- Володя, море, как и космос, начинается на земле. Ты, знаю, сын моряка...
- Да, батя отдал морю 56 лет. Начинал капитаном китобойца. Закончил карьеру капитан-директором китобойной флотилии «Советская Украина». Когда я был мальчишкой, профессия моряка-китобоя в Одессе была не менее популярной, чем профессия космонавта. Моряков торжественно встречал весь город. Играл оркестр. Мамы и дети наряжались во все лучшее, высыпали на набережную. Дети ждали подарков, жены - ласк. И все - соленых рассказов о морских приключениях.
- Отец отсутствовал 11 месяцев в году. Когда же он успел воспитать в тебе любовь к морю?
- Мы жили возле моря. Море само способно влюбить в себя кого хочешь. А потом... Ты знаешь, старик, ожидание отца часто воспитывает лучше, чем его ежедневные присутствие и нотации.
- Володя, расскажи о самом памятном дне из той тысячи, что ты был в море...
- Самый памятный день - 13 марта 1996 года. В первой кругосветке нас застал тропический ураган между Гавайскими и Японскими островами. Трое суток кошмарило. Волны высотой 25 метров играли кораблем, как теннисным шариком. Описать сложно, это надо видеть, чтобы понять. Капитан «Крузенштерна» Олег Седов запретил кому-либо появляться на верхней палубе, сам трое суток стоял на мостике. Команда сидела по каютам, но распорядок дня не менялся - занятия с курсантами шли своим чередом, вахта меняла вахту, завтрак-обед-полдник-ужин - все по расписанию, без опозданий.
- Извини, как готовить пищу, когда посуда по камбузу летает?
- Посуда закреплена. А кока, пока он колдует у кастрюль, держат двое, чтобы не упал, не ошпарился кипятком, не поранился ножом. Ощущение, как на огромной американской горке: сначала летишь в пропасть долго-долго, а потом так же долго поднимаешься. Чтобы тарелки не скользили по столу, скатерть смачивали водой, супа наливаешь с черпачок, компота - полстаканчика.
В кубриках ребята притихли: наверное, каждый подумал о маме, но некоторые бравировали, обманывая страх. Когда я рассказал отцу о том, как вело себя море те три дня, батя категорично заметил: «По всем законам морской науки вы не должны были выйти из того урагана».
- «Крузенштерн» всегда славился своей сверхживучестью...
- Да, судно надежное. Но и капитан Седов - суперпрофессионал. Седов и его команда. Седов после того урагана стал еще седее, вот такой «оптимистичный» каламбур.
- Путешествие - это встречи. Какая была самой интересной?
- Встреч было много. Жизнь раскидала по миру сотни тысяч русских! В Рио-де-Жанейро я встретил... Владимира Ульянова. Деда назвали так явно в честь «вождя мирового пролетариата». Так вот, Володя Ульянов с горечью говорил мне, что авторитет России в мире заметно упал. А через десять лет, уже во второй моей кругосветке, наши соотечественники сменили пластинку. «Россия, - говорят, - снова становится мощной. Ее начинают уважать!» Это приятно слышать.
- Самые красивые девушки, понятно, в Одессе и в России. А где еще?
- И в Латинской Америке девушки ничего... И в Юго-Восточной Азии... На Таити... В Маврикии... Кроме шоколадного с молоком цвета кожи у таитянок, например, очень открытый, доверчивый взгляд, почти детский. Но и с замашками цивилизации они уже на «ты».
- Володя, читатель подумает, что журналист, отработавший три кругосветных плавания, должен как минимум заработать на виллу на Канарах. Признайся, в какой точке земного шара ты прикупил домик?
- Есть домишко в Тверской губернии, огороженный забором, который я поставил на гонорары от репортажей в различных изданиях. (Смеется.) А если серьезно... Капитан и офицерский состав «Крузенштерна» и «Паллады» получали от 14-18 долларов в сутки. Матросы и курсанты - много меньше. Не думаю, что сейчас много больше.
В свое время за кругосветное плавание царь-батюшка платил офицерскому составу пенсион от 600 до 2500 золотых рублей. Пожизненно! Почувствуй, как говорят в Одессе, разницу. У капитана «Паллады», например, не было даже предусмотрено представительских расходов, поэтому принимать зарубежных гостей приходилось за свой счет. Наши морячки и курсанты в иностранных портах выглядят бедными родственниками по сравнению с заграничными коллегами. Это, конечно, не прибавляет России вистов в глазах иностранцев.
- Твой отец бил китов. А ты рыбак?
- Еще бы!
- Но рыбаки любят хвастаться, а ты молчишь на эту тему...
- В первой кругосветке возле Сингапура я поймал тигровую акулу. Насадил на крюк рыбью голову, которую взял на камбузе, закинул в море снасти. Глубина примерно метров 10-12. Жду. Вдруг трос в руках так рвануло, что меня припечатало к леерам и содрало кожу с ладоней. Позвал мужиков на помощь. Акулу тащили полкоманды. 200 кг весом! Около трех метров в длину!
- По-рыбацки преувеличиваешь?
- Ничуть! Возле Гавайских островов поймал голубую акулу на 150 кг. Ловил акул и поменьше - мако, белоперых... Поймать акулу - мечта любого кругосветчика. Попадались и барракуды, макрель, кальмары... Но голубого марлина - мечту любого рыбака - так и не поймал. Это единственная задача, которую не выполнил в трех кругосветках.
- В кругосветном путешествии не бывает без чудес...
- В день святого Николая Угодника (покровителя моряков и путешественников. - Авт.) в декабре 2005 года при подходе к чилийскому порту Вальпараисо на борту «Крузенштерна» находились высокие гости из Москвы. Им очень хотелось увидеть китов и дельфинов. Гостям обещали. Ровно через час после высказанных за столом пожеланий с левого борта появилось стадо китов, а с правого - резвящиеся вовсю дельфины. Гости обалдели! Вот и не верь после этого в чудеса.
- Володя, по моим раскладам, свое 50-летие ты отметил на борту «Крузенштерна»...
- Точно так! В Тихом океане на переходе из мексиканского Акапулько к Гавайским островам. Подарков было много. Наиболее близкие сердцу - большая серебряная медаль с выгравированным на ней изображением парусника «Крузенштерн» - подарок капитана Седова. От членов экипажа - картины с видом барка и стилизованная мечта каждого рыболова - синий марлин. Все подарки с дарственной надписью. Работники камбуза испекли большой торт, на котором шоколадом была нарисована акула в честь моего увлечения экстремальной рыбалкой.
- Сейчас много говорят о пиратах. «Палладу» Бог миловал?
- Прямых контактов с пиратами не было, но, проходя на «Палладе» Аденским заливом, едва не подверглись нападению. Это случилось в июне 2008 года, на ночной вахте второго помощника капитана Юрия Данченко, когда на радаре в радиусе двух миль от нашего судна крутились со скоростью до 50 узлов два небольших объекта. Скорее всего небольшие катера. Пришлось вызывать на мостик капитана Николая Зорченко и вовсю работать прожекторами, давая понять незнакомцам, что к обороне готовы. Катера на сближение не пошли. А через два часа мы узнали, что пиратами было атаковано и захвачено следовавшее за нами судно.
- Тебе завидуют многие. А есть те, кому завидуешь ты?
- Не завидую - горжусь, что судьба свела меня с классными мужиками. Без всякого пафоса героями нашего времени: капитанами «Крузенштерна» Геннадием Васильевичем Коломенским и Олегом Константиновичем Седовым (царство ему небесное!), капитаном «Паллады» Николаем Кузьмичом Зорченко, боцманами «Круза» Мамиконом Акопяном, Сергеем Осовым, матросом Владиславом Коноваловым, парусным мастером «Паллады» Александром Дерябиным. Это моряки и люди на пять с плюсом!
Но особо я хочу сказать о президенте Молодежной морской лиги Сергее Вьюгине. Без его организаторского таланта не было бы этих кругосветок «Крузенштерна» и «Паллады». Да и я бы как журналист, как личность, возможно, не состоялся.
- Жена и дети не устали ждать морского бродягу?
- Наверное, устали... Но мой 14-летний сын Лешка прошел со мной половину первой кругосветки - от Калининграда до Владивостока. Так что он не в обиде.
- Какой подарок, кроме, разумеется, себя самого, больше остальных понравился твоей жене Ирине?
- Гарнитур из черного жемчуга, который я приобрел на Таити.
- Володя, где ты еще не был, но хотел бы побывать?
- На острове Пасхи, Галапагосских островах. И, конечно же, побродить по тихоокеанским атоллам.
- У какого моря самый крутой нрав?
- У морей, как и у людей, у каждого свой характер. Хотя за последний миллион лет ни одно море добрее не стало. И каждое норовит взять с моряков дань, в том числе и человеческими душами. На мой взгляд, самое суровое - Северное море.
- А самое ласковое?
- Черное. Но это для меня. Ведь Черное море можно назвать моей колыбелью.

Досье «УГ»

Владимир Германович Кирюхин родился 25 февраля 1956 года в Одессе в семье моряка-китобоя. Окончил факультет международной журналистики МГИМО (1983). Работал в ряде центральных изданий. Первый переход под парусами совершил от Санкт-Петербурга до Одессы вокруг Европы на паруснике «Мир». Совершил три кругосветных плавания на парусниках «Крузенштерн» (1995-1996, 2005-2006) и «Паллада» (2007-2008). Всего в море провел 1050 суток, то есть 2 года и 320 дней. Как участник кругосветок посетил 36 стран и 47 портов, многие из них - дважды. Между первой и второй кругосветками 8 лет отработал в Государственной Думе РФ пресс-секретарем депутатских объединений. Лауреат Всероссийского конкурса Союза журналистов России. Награжден юбилейной медалью «300 лет Российскому флоту».