшилок». Одно их количество наводит ужас.

Я не трус, но я боюсь
Банальная причина риска малолетних - океан свободного времени, которое нечем занять. А энергия так и прет. Душа и тело жаждут экстрима. Да так, чтобы твой «подвиг» видели весь класс, вся школа, весь двор, весь район... А лучше, если вся страна. Вдруг твой смертельный кульбит на крыше мчащегося вагона, твой отчаянный селфи наберет в соцсети миллион заходов и «картинку» покажут по всем каналам телевидения? Это же какая слава!
Нелепая смерть страшна вдвойне, потому что бесцельна до глупости. Выскажу странное для мужчины правило: пусть ваш сын (и уж тем более дочь!) побудет минутку трусом, чем всю жизнь инвалидом.
Степень нашей храбрости - производное фона тревожности времени, в котором мы живем. Наши мальчишки, одурманенные киношными трюками, вовсю подражают «крутым парням» из Техаса. А тут еще иные молодые папаши подначивают: «Не будь размазней! Меня, к примеру, улица воспитывала».
Кто-то считает, что храбрость меры не имеет - либо она есть, либо ее в мужском сердце нет и не будет. Все мы продукты своего времени. Во времена молодости наших отцов чувство «мужской храбрости» было чуть ли не главной составляющей личности советского гражданина. Жертвенность во имя чего-то (даже очень сомнительного, неясного, неочевидного) считалась доблестью, отказ от этой жертвенности в пользу собственных отца, матери, детей - трусостью. А то и подлостью, предательством.
Современным подросткам нет повода жертвовать собой ради чего-то. Для этого есть профессионалы. Но подростки ищут повод прославиться в глазах сверстников и сверстниц. Мнение двора часто важнее оценки родителей.
Психологи называют период взросления подростка временем активной социализации, когда он учится выстраивать диалог с обществом, конструирует окружение вокруг себя, стремится к самостоятельности, к самовыражению. Нередко любой ценой. Раз есть поощрение твоему поведению в твоей компании, подросток сделает все, чтобы это поощрение закрепить. В компании мальчишка рискует чаще и охотнее, чем если бы он оставался один на один с собой или с другом (подругой).
Взрослый тысячу раз задумается, рисковать ли ему даже по делу - подросток точно рискнет, если уверен, что за ним наблюдают сию минуту или будут наблюдать позже в социальной сети. Психологи называют это получением социальных бонусов от социальной среды.
Полвека прошло, а вспоминаю - останавливается сердце. Строился гигантский цех холодного проката Челябинского металлургического завода. Наш класс повели на экскурсию на стройплощадку. Когда нам, пацанам, стало скучно, мы забрались на крышу новостройки. Между двумя строящимися корпусами был пролет метров... Сейчас мне кажется - метров сто, а тогда казалось - пустяк, проще перейти, чем переплюнуть. Лежала цементная балка. Пацаны предложили испытать свою «храбрость», перейти по балке с крыши на крышу. Благо широким экраном шел фильм «Высота» и нам было кому подражать.
Прошел один... Второй... Я оказался третьим... Отказаться не смог - «гордость» родилась раньше меня.
...На середине балки я посмотрел вниз (совсем как в рассказе «Прыжок» Льва Толстого. Там, если помните, мальчишка, сын капитана, забрался на мачту), и только Бог подсказал мне отвести взгляд и присесть - внизу была бездна, люди казались мельче муравьев. Сынишке капитана было проще - под ним серебрилось теплое море. Подо мной были кучи битого кирпича, сломанный грейдер, похожий на игрушку, контейнер с застывшим битумом... Словом, никто меня внизу живого не ждал.
Я представил лицо мамы. Подумал, как ей будет бессмысленно на земле без меня. Выпрямился. И - дошел. Родители до сих пор не знают о моем безрассудном поступке...
Не надо, ребята. Я не трус... Но я боюсь. За наших детей.
Как остановить это модное поветрие? Не знаю. Но все-таки что-то с этим делать надо.