Галина Зотова, учитель английского языка, с. Штанаши, Красночетайский район, Чувашская Республика:
«Благодарна  родной газете за интересные акции. Буду получать теперь  «УГ»   в электронном варианте после участия в конкурсе, приуроченном к  1 апреля. В 13-м номере среди других текстов участников акции появилась  моя заметка «Как козел учиться пришел». Спасибо! Попробую полгода без бумажного варианта прожить,  понравится ли это, не знаю. Я несколько чувашских изданий в электронном варианте выписываю, но после дочь Ирина из Чебоксар привозит уже  газеты. Привыкла  к бумажной версии. В свое время «УГ» вдохновила меня на творчество, публиковала  мои заметки о школе, о краеведении.  Недавно  ездила в Чебоксары, где участвовала в проекте  «Таланты женщины не знают границы» со своими книжками».

Веста Боровикова, учитель словесности,  руководитель литературной мастерской «Деtская газета», Пушкин, Московская область:
«Хорошо, что газета не выпускает из виду проблему детского чтения. Увы, время, когда в семьях практиковалось совместное чтение вслух, кануло в прошлое. Взрослые считают деньги, дети тонут в гаджетах. Такова реальность. И в этой реальности  литературные студии для детей  становятся островом спасения. И  для тех, кто учит,  и для тех, кто учится. Хочу привести  весьма примечательную цитату из проекта национальной культурной политики Минкульта России: «Ценность даже гениального произведения в момент его создания не очевидна, но погубленный безразличием талант - это не только личная драма, но и серьезный удар по национальной культуре в целом».

Лидия Богданова, учитель математики на пенсии,  Красноярск:
«Публикация  Дарьи Смирновой  в 14-м  номере от 4 апреля вызвала сначала раздражение. Так и хотелось сказать студентке, еще «не нюхавшей школьного пороху», мол,  иди сама поработай  в классе, научи всех. Но, перечитав   статью «Еще раз про ЕГЭ», поразмыслив, согласилась с автором. В этом году, находясь на пенсии, стала заниматься  математикой с детьми знакомых. Упросили родители. Столкнулась во всей красе с тем, что автор называет запущенностью. Ученик в девятом классе не знает таблицы умножения, не говоря уже о решении уравнений.  И дело не только в пробелах, которые не позволяют осваивать темы. Ученик ненавидит предмет, учителя, школу, наконец! Когда начинаешь  откровенно беседовать с ребятами, то просто за голову хватаешься. Мы, учителя, превращаем детей в неврастеников. Нельзя  же беду ученика делать  его виной, мол, сам не хочет заниматься».