Для премьеры молодой режиссер Анатолий Шульев выбрал из наследия Островского острую социальную комедию. История безнравственной, развращенной воспитанием и окружением красавицы Лидии Чебоксаровой (Полина Лазарева), мечтающей выгодно вступить в брак (читай: продаться за бешеные деньги), но просчитавшейся в своих планах, легко вписывается в современные реалии. Узнаваем и тип ее мужа, приехавшего из провинции Саввы Геннадича Василькова (Алексей Дякин), умеющего дело делать, а следовательно, и зарабатывать. А уж общество бесполезных мотов и приживалов, растратчиков казенных денег и лгунов и совсем не нуждается в представлении.
Тем не менее в спектакле почти не ощутима социальная сатира, нещадно эксплуатируемая в интерпретациях драматургии Островского. Избежать гражданского пафоса и не потерять остроты трактовки Шульеву до конца не удалось. Этому способствует и выбор артистов, выступающих в амплуа, не всегда попадающих в тональность пьесы, и едва ли не водевильное истолкование характеров. Так, Чебоксарова-старшая в исполнении Светланы Немоляевой - угодливая вздорная старушка, с удовольствием прикладывающаяся к рюмочке и визгливо пререкающаяся с зятем-неудачником.
Псевдомиллионер Васильков до самого финала предстает простым деревенщиной, безостановочно жестикулирующим и громогласно излагающим свои мысли. Подкупающая в других ролях достоверность Алексея Дякина в «Деньгах...» кажется излишне бесхитростной.
Местное общество в лице Ивана Петровича Телятева (Виталий Гребенников), Григория Борисовича Кучумова (Александр Андриенко) и Егора Дмитрича Глумова (Константин Константионов) больше напоминает компанию оборванцев, живущих в городском парке, нежели людей, приглашаемых в порядочные дома. Первый из троицы поклонников Лидиньки выведен пошляком, шутом и ловеласом. В какой-то момент кажется, что не столько аморальный, сколько легкомысленный Телятев является главным героем спектакля, так тонко и убедительно сыгран этот персонаж. Артист Виталий Гребенников комедийно легок, умеет нравиться и прекрасно вписывается в ироническое решение пьесы. Его партнеры играют размашисто, больше хохмят, нежели язвят, и суетятся.
Полина Лазарева представляет главную героиню манерной, холодной и расчетливой. Соблазняя доверчивого мужа, она предлагает себя бесстыдно, как кокотка, с подачи режиссера снижая психологизм эпизода. При этом в иные моменты актриса создает образ действительно страшный и убедительный. Лидия Юрьевна - персонаж пугающий именно потому, что актуальный: деньги как естественная и единственная потребность пустой суетной души определяют ее суть и поступки, как руководят они поведением большой части современного общества.
И все же на сцене главенствует комедийный элемент: залихватски лицедействует верный слуга Саввы Василий (Юрий Никулин), ставя перед назойливыми посетителями заграждение с гламурным пунцовым канатом, а Лидинька и Васильков в споре забавно перетягивают друг у друга столик. Интонация спектакля - не всерьез, легкомысленный смешок, а не саркастическая улыбка. Поставить «Бешеные деньги» как комедию безо всякой социальности - решение действительно неожиданное.
В таком прочтении, безусловно, присутствует свежесть восприятия: простые деревянные декорации Мариуса Яцовскиса создают ощущение эпохи с традиционным укладом. Чудесный парк с колоннами, увенчанными птичьими гнездами, и качающаяся скамья напоминают о ценности истинных чувств, воспитываемых на природных просторах. В противовес этой пасторальности - разномастные стулья в доме Чебоксаровых, стремящихся скрыть бедственное положение, но выдающих свою беду эклектичной меблировкой.
Финал наводит на мысль, что не так уж прост и порядочен Савва Геннадич и уж во всяком случае знает счет деньгам. Васильков, приобретший предпринимательский лоск и хладнокровие делового человека, методично раскладывает по полочкам перспективы жены, отправляет ее «в деревню, в глушь, в Саратов», впрягается с ней в телегу, нагруженную скарбом, и, намотав несколько кругов по сцене, в клубах дыма исчезает из поля зрения. В этой мизансцене герой кажется ничуть не лучше супруги, а то и хуже, расчетливее и безжалостнее. А почему и откуда это следует, режиссер ответа не дает.
Постановка Шульева создана в русле классической традиции, хотя некоторая разнородность, под стать мебели, сыгранных персонажей мешает выкристаллизоваться общей идее. Так и проходит красочный, костюмный полновесный спектакль в сопровождении прекрасной музыки, написанной тоже в классической традиции (композитор Полина Шульева), лишь вскользь поднимая вопросы ответственности, морали и нравственности. «Бешеным деньгам» не хватает азарта, напряженности и конкретики, и жанровое определение премьеры Маяковки «комедия одержимости» не поясняет, кто и чем именно одержим в трехчасовом действе.