Иона рослый, не по возрасту грузный парень, хотя его имя в переводе с иврита означает  «голубь». Темные очки скрывают (можно только догадываться) чуть вызывающий взгляд. Голубая рубашка поло. Рваные по моде (на коленях!) джинсы. Пляжные шлепанцы на босу ногу. Рюкзачок за плечами. В целом смотрится со вкусом. В МГУ в таком виде не пустили бы и на порог, а в Тель-Авивском  университете на внешность студентов не смотрят. Уточнение не праздное: Израиль - максимально неприхотливая в бытовом измерении страна. Тель-Авив - курортный город. Шорты и шлепанцы здесь обычное дело. Все, что удобно, не стыдно. Даже в храме науки.  
Иону заинтересовали нашивки на безрукавке моего коллеги из «Аргументов и фактов» Сережи Осипова. Военный обозреватель, знаток оружия всех времен и народов, Сергей коллекционирует нашивки и шевроны армий разных государств. Нашивки советской армии и армии США расположены на его походном жилете рядом. Это и зацепило студента Иону.
Разговорились. Иона заикается, а потому его английский прыгает, как теннисный мяч. В Израиле два государственных языка - иврит и арабский. Плюс английский, русский и амхарский получили высокий статус официально признанных. На русском здесь говорит каждый пятый. На английском - каждый третий. Амхарским наречием владеют  только выходцы из Эфиопии.
Что знает о России студент одного из лучших в мире университетов? Что это великая ядерная держава. (Уже приятно!) Что в создании государства Израиль «какое-то участие принимал тиран Сталин». (Поддержка Сталиным проекта создания еврейского государства на территории Палестины в 1948 году, направленная против Великобритании и ее арабских союзников, имела историческое значение.) Что сейчас у нас президент Путин, которого он лично, Иона, уважает. Что еще? Фамилии Пушкин, Толстой, Достоевский слышал. Немного для студента вуза, но все же...
Израиль занимает второе место в мире по числу людей с высшим образованием. И первое место - по количеству научных публикаций в расчете на одного жителя. Дипломы этой крохотной страны (560 км в длину и 120 в ширину) признаются во всех государствах мира. Особенно ценятся израильские специалисты в области IT-технологий.
Иона - технарь, а не гуманитарий. Вращайся он в среде репатриантов из бывшего Союза, знал бы о России значительно больше. Но парень приятный и охотно отвечает на все вопросы.    
Мы разговорились в уютном городке университета. Только что здесь закончилась международная пресс-конференция Центра Кантора по состоянию антисемитизма в мире за прошлый год. Выводы социологов вроде бы оптимистичные. Статистические данные, собранные Центром Кантора, указывают на снижение числа случаев проявления антисемитизма с применением насилия. Особенно в крупных странах Европы с внушительной еврейской диаспорой. Во Франции, например, явные антиеврейские проявления снизились на  61%. А вот в англоязычных странах, которые исторически относились к евреям терпимо, положение тревожное. Великобритания дала рост числа антисемитских инцидентов на 11%, Австралия - на 10%. Но всех переплюнули Штаты. За океаном на 45% зафиксирован рост случаев проявления антисемитизма в университетских кампусах. Еврейские студенты чуть ли не ежедневно сталкиваются с проявлением ненависти и расовой нетерпимости.
Иона этим неприятно удивлен. В Израиль приезжает немало американских студентов, и он, Иона, не замечал антисемитских настроений. Наоборот, уточняет с сожалением, много молодых израильтян в поисках своего места под солнцем перебираются в Штаты.
Вечный вопрос. Его за рюмочкой часто задают себе сами евреи: кого считать евреем? Того, кто носит кипу, завитые пейсы и ест кашерную пищу? Или еврей - это состояние души? Некий полет настроения? Коктейль из авантюризма, перманентной влюбленности и печального юмора? Это что-то глубоко индивидуальное,  интимное, понятное только тебе и тому, кто угодил в твою волну?
Я набрался наглости предложить обтекаемую формулу: еврей - это тот, кто считает себя евреем. Ортодоксы (хасиды) и прочие «агрессивно верующие» под эту формулу не подходят, они больше, чем евреи. Или хотят казаться, что больше.  
Обычные жители Израиля (скажем, Тель-Авива, те, с кем мне посчастливилось общаться на их исторической родине) улыбчивы, приветливы, умеют подшутить над собой, легко переходят на «ты», ортодоксы же молчаливы до угрюмости, без сантиментов  определяют дистанцию между собой и собеседником-чужаком.
Иона получил отсрочку от армии, но, говорит, обязательно будет служить после окончания университета. Служба в армии дает немалые привилегии в выстраивании и гражданской карьеры. Демобилизовавшиеся получают деньги, которых хватает на оплату обучения. По крайней мере на первый год. Это не наличная сумма, а вклад в банке, который можно потратить не на приобретение роскошного (слияние науки и страсти) автомобиля, а на покупку жилья. Или образование.
Израильтяне боготворят свою армию и военнослужащих. Девушки служат вместе с юношами. Красавица, разгуливающая в униформе со штурмовой винтовкой TAR-21 («Тавор») за плечами или наперевес, смотрится особенно эффектно. И даже эротично.    
Важная особенность израильского высшего образования - оно поголовно платное. Стоимость обучения на каждом факультете разная и зависит от выбранной специальности. Профессии, пользующиеся большим спросом, ценятся выше и стоят дороже. Что справедливо.
Образование, повторюсь, все без исключения платное и на иврите, но есть много различных стипендий и грантов. Ими «балуют» студентов и сами университеты, и заинтересованные в студенте фирмы и организации. Есть стипендии для узконаправленных категорий населения. Репатрианты, например, имеют право на субсидии от Министерства абсорбции.
Наш собеседник Иона так называемый атудаи. Он учится по специальной программе Министерства обороны «Атуда». Армия взяла на себя почти все затраты на его обучение. Иона призовется в армию дипломированным специалистом, а это уже совсем другие деньги! Но почет и уважение будут те же, что и у рядового «салажонка», не больше и не меньше. В израильской армии командир не деспот, а старший товарищ, к которому обращаются на «ты» и с которым в свободное время можно спорить до хрипоты на политические темы.
В отношениях преподавателя и студента та же свобода. Ты сделал свой выбор, значит, полностью за себя отвечаешь. Нянек-профессоров нет. За тобой никто (как у нас в России) не будет бегать с нижайшей просьбой сдать «хвосты». Много практических семинаров, на которых ты совершенно не обязан (как у нас) заглядывать профессору в рот и абсолютно все принимать на веру. Здесь принято спорить и отстаивать свою точку зрения. Преподавателя не будет раздражать твоя «излишняя самостоятельность». Напротив, он будет рад и горд либо аргументированно опровергнуть выводы студента, либо согласиться с ними.
Свежая идея приветствуется. Недаром Тель-Авивский университет занимает первое место в мире по цитированию научных работ своих профессоров и студентов.    
И еще один штрих как примета тревожного времени. При входе в студенческий городок (к слову, надежно огороженный по периметру высоким забором) вооруженный патруль проверит у вас паспорт и личные вещи.
В Израиле всегда светит солнце, но и бдительность здесь даже не привычка, а образ жизни.

Москва - Тель-Авив - Москва