Прежде всего, чтобы устроить ребенка в детский сад или школу, приходится объездить немалое их количество, и редко в какой образовательной организации встретят такого ребенка с распростертыми объятиями. Отказ, как правило, стандартный: «Ваш ребенок нуждается в сопровождении, но в штате ОО не предусмотрен тьютор». В итоге все проходит исключительно благодаря  доброй воле руководителя ОО.
  В приватных беседах директора школ поясняют, почему образовательным организациям «не улыбается» обучать ребенка-инвалида. Если приходит ученик  с сохранным интеллектом и с нетяжелыми физическими патологиями, общаться и обучаться ему  нетрудно. Однако есть дети, которым необходимо тьюторское сопровождение, поскольку они не могут сами ухаживать за собой, передвигаться и т. д. Если ставка тьютора не предусмотрена в штатном расписании, то кто будет оказывать подобную помощь ребенку? Учитель, у которого на уроке сидят еще 29-30 человек? Когда он успеет пройти программу? В обычном классе среди здоровых детей  встречается много неуспевающих, а что произойдет, если педагог вынужден будет отвлекаться на ребенка с ОВЗ? Кроме того, если ставку тьютора все-таки ввести в штатное расписание, а заключение психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), рекомендующее  тьюторское сопровождение,  обязательно для реализации, то что делать тьютору, в случае если ребенок заболеет или вообще уйдет в середине года из школы?
  Впрочем, чиновников такие нюансы не смутили. Как пояснили специалисты, некоторые районы выходят из положения, заключая договор на тьюторское сопровождение с той же ПМПК, чей специалист приходит в школу на определенные часы.
  Еще одной проблемой, но уже педагоги, а не родители считают отсутствие преемственности в обучении ребят с ОВЗ между дошкольными и общеобразовательными организациями. По словам участников семинара, эта практика взаимодействия была раньше, и ее необходимо возродить.

Санкт-Петербург