Происходящее в последние месяцы в Сергиевом Посаде можно назвать каким-то рейдерским захватом власти. Вот заголовки газетных статей только за последнюю неделю: «Приезд посланника губернатора закончился скандалом с полицией», «Глава района не пустил депутатов на встречу с зампредом», «Дорожный хулиган, убивший человека, едет ломать наших депутатов», «В непокорные поселения пришли с обысками»... Кто что говорил про лихие 90-е и про то, что нынче совсем иные времена? Находясь на работе в Петербурге, я каждый день просматриваю новостные ленты немногих уцелевших независимых посадских СМИ и уже не жду ничего хорошего.
А дело в том, что разные поселения нашего района сейчас пытаются насильно, против их воли, загнать в единый городской округ (что само по себе абсурдно, так как в состав города пытаются включить села, расположенные от него в нескольких десятках километров). Не хочется утомлять деталями этой истории: похожих, наверно, по России немало. Удивляет зашкаливающий уже градус уверенности этих ребят, передающих власть своим одноклассникам, не чистящих дорог и ставящих электронные замки не только на вход в само здание администрации, но даже на каждый туалет внутри него, в том, что они вот так себя вести имеют право. Имеют право публично общаться матом, «прессовать» неугодных и врать в блистающих цифрах отчетов. А в это время по подземному переходу к лавре можно добраться разве что вплавь - столько там грязи и воды от талого снега.
Какая-то гуманитарная катастрофа, ведь эти ребята, похоже, действительно уверены, что так и надо руководить: публично говорить правильные слова и иметь за это право на действия, граничащие с беспределом. Все вспоминаю Южную Осетию, где заместитель председателя правительства Алла Джиоева останавливала наш джип в горной деревне, чтобы выйти на улицу, поздороваться со стариками, а потом на коленях везла девчушку в соседнее село. Или мэра итальянского Сан-Ремо, запросто вечером идущего по улицам и с улыбкой здоровающегося с каждым встреченным жителем. Я живу в одном доме с крупным городским чиновником, и на мою попытку пару раз поздороваться с ним у подъезда он смотрел как бы сквозь меня, с недоумением, видимо, кто я такой и что себе позволяю.
Я всего лишь учитель, не чиновник и не политик. Поэтому не буду здесь выдвигать лозунгов и манифестов. Но, мне кажется, никакого хорошего будущего у нас не будет, пока джипы этих ребят не остановятся, чтобы подвезти школьника или старушку, пока они не возьмут себе за правило здороваться с жителями своего города. Я сейчас даже не о степени искренности этих поступков. На моей, пусть и не такой долгой, памяти так циничны и уверены в своей правоте наши власти предержащие еще не были. Но каждый из нас прежде всего человек. И, как перед губернатором из одноименного рассказа Леонида Андреева, взмахом платка отдавшим приказ расстрелять демонстрацию рабочих в 1905 году, перед каждым рано или поздно взметнется свой белый платок  совести.