Тем не менее я считаю важным зафиксировать несколько позиций, которые будут иметь прямое отношение к тому, как эта тема будет рассматриваться в аспекте школы.
Учитель не имеет права навязывать свою личную оценку тому или иному событию. Высказывать может - навязывать нет. Он не может говорить, что правы те или другие, и поэтому нужно голосовать за тех или других. Это первое.
Второе, что, на мой взгляд, может делать учитель - историк, литератор, любой гуманитарий, - это формировать у школьников критическое мышление. Без него слишком высока угроза стать жертвой манипуляций.
Критическое мышление тесно связано с информационной грамотностью, и здесь нужно учить тому, как сопоставить два или больше разных текстов про одно и то же, понять, доказательны они или состоят из одних лозунгов, кому может быть выгоден тот или иной текст, что за ним может стоять... В этом плане критическое мышление - это не критиканство, это умение работать с разными источниками информации и в итоге вырабатывать свое собственное мнение: «Вот этому источнику я верю, вот с этой информацией, тезисом, определением согласен - вот поэтому, поэтому и поэтому...» Позиция должна быть аргументированной и доказанной.
Правда, ситуация у нас здесь очень неоднородная. Мне импонируют словесники, которые предлагают рассматривать сюжет литературного произведения с точки зрения разных героев текста. Так они постепенно дают детям понять, что одной правды нет - у каждого какая-то своя картинка. Поэтому и твоя, школьника, задача - увидеть свою картинку, выработать свою точку зрения, дать свой ответ.
Таким был и очень уважаемый мною Александр Наумович Тубельский. Еще в советское время на уроках истории он предлагал одним побыть эсерами, вторым - большевиками, третьим - кадетами, и каждая из групп должна была выработать свою позицию в отношении обсуждаемого исторического события и выстроить свою аргументацию. И это тоже классический пример того, как можно развивать критическое мышление - уже на уроках истории.
На самом деле в КИМах ЕГЭ по истории и обществознанию практически с самого начала были задания с просьбой сопоставить тексты, выявить общее и различия и т. д. Так что говорить, будто у нас здесь все позабыто и заброшено, нельзя. Другое дело, что нами нередко владеет инерция, ностальгия по «самой лучшей в мире советской школе» и ситуации, когда на все вопросы есть один правильный ответ. Мы совсем не можем терпеть неопределенности.
Единонемыслие очень трудно преодолевать... Как с ним бороться, как этому учить - этот вопрос занимает философов еще со времен Аристотеля. Гораздо проще действовать стадно: «как все, так и я». Кстати, я уверен, что 26 марта сработал именно этот принцип, и как минимум половина молодежи, за исключением инфантильных идеалистов, которые действительно верили, что их выступление поможет побороть коррупцию, просто пошла тусить.

NB! Виктор Александрович БОЛОТОВ, научный руководитель Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ, президент Евразийской ассоциации оценки качества образования, профессор, академик РАО.