Дело в том, что нет в японском языке никаких ШЫ (а мы именно так произносим этот слог) и вообще нет твердых шипящих. А что есть? Сильно смягченные свистящие - настолько мягкие, что произносятся слегка шепеляво. Но люди англоговорящие воспринимают мягкий японский звук [cь] как подобие английского [ш], а он у них по сравнению с нашим полумягкий. Вот и пишут они, англоязычные, по своему образцу: sh, а звуковое значение другое! Наши же рекламисты, полагающие, что умеют читать, передают японское слово с английским искажением, на которое накладывается неизбежное русское искажение, то есть уродуют его дважды. Может быть, и одного раза достаточно?
Подумаем о последствиях. Неужели мы теперь должны переделывать Хиросиму в Хирошиму, Фукусиму в Фукушиму (добавив к историческим катастрофам еще одну - в русском языке), Фудзияму - в Фуджияму, а гордость японской лирики XVII века, поэта Басё, - в Башо? Ну, спасибо, хотя и не за что! Вот это самое СЁ, невозможное в английском, придает чужеродному имени какую-то теплоту, близость... Зачем же заменять ее на ЖЫ-ШЫ? Грубо как-то.
Эти искажения неуважительны по отношению и к нашей традиции передачи иноязычных звучаний русскими буквами. Единственный на моей памяти случай, когда такое искажение было оправданно и желательно, - это переименование быстрой лапши (корейского, кажется, происхождения) «Досирак» в «Доширак». Причина понятна: совсем уж антирекламно звучало название. А в целом интервенция англичанщины в русский язык (назовем это явление так!) калечит слова, пришедшие к нам из прочих языков. И без того довольно нам англоязычной терминологии - компьютерной, мультимедийной, деловой. Вне этих сфер можно и без нее обойтись. Так что поговорим теперь об уважении к родному языку.
Иногда на основе созвучности чужие слова начинают конкурировать с русскими, теснить их. Пример: слово «хит», буквально - «удар», по-английски означает модную песенку, гвоздь сезона. А ведь было и русское слово «хит», родственное словам «хитрый», «хищник», «похитить». И оценку оно выражало далеко не положительную: воровство, жадность, обман - чего ж хорошего? Теперь же вдруг оказалось, что хит - это хорошо. Произошло хищение смысла из русского языка. Впрочем, и более раннее заимствование из немецкого языка «шлягер» ничем не лучше - созвучно слову «шляться», и движения губ при его произнесении напоминают презрительную ухмылку, чуть ли не плевок. Но толстокожая массовая культура к подобным оттенкам нечувствительна.
Я не против английского, я только против русской англичанщины, раболепия перед иностранными словами. Вместе с ними втаскиваются в наш язык куски чужой грамматики и даже орфографии. Сплошь и рядом видишь: «мастер-класс», «бизнес-проект». Ну так мастер или класс? Одно слово или два? Одно понятие или сколько?
Так вот... К чему бы это все? Ах да. Предлагаю: давайте все-таки попробуем говорить по-русски. А вдруг получится?

Валерий КАПЛЕНКО, доцент, кандидат филологических наук, Свердловская область