Как это было! Как совпало -
Война, беда, мечта и юность!..
Давид Самойлов

Время стремительно идет вперед. Война стала историей. Выросли новые поколения людей, которые никогда не слышали орудийного грома и взрывов бомб. Заросли травой окопы и траншеи. На земле, опаленной войной, торжествует жизнь. Все в ней меняется и совершенствуется, и только наша память о той войне должна оставаться неизменной.
Мы не видели войны, но мы знаем о ней, потому что мы должны помнить, какой ценой было завоевано счастье, кому мы обязаны своими беззаботными детством и юностью. Мы в долгу перед нашими сверстниками военной поры. Они так же, как мы, мечтали о будущем, учились в школе и просто радовались жизни.
Но война перечеркнула все их планы и заставила быстро повзрослеть. Они наравне со взрослыми стояли у станка, помогали партизанам, ходили в разведку. По мере своих сил все делали для фронта, для Победы. Их детство, опаленное войной, перешагнув юность, вступило во взрослую жизнь. На их еще не окрепшие плечи легли тяготы этой страшной войны.
Война - явление противоестественное. Вдвойне же страшной становится война, когда на ней сражаются дети, которые рождены для счастья на Земле.
Сердцу каждого человека дорог День Победы.
В нашей семье это самый главный и святой праздник. Мои бабушка и дедушка прошли всю войну и, к счастью, остались живы. У бабушки есть подруга, которая отмечает этот праздник вместе с нами. Мы обязательно проходим в строю Бессмертного полка с фотографиями родственников, погибших на этой войне. Это дань памяти всем, кто не дожил до светлого Дня Победы. А до войны они жили по соседству. Мне была непонятна и удивляла одна особенность: когда мы сидели за праздничным столом, Валентина Ивановна, так зовут бабушкину подругу, в конце обеда всегда съедала кусочек черного хлеба и только тогда вставала из-за стола. Я спросил об этом у бабушки. И она рассказала историю, которая помогла мне на многое посмотреть другими глазами. Валя жила с бабушкой в блокадном Ленинграде. Ее мама погибла при бомбежке, отец воевал на фронте.
Главной в семье оставалась эта двенадцатилетняя девочка. Наравне с мальчишками она работала на Кировском заводе, где до войны трудились ее родители, сортировала патроны. Однажды зимой, получив паек, она возвращалась домой. От недоедания и усталости кружилась голова и подкашивались ноги. Валя присела передохнуть... Она не помнит, сколько она так просидела, но стало вдруг тепло и очень захотелось спать, и девочка провалилась в пустоту. Сколько пробыла в таком состоянии, она не помнит. Очнулась оттого, что кто-то тряс ее за плечи, и как будто издалека услышала голос: «Девочка, проснись, нельзя спать, ты замерзнешь». Открыв глаза, она увидела перед собой военного.
Плохо понимая его слова, девочка искала свою сумочку, где лежал паек, но его не было. Дядя Сережа, так звали военного, успокоил ее и проводил до дома. Когда они прощались, он протянул ей небольшой сверточек со словами: «Держись, все будет хорошо» и ушел. Развернув сверток, она увидела кусочки черного хлеба...
Закончилась война, люди постепенно начали забывать, что такое голод. Но у Вали, если она после еды не съедала кусочек черного хлеба, это чувство не проходило. А у меня больше никогда не поднималась рука выбросить хоть маленький кусочек хлеба, который когда-то, возможно, спас жизнь Валентине Ивановне. Я совсем по-другому стал относиться к хлебу и еще с большим пониманием и теплотой к людям, пережившим эту страшную, жестокую войну.
Все дальше уходят от нас годы войны. Все меньше остается людей, которые ее видели. И нам надо чаще встречаться с ветеранами, чтобы понять, что такое война, чтобы не допустить ее повторения. Мы просто обязаны помешать ее реставрации в любых проявлениях.