Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, председатель общества «Знание»:
- В каждой стране сложилась своя политическая культура, в том числе и культура реагирования чиновников на подозрения и обвинения. Граждане любого государства хотят видеть пример бескорыстного служения интересам страны и общества в людях, занимающих ответственные государственные должности. Весь вопрос в том, какой смысл вкладывается в выражение «честный и принципиальный политик». На мой взгляд, важно не только демонстрировать неприятие преступных действий, но, что более важно, на своем примере ежедневно доказывать, что возможно вести дела и добиваться результатов законными и этичными способами. Иногда задача министра как раз и заключается в том, чтобы изменить и оздоровить сложившуюся систему, остановить коррупцию. И в такой ситуации нужно не уходить с поста, а последовательно работать. В конечном итоге работу каждого правительства и министерства может оценивать только народ, в чьих интересах и должны приниматься любые решения, в том числе кадровые.

Владимир СОБКИН, руководитель Центра социологии образования Института управления образованием РАО:
- В каждом отдельном случае человек поступает по-разному, это всегда связано с конкретной ситуацией. Конечно, любой чиновник должен брать на себя ответственность за то, что происходит в его ведомстве. Руководитель ведь всегда отвечает за своего подчиненного. Но одно дело - если министр своего заместителя выдвигал, продвигал, всячески поддерживал, давал ему карт-бланш, а тот подложил ему вот такую свинью. Тогда уход в отставку вполне понятен. И совсем другое дело - если подчиненного ему назначили или он пришел в
команду каким-то другим путем. Почему же министр должен уходить с поста из-за него?
Надо понимать, что чиновники обитают не в вакууме, а живут и работают в постоянно меняющемся мире. Я видел за свою жизнь нескольких министров образования - Ягодин, Днепров, Ткаченко, Кинелёв, Тихонов, Филиппов, Фурсенко, Ливанов... Все они весьма непохожие друг на друга люди, каждому из них пришлось работать в разные периоды, решать разные проблемы. И делали они это каждый по-своему. Кто-то всегда брал ответственность за все, что происходило в его ведомстве, кто-то - нет. Стоит также заметить, что тут далеко не все связано исключительно с личностью самого руководителя, ведь короля делает свита, а министра - его команда. Разные министры - разные команды, сформированные исходя из разных принципов, а потому и отношения внутри каждой из команд тоже особенные.
И все же существуют некие принципы, которые стоят над всем этим и определяют поведение людей не только в отдельной группе, профессиональном сообществе, но и в обществе в целом. В свое время, еще при царе, во все вузы страны пришел циркуляр министра народного просвещения России Льва Кассо, который обязывал руководителя, его заместителей и преподавателей сообщать о революционных настроениях в молодежной среде и выявлять неблагонадежных студентов. В результате ректор Московского университета Александр Мануйлов, помощник ректора Михаил Мензбир, проректор Петр Минаков и более 130 преподавателей подают в отставку (среди них 21 профессор) и уходят из вуза. Вы можете себе представить сегодня нечто подобное? А ведь это говорит о том, в каких отношениях преподаватели находятся со студентами и с властями, об их понимании слов «честь» и «порядочность». Опять же, если мы ставим вопрос в морально-нравственной плоскости, они поступили правильно. Этот поступок мы и называем личностным. Как говорил Мераб Мамардашвили, он «узнаваем» и не требует поиска причин. Просто так надо поступать, и всё. Если же перенести ситуацию в административно-управленческую плоскость, получится совсем другое. Если в политическую - третье.

Всеволод ЛУХОВИЦКИЙ, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»:
- Вряд ли в чешском законодательстве есть какие-либо законы, указы или распоряжения, обязывающие чиновников подавать в отставку, если их подчиненные проворовались. Тут можно говорить только с позиции этики, негласных правил и норм. Вероятно, для чешского министра образования подобное поведение - нормальная реакция. Это значит, у них в обществе существуют именно такие правила игры, которые все или большинство граждан понимают и принимают. У них вот такая норма. У нас - другая, коль скоро ни один из министров образования не ушел в отставку добровольно, по собственному желанию, только потому, что сотрудника его ведомства обвинили в коррупции. Но у нас ведь и официальных обвинений такого уровня никому не выдвигали. А значит, работа всех министров вместе с их командами была признана правильной, заслуживающей одобрения. Следовательно, и поводов уходить формально не было.
Но, по-моему, если человек столь высокого уровня честно заявляет, что он не может справиться с проблемой и поэтому вынужден подать в отставку, такой поступок заслуживает уважения. Это гораздо лучше, чем говорить, что все под контролем, и дальше получать свою министерскую зарплату, не имея на самом деле возможности управлять ситуацией.

Анна В., директор школы, Краснодарский край:
- Если чиновник высшего звена принял такое решение, руководствуясь исключительно порядочностью, желанием не запятнать свои «белые одежды», я могу это только приветствовать. Но у нас ведь тоже недавно похожее случилось. В Саратовской области должностные лица сферы образования были причастны к коррупционному скандалу, и министр образования покинула должность по собственному желанию, насколько мне известно из СМИ. Наверное, она таким образом продемонстрировала, что не имеет морального права руководить отраслью, где допущено столь серьезное нарушение. Хотя, с другой стороны, сколько у нас коррупционных дел в стране? И что-то редко министры, руководители тех сфер, сами в отставку подают...
Не знаю, почему многие люди в нашей стране воспринимают чиновные места как пожизненные или как взлетную площадку для очередного повышения. Расстаться с должностью или понизиться в должностном статусе является для многих трагедией. А ведь нормально, когда человек уходит сам. Когда чувствует, что решил все задачи и настал его предел. Когда чувствует, что не в силах контролировать подчиненных. Почему бы не уйти спокойно и достойно?