«На территории РФ мы, к сожалению, лишены возможности публично кощунствовать», - сетовал один популярный некогда телеведущий, депутат Госдумы, а ныне ярый оппозиционер, борец с режимом и религией Александр Невзоров. По его словам, именно кощунство по отношению к верующим помогло бы вывести их на чистую воду, доказав, что никаких таких особых «чувств», упомянутых в статье 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», у них нет, а значит, защищать их нужно не больше, чем любого другого человека. В том числе безбожника.
Напомним, что пункт 1 этой статьи гласит: «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок».
Честно говоря, дискуссия о том, стоило ли законодательно делить граждан на верующих и неверующих, поражая в правах последних, в обществе идет до сих пор. И атеисты действительно считают, что раз уж речь идет об оскорблении религиозных чувств верующих, то, вполне логично, стоит говорить и об оскорблении любых других чувств любых других людей. Действительно, если правоверного мусульманина, ортодоксального иудея или истового христианина глубоко возмущает содержание рекламных роликов или плакатов и они по закону вправе требовать устранить источник недовольства, а виновных наказать, то почему кто-то другой не имеет права подать в суд на священника или прихожанина, чей внешний вид, чьи книги, проповеди и высказывания травмируют эстетические вкусы того или иного гражданина? Где справедливость?
Но вот тут мы вступаем на весьма зыбкую почву, где сплошь и рядом встречаются разночтения, толкования, трактовки и пр. И начинается все буквально с понимания смысла того или иного термина. Ведь просто «оскорбление» - это слишком пространно, надо бы уточнить, в чем именно оно выражено по отношению к человеку верующему.
К примеру, многие путают понятия «святотатство», «кощунство» и «богохульство». Действительно, они дополняют друг друга, но ни в коем случае не означают одно и то же. Так, в юридической практике кощунство определяется как «всякого рода колкости, насмешки, язвительные высказывания по отношению к вере, к каким-то определенным ритуалам, обрядам, предметам». Под богохульством обычно понимают «непочтительное использование имени Бога». Святотатство же понимается как «оскорбление, нанесенное святыни, ее осквернение». Все это, как можно догадаться, очень близко по смыслу с такими понятиями, как вандализм и хулиганство.
Однако и здесь все почему-то крутится только вокруг религии. Хотя «нет ничего святого» - это ведь не только и не столько про веру, святость, церковь и т. п. Это про некие высшие смыслы и ценности, которые есть у всех. Или, по крайней мере, должны быть у всех. Потому что их наличие - как раз одна из пресловутых духовных скреп, которые по-настоящему объединяют общество.
К примеру, никто не имеет права осквернять могилы, глумиться над трупами, издеваться над стариками и малолетними, уничтожать памятники древнего искусства. Никто, ни верующий, ни атеист. Именно поэтому мы считаем выродками тех, кто взрывал античные храмы Пальмиры, выставлял напоказ отрубленные головы неверных в Мосуле и Алеппо, насиловал детей иноверцев и совершал другие преступления против человечества. Все это, казалось бы, совершенно очевидно: у тех, кто так поступал, иные ценности, отличные от наших, и нам с этими людьми, мягко говоря, «не по пути».
А вот как быть с теми, кто живет рядом с нами, но при этом открыто радуется любым нашим поражениям, с великим энтузиазмом распространяет информацию о том, что где-то что-то у нас взорвалось, сгорело, утонуло, упало? Как быть с людьми, которые во всеуслышание заявляют, что глубоко удовлетворены фактом катастрофы лайнера Ту-154 25 декабря 2016 года, потому что погибший ансамбль имени Александрова летел якобы «не туда»? Как относиться к тем, кто прыгал от счастья, узнав о гибели на востоке Украины легендарных защитников ДНР Мозгового, Гиви и Моторолы, потому что они «сепары и ватники»? И что делать с теми, для кого право французского журнала «Charlie Hebdo» высмеивать людские трагедии стоит выше права возмущаться этим фактом? Ведь глумиться над умершими и погибшими людьми - это же явное кощунство!
«Да ничего не надо делать!» - убеждены те, кто полагает, что свобода слова - это право любого человека говорить абсолютно все, что он считает нужным говорить в чей-либо адрес. По их логике, наказывать можно только за действия, а слова - это всего лишь сотрясение воздуха, не нравится - не слушай, в крайнем случае сам скажи что-либо в ответ, но без рукоприкладства. То же самое касается и кощунства. Ведь то, что вам кажется нормой жизни, для других является откровенным попиранием религиозных норм. И наоборот. А коли так, говорить об оскорблении чьих-то религиозных чувств бессмысленно.
Впрочем, и не религиозных тоже. Напомним, что Парламентская ассамблея Совета Европы в Страсбурге 29 июня 2007 года, учитывая содержание статей 10 («Свобода слова») и 9 («Свобода мысли и религии») Европейской конвенции о защите прав человека, постановила: кощунство не должно считаться уголовным преступлением. А годом позже Венецианская комиссия (рекомендательный орган Совета по конституционным вопросам), выпустила отчет по вопросам кощунства. В этом документе отмечается, что «кощунство должно быть исключено из числа правонарушений».
Фактически это продолжение курса на развитие толерантности в цивилизованном сообществе, поощрение свободы самовыражения в любой доступной человеку форме. В былые времена люди не могли себе позволить, к примеру, нарисовать Деву Марию в неглиже или свинью, распятую на кресте. Потому что их за это сразу бы наказали, и очень сурово. Теперь предлагается считать это не более чем творчеством, поскольку якобы задача искусства - ломать нормы, догмы и стереотипы, в том числе духовно-нравственные. Так, еще в 2005 году в Москве в Галерее Марата Гельмана прошла выставка Ильи Чичкана «Психодарвинизм», на которой в качестве «экспонатов» были выставлены живые обезьяны, одетые в советскую военную форму с боевыми орденами и медалями. По мнению автора и организатора, это круто! По мнению ветеранов Великой Отечественной, это явное издевательство над памятью павших. То есть кощунство чистой воды, причем совсем даже не  религиозное, хотя абсолютно точно попадающее под определение «ничего святого».
Но цивилизованная Европа предлагает не считать это правонарушением. Хотя, если посмотреть на законодательство других стран, к подобным деяниям там относятся далеко не так однозначно. К примеру, наказания той или иной степени тяжести (от штрафа вплоть до смертной казни) за кощунство и святотатство предусмотрено в законодательстве Австралии, Бангладеш, Канады, Дании, Египта, Финляндии, Греции, Индии, Ирана, Ирландии, Израиля, Италии, Нидерландов и целого ряда других стран мира. Причем речь там вовсе не ограничивается защитой прав одних лишь верующих.
А что же Россия? Да, у нас тоже есть много интересных законов и статей. Есть замечательная и универсальная статья 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», которая в принципе касается любого, кто унижает достоинство человека либо группы лиц «по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе». И наказание по ней предусмотрено достаточно суровое. Есть, помимо всего прочего, Кодекс об административных правонарушениях РФ, в котором статья 5.61 «Оскорбление» защищает человека от унижения его чести и достоинства.
Почему же тогда в СМИ и Интернете встречаются люди, которые живут вроде бы и в России, но при этом совершенно спокойно заявляют, что для них хорошие новости - это известия о гибели наших военных в Сирии, об убийстве нашего посла в Турции, о пострадавших от рук (или ног) мирных демонстрантов омоновцев, о падении самолета с российскими туристами над Синайским полуостровом? Может, потому что не только наше законодательство, но и какие-то общественные нормы поведения позволяют одним гражданам открыто глумиться над другими, не боясь возмездия? Ведь по закону, который действует весьма избирательно, им если и грозит что-то, то только в теории, а если рассматривать меры общественного воздействия (грубо говоря, за такое в приличном обществе морду бьют), то, как говорится, «Шурик, это же не наши методы!».
...Более года назад член молодежного парламента при Госдуме от Владимирской области Илья Зотов направил спикеру Госдумы Сергею Нарышкину проект поправки к статье 5.61 «Оскорбление» КоАП РФ. Он предложил депутатам добавить в статью ответственность за оскорбление жертв терактов и катастроф, которые распространяются в сети Интернет. По мнению Ильи Зотова, ему кажется категорически неприемлемой ситуация, когда на  страницах в соцсетях сразу же после того или иного трагического происшествия появляются оскорбления от вполне конкретных пользователей, которые даже не пытаются скрыть свое имя, более того, они публично упиваются своей безнаказанностью и вниманием, которого им удалось достичь безнравственным поступком. Именно таких «отморозков» парламентарий предлагает штрафовать и отправлять на принудительные работы.
Однако есть все основания думать, что в плане законодательства ничего не изменится. Те, кто глумился над чужим горем, будут с наслаждением продолжать делать это, зная, что им ничего не будет.
Впрочем, есть и другое мнение. По мнению ряда граждан, стоит только начать двигаться в этом направлении, и мы рискуем вляпаться в крайне неприятную ситуацию, когда всем жителям страны будет предписано скорбеть в явно выраженной форме. И надо будет доказывать особо ревнивым поборникам морали, что ты горюешь искренне, а не притворно. Иначе тебя ждет наказание. Поэтому самое лучшее - это просто не реагировать на обидные и оскорбительные высказывания, даже если дело касается лично тебя или твоих близких. И тогда все эти «энергетические вампиры», провокаторы и тролли, которые только и ждут, что ты взбеленишься и начнешь с ними воевать, утихомирятся сами, не получив того, на что рассчитывали.
Так что же прикажете делать? Как, по-вашему, нужно ли искать управу на тех наших сограждан, кто в адрес погибшего, убитого или умершего человека радостно скалится: «Наконец-то сдох, ублюдок!»? Если да, то какая это может быть управа - полное игнорирование, общественное порицание, административное или уголовное наказание? Или право высказывать свою точку зрения нужно оставить для каждого?