В том числе и по этой причине был создан Глоссарий московского образования (glos.
mosmetod.ru), где уже сейчас размещены более двух тысяч современных понятий.
Слова и понятия уходят, потому что мы сами меняем реальность, ищем и создаем новые объекты, процессы, механизмы, смыслы, в конце концов. И называются они уже по-другому.
Этих слов нет в Глоссарии московского образования. Обратим ваше внимание, что большинство из них - бумажный школьный дневник, очное родительское собрание, дошкольное отделение, отчет учителя, классная и домашняя работа - имеют столь давнюю историю, что утратился их смысл, актуальный для прошлых эпох и не актуальный сейчас, - мы просто привыкли так говорить, по-своему понимать и, главное, по старинке делать.   
В то же время мы пока не очень активно используем новые понятия, тем самым преграждаем путь новому уровню, витку развития образования, которому нужна, просто необходима новая лексика. Но также понимаем, что новая лексика сама по себе не станет органичной для нашей речи, пока нами не будут приняты и осмыслены новые идеи.
Но что же делать с уходящими, исчезающими из нашего лексикона понятиями? Запретить использовать? Не получится. Постоянно исправлять оратора, который использует их в своих выступлениях? Это приведет к обратному эффекту. Ностальгия по прошлому приятная, но коварная вещь.
Известно, что история ничему не учит, а лишь наказывает нас за невыученные уроки, поэтому давайте вспомним урок из истории мировой музыкальной культуры.  
В своей книге «Тайны гениев» искусствовед, музыкант и писатель Михаил Казиник приводит известный факт, что после смерти гения музыки, абсолютной вершины музыкального развития XVII-XVIII веков Иоганна Себастьяна Баха его имя и музыка были забыты. И это забытье продолжалось более ста лет. И сделано это было некем другим, как его родными детьми. Папа был объявлен ими «скучным, несовременным, хорошим органистом, но не заслуживающим особого внимания композитором».
Возникает естественный вопрос: зачем? Быть может, они были бездари и завистники, так и не понявшие, кем был их отец? Совсем нет. Дети Баха были талантливы.
Просто они поняли важную вещь и сделали благое дело для человечества. Они понимали, что в сторону Баха продолжения и развития музыки нет. Ведь он вершина. Чтобы начать новую современную эпоху в музыке, необходимо было сделать вид, что Баха как бы не существовало.
Только в этом случае и появилась возможность пойти по другой дорожке, исследовать иные возможности. А результат - Бетховен и Моцарт.
Конечно, мы не сравниваем уходящую лексику с великим наследием Баха. Вещи в принципе несопоставимые. Но как стратегию по формированию нового мышления современного человека путем забвения устаревших и вышедших из обихода вещей и слов можно рассматривать как эффективную. И начать надо в первую очередь с себя, тем самым сделав современную лексику образования не только модной, но и необходимой для москвичей.

Андрей ЛУКУТИН, председатель Межпредметной ассоциации содействия совершенствованию системы столичного образования