Во всей мировой культуре нет более уникального учебного заведения, чем этот лицей. Не только потому что в его первом выпуске взошла звезда юного Пушкина, но и потому что гений поэта совпал с гениальностью замысла самого лицея. Его проект два года готовил Михаил Сперанский в четыре руки с императором Александром I. Целью было воспитание с детского возраста чиновников высшего класса для государственной службы, «помощников царя», как называл их юный Пушкин. И уже в зрелости в стихотворении «19 октября 1825 года» он пишет о царе:
Он человек! Им властвует
мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и
страстей;
Простим ему неправое гоненье;
Он взял Париж, он основал
лицей.
В своей речи на открытии лицея 19 октября 1811 года Александр Куницын, адъюнкт-профессор нравственных наук, выпускник Геттингенского университета, убеждал, наставляя юных слушателей: «Главным основанием ваших познаний должна быть добродетель... государственный человек, будучи возвышен над прочими, обращает на себя взоры своих сограждан, его слова и поступки служат для них правилом. Если нравы его беспорочны, то он может образовать народную нравственность более собственным примером, нежели властию... Какая польза гордиться титулами, приобретенными по достоянию, когда во взорах каждого видны укоризна или презрение, хула или нарекание, ненависть или проклятие? Для того ли должно искать отличий, чтобы, достигнувши оных, страшиться бесславия? Лучше остаться в неизвестности, нежели прославиться громким презрением». И спустя годы уже выпускник Пушкин итожит:
Куницыну дань сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал
наш пламень,
Поставлен им краеугольный
камень,
Им чистая лампада возжена.

«Воспитал пламень», возжечь «чистую лампаду» - вот высшая аттестация Учителя в устах Ученика.
Пушкин воспел не просто ученичество, но именно отрочество, то есть, говоря современным языком, подростковый возраст.  В этом возрасте все философы, тайные или явные, открыватели своего места в глобальном масштабе Отечества, человечества. С годами этот пафос тускнеет, потому Пушкин был реалистом, отметив:
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Лицей просуществовал до 1918 года, и он продлился во множестве книг, посвященных ему, прежде всего в романах Юрия Тынянова «Кюхля» и «Пушкин» (неокончен в связи со смертью автора, но лицейский период он описать успел).
В лицейских стихах Пушкина, помеченных датой «19 октября» за разные годы, воспеты как живые ближайшие товарищи его: Пущин, Дельвиг, Кюхельбекер... К ним он взывает, иных из них оплакивает. Святое братство лицея.
Больше, чем фея со своей тыквой, нужны каждой девочке и каждому мальчику реальные и такие сказочные герои-ровесники, уж не пионеры-герои, не тимуровцы, а просто ученики.
Школа и должна быть отчасти утопией, считал недавно ушедший от нас директор школы Владимир Абрамович Караковский.
Братство и должно быть шире, глубже политических разногласий. В лицейском кругу были и декабристы,  и высокие чины государственной службы - например, блистательный дипломат, министр иностранных дел, последний канцлер Российской империи князь Горчаков.
Ты, Горчаков, счастливец
с первых дней,
Хвала тебе - фортуны блеск
холодный
Не изменил души твоей
свободной:
Все тот же ты для чести
и друзей.
Нам разный путь судьбой
назначен строгой;
Ступая в жизнь, мы быстро
разошлись:.
Но невзначай проселочной
дорогой
Мы встретились и братски
обнялись.
Уже три десятилетия в московской школе №734 (известной как школа имени Тубельского) существует  традиция проведения  дня лицейского братства в честь 19 октября. Предлагаем Министерству образования и науки РФ учредить в этот день - открытия лицея - Всероссийский день ученика. Вот и памятник единственный ученику есть: фигура Саши Пушкина - лицеиста на скамейке в Царском Селе. Будет куда цветы возлагать.