9 октября, 2014 год
Знаете, сегодня я приняла решение завести тетрадь и записывать в нее несколько строк каждый раз, когда начнется обстрел нашего микрорайона. Может быть, таким образом  мне удастся заглушить дикий страх в моей  душе. Возможно, такой метод подействует?  До этого ничего не помогало. Как только начинало лаять и повизгивать артиллерийское орудие, я мчалась в подвал, а мысли обращала к Господу Богу с просьбой сохранить жизнь мне и  близким.
Сегодня обстрел Азотного был особенно мощным. Крики людей, плач, паника, жуткий грохот и свист в вечернем небе, горящие  строения... В эти минуты я и приняла решение, что буду все записывать. Что? Еще не знаю.  Я еще совсем «зеленая» на писательском поприще. Буду писать  для себя и учиться всему по ходу дела. Вот, пока размышляла, артобстрел отступил. Надо поставить сегодняшнее число над записью. Девятого октября начинаю вести дневник.
10 октября, 2014 год
И снова гремит! Может, это просто осенняя гроза разрывает плачущее серое небо? Все может быть!
Я снова сижу в подвале. У человека, сидящего в холодной яме, сужается кругозор. Вот по склизкой стене ползет мерзкая мокрица. Она торопливо перебирает крошечными лапками по сырым стенам подвала. Мне кажется, что насекомое тоже торопится жить, хочет все успеть. В данную минуту мокрице хорошо  и уютно, она в своей стихии. Не страшны ей взрывы снарядов, не нужны ей ясное солнышко и свежий воздух. Ее мирок - подвал, сырой и холодный. Думаю, она совсем не хочет делить со мной свое подземное счастье. Посему буду выбираться из ямы, чтобы познавать окружающий мир, накапливать собственный жизненный опыт, быть счастливой.
11 октября, 2014 год
Вот уже середина осени. Теплые дни на исходе, они все чаще стали хмуриться. И я грущу, как дождливый октябрьский день. Часто лью слезы, словно осеннее небо.
Хочется чаю и хлеба с маслом. Чай в доме есть, точнее не чай, а заваренные веточки вишни и смородины. А вот с хлебом и маслом туго.  С утра на полигоне снова работал миномет, а мы ожидали «обратки». Посему не было желания сходить в магазин и добыть хлеба. А масло? Сливочное масло - роскошь! Его можно заменить растительным, посыпав хлебную корочку крупной солью.
Теперь я стала понимать, что человеческое благополучие держится на волоске. Что в одно мгновение сытая, спокойная, мирная жизнь может измениться. Так и случилось со всеми, кто живет в Донбассе. Но думаю, все жители вместе со мной благодарят Бога за жизнь. Пусть тяжелую, но такую ценную.
12 октября, 2014 год
Сегодня ходила в школу. Вы скажете, что это обыденное дело для школьника. Нет и нет!  Сейчас мы учимся дистанционно,  поход в школу - подвиг и целое приключение. Нужно успеть спрятаться за дерево или прижаться к земле, чтобы в тебя не угодил шальной осколок от сумасшедшего снаряда.
Школа встретила меня гулким эхом, которое поселилось в ее коридорах. Даже родные учителя разговаривают шепотом, стараясь не нарушить гробовую тишину. На их лицах я читаю глубочайшую безнадежность, беспросветное отчаяние. Мне их искренне жаль, но слова утешения подобрать мне сложно, ведь мы плывем в одной лодке.
Забрав домашние задания, отправляюсь домой. Меня провожает Наталия Владимировна, классная мама. Вдруг  воздух начинает подвывать.
- Ложитесь, глупые, - слышится  крик незнакомого мужчины.
Обе падаем на землю, не обращая внимания на слякоть и грязь. Вокруг нас укладываются мелкие осколки снарядов, сыплется битое стекло. А затем - тишина!
Наталия Владимировна горько плачет. Слезы  скатываются по ее лицу. Нет, не испорченные  голубые джинсы жалеет она.  Как и я,  рада, что мы остались живы.
- Все прошло, - шепчу ей и крепко обнимаю.
Шатаясь, на ватных ногах шагаем дальше.  На этот раз пронесло!
13 октября, 2014 год
Сегодня вышла подышать воздухом в сад. Гуляла между яблонь, слив, груш, вишен, перед каждым деревцем останавливалась, прислушивалась к ним. Я так делаю не в первый раз, и при каждой нашей встрече мне всегда кажется, что передо мною стоит родной человек.
Вот слива, посаженная дедушкой Ваней. Он улыбается мне задорной улыбкой, выглядывая из-за шершавого ствола.
Вот папина черешня. Она во дворе, а папа где-то далеко, но в то же время близко, он защищает родную землю.
Вот вишенка прабабушки Мани. Ее со мною больше нет, но, прижавшись к деревцу, всегда ощущаю тепло ее старческих ладошек, которые гладили мою детскую головку.
Каждое дерево - это память о человеке. Сегодня рядом со мною нет дедушки Вани, папули, прабабушки Маши, и от этого я грущу. Грустят и мои добрые собеседники - деревья, ведь все они хранят нашу семейную память, яркие события...
 27 ноября, 2014 год
Давненько я не бралась за перо. А, впрочем, ничего особенного в моей жизни не произошло. В душе продолжают жить отчаяние и горе. Сегодня весь микрорайон узнал о смерти Никиты, мальчика из соседней школы. Никит ведь много на свете, а он такой один - Никита Русов, его будет помнить долгие годы весь наш поселок.
Он просто жил, учился, тренировался, надеялся, мечтал, строил планы. Пока... Пока «Град» не оборвал его мальчишеские мысли. Вы скажете, ну и что, попала градина в голову. Но это ведь не кусочек льдинки, посланный капризной природой. Горячий осколок мощнейшего артиллерийского снаряда остановил юношеское сердечко...    Люди, помните! Помните мальчика по имени Никита с такой замечательной фамилией  Русов.
28 ноября, 2014 год
Верю, война покинет Донбасс, промчавшись огненным конем по широким степным просторам. Очистится  небо от порохового дыма. Будут, обязательно будут  люди  радоваться жизни и вспоминать прошедшие дни как страшный сон.
Сейчас мне трудно сказать, буду ли  в дальнейшем продолжать вести  дневниковые записи. Я просто писала то, что видела.