Продолжение. Начало в №13, 14, 15

В 2012 году правильно ответили на этот вопрос те же 75%. «Фрида раскаялась, мучилась, она сама себя уже наказала, она уже не может видеть этот платок. А остальные убийцы, предатели на этом балу даже не думают о раскаянии. Их не мучает совесть». «Наказание Фриды схоже с наказанием Понтия Пилата. Они обречены на муки совести. Тридцать лет она карала себя за содеянное. Ей не жалко себя, ей жаль ребенка. Она осознает свою вину, кается, просит перестать приносить ей платок».
Только после этого вновь возвращаюсь к той части сочинения, в которой нужно было объяснить, почему Понтий Пилат был все-таки прощен. Рассказываю о тех работах, в которых вольно или невольно он был оправдан и в которых не было сказано самое главное.
Но 56% в 2007 году и те же 56% в 2012 году на вопрос этот ответили правильно. «Он отмучился, и его простили». «По всем законам справедливости он испытал столько страданий, сколько могут искупить вину». «Он искупил свои грехи через мучения». «Пилат винит себя в смерти Иешуа, и тысячу девятьсот лет его не отпускают муки совести, совесть мучает его. Он отмучился, настрадался, потому и прощен».
И Понтий Пилат, и Фрида судят себя строже, чем некоторые мои ученики. Что это: неумение вычитать ответ в романе или власть собственных ориентиров?
Интересный поворот был сделан в 2007 году в двух сочинениях. Процитирую одно из них. «В полнолуние у Пилата бессонница, и он вспоминает все. Совесть терзает его безжалостно. Мучается, страдает жестокий прокуратор Иудеи. И почти две тысячи лет проклинает свое бессмертие и невиданную славу. Но родился Мастер и смог понять всю глубину отчаяния Понтия Пилата, увидеть его раскаяние и выразить словами на страницах своего романа. Книгу прочел ОН и простил за Пилата («Вам не надо просить за него, Маргарита, потому что за него просил тот, с кем он так стремился разговаривать»). Человек искупил вину страданием и раскаянием. И Мастер получил право закончить свой роман одной фразой, и он закричал: «Свободен! Свободен! Он ждет тебя!»
Но вот что меня огорчило. Я сказал, чтобы перед сочинением перечитали главу 32. Она называется «Прощение и вечный приют». Судя по всему, ее перечитали. Но вписать свой ответ в контекст этой главы и тем более всего романа смогли лишь единицы.
«Все счеты оплачены?» - спросил Воланд Мастера перед тем, как они навсегда покинули Москву. И вот они летят на своих конях. «На месте того, кто в драной цирковой одежде покинул Воробьевы горы под именем Коровьева Фагота, теперь скакал, тихо звеня золотой цепью повода, темно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом». И, отвечая на вопрос Маргариты, почему он изменился, Воланд скажет: «Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил... этот каламбур, который он сочинил о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого пошутить много больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!»
Свой счет оплатил и Понтий Пилат, как и Фрида. И в эту же ночь «ушел в бездну, ушел безвозвратно, прощенный в ночь на воскресенье сын короля-звездочета, жестокий пятый прокуратор Иудеи Понтий Пилат».
Но об этом написали два человека в 2005 году, три человека в 2007 и ни один в 2012 году. Ограничусь лишь одной выпиской: «Сегодня такая ночь, когда сводятся все счеты». Я думаю, что прокуратор свой счет оплатил и закрыл».
Так получилось, что за несколько дней до этого сочинения в Москве в одиннадцатых классах проходил мониторинг проверки готовности к ЕГЭ по русскому языку.
В одном из вариантов задания С был предложен текст, в котором рассказывалось о том, как вор ночью залез в гараж, украл лобовое текло и колеса. Рассказчик, полный негодования, думал только об одном - о мести. Но вот вора поймали.
«Потом мы сидели рядом на скамье в коридоре суда, дожидаясь, когда начнется слушание нашего дела. Я тогда спросил у него, как он мог решиться на воровство (не выдержала душа журналиста).
- Я долгое время был без работы, а потом меня взяли на одну фирму шофером. А машину дали раздолбанную, вся резина «лысая», лобовое стекло треснутое... Как с таким ездить?
- Так ты, значит, от безысходности на кражу пошел? А если бы у меня была «лысая» резина или треснуло стекло и я бы пришел к тебе ночью в гараж, ты бы меня простил?
- Вы бы не пришли.
- Почему ты в этом уверен?
- Вам совесть не позволит, вы бы, наверное, сами себе с первой зарплаты купили...
- Так у тебя, значит, совести нет?
Он безнадежно махнул рукой и отвернулся. А я поймал себя на том, что наряду с вполне объяснимым чувством презрения непроизвольно испытываю к этому человеку жалость и даже... сочувствие. Вспомнились слова чешского журналиста Юлиуса Фучика, погибшего в застенках гестапо: «Смотреть на людей со сломанной совестью еще страшнее, чем на избитых...»
Ну вот и написали мои ученики: «Мне близка позиция автора. К людям, которые потеряли совесть, нужно относиться с сочувствием. Ведь этот шофер совершил преступление от безысходности».
Писали мы утром, а в три часа по Интернету пришли ответы. И там в разделе «Основные проблемы» было написано: «Проблема отношения к людям «со сломанной совестью» (как относиться к человеку, который не в силах услышать голос своей совести?)». А в разделе «Позиция автора» дан ответ на этот вопрос: «Человек «со сломанной совестью» достоин не только презрения, но и сочувствия, жалости». Так что мои ученики прекрасно угадали, что от них хотят на экзамене. А мониторинг - это ведь игра в экзамен.
И вот сейчас, закончив анализ сочинения, я вернулся к этому мониторингу и сказал, что абсолютно не согласен с тем, что в этом тексте было написано. Во-первых, при чем тут Фучик? Ведь он говорил о тех, кому сломали совесть пытками в гестапо. И ни слова у него не сказано о сочувствии. Хотя, наверное, здесь может быть место и сочувствию.
- Вот, - говорю я, - в ночь с воскресенья на понедельник мне стало плохо. Померил давление. Оно зашкаливало. Вызвали «скорую помощь». Она приехала через 7 минут. «Сейчас мы дадим вам полтаблетки капотена, положите под язык, и давление ваше будет нормальным». - «Но я принял таблетку капотена, и она мне не помогла». - «Ваша не помогла - нам об этом многие пациенты говорят, - а наша поможет». Через двадцать минут померили давление - оно было нормальным. Бригада пожелала спокойной ночи и стала собираться. Я попросил объяснить, почему их лекарство мне помогло, а такое же мое нет. «У вас контрафакт. Выбросите свою пачку и поищите аптеку, в которой продают лекарства». И что, я должен пожалеть этих бессовестных негодяев, которые делают бабки на фальшивых лекарствах?!
Или вот на днях я прочитал, что в нашей стране миллион мужчин скрываются, чтобы не платить алименты своим детям. И их общий долг детям 10 миллиардов рублей. Да, семьи, увы, ломаются часто. Но при чем тут дети? И вы хотите, чтобы и этих бессовестных я пожалел?