- Советская система образования была одной из сильнейших в свое время. Возможно, даже лучшей в мире. Но невозможно вернуть прошлое, как бы этого кому-то ни хотелось. Меняется мир, меняются обстоятельства, в которых живут и учатся люди. Последние 20 лет взрывными темпами рос рынок интернет-технологий, и сегодняшнее поколение школьников использует Интернет в качестве основного источника не только развлечений, но и информации об окружающем мире. Социальные сети стали равноправным пространством социализации ребенка. Все это качественно изменило условия обучения. Недавно, скажем, в Сеть утекли олимпиадные задания, раньше такое было невозможно даже представить, а сегодня это факт нашей действительности.
При этом, несмотря на все преобразования в системе школьного и вузовского образования, мы во многом все еще имеем дело с советской по структуре системой. Интеллектуальные разработки советских ученых в сфере воспитания и обучения легли в основу современных инновационных систем обучения. Некоторые из них методически оформлялись уже за рубежом, где, кстати, очень ценят Выготского, Сухомлинского, Макаренко, Давыдова, других теоретиков и практиков советского и российского образования. Из позитивных практик советской системы стоило бы отметить и содержательные форматы - то же школьное сочинение, по поводу которого было сломано множество копий. Действительно, было бы неправильно сводить все школьное образование к умению правильно выбрать ответ в тестах.
- Какие законодательные инициативы, на ваш взгляд, должен предложить Комитет по образованию Госдумы в первую очередь?
- У нас в работе уже много законопроектов. Но в первую очередь необходимо законодательно урегулировать вопрос о трудовом воспитании, о создании базовых кафедр. Дорабатывается законопроект о системе «Контингент».
- Может, не стоит постоянно вносить поправки в Закон «Об образовании в РФ», а просто переработать его?
- Это вопрос даже не столько юридический, сколько философский - стоит ли каждые пять лет принимать новый закон. За последнюю четверть века в России уже было фактически четыре базовых закона, сегодня действует вариант 2012 года. Правила игры хороши тогда, когда они устанавливаются надолго, не важно, касается ли это сферы налогов, госуправления или образования. В законодательстве, как и в любой сфере деятельности, важна преемственность, ведь, устраивая революции каждые несколько лет, мы просто дезориентируем всю систему. И даем сигнал - зачем привыкать жить по закону, если сменятся правительство и парламент, а новый министр с новой Думой примут новый закон?
Вообще базовый закон, по сути, должен быть рамочным, он и не должен регулировать все сферы жизни системы образования. А какие-то назревшие изменения можно принять и в виде частных поправок. Иное дело, что иногда слышна критика именно концептуальных направлений закона, но тут надо внимательно читать его с юристами и педагогическим сообществом: можно ли его улучшить или он в корне неправильный. Судя по тому, что наша школа функционирует, закон не такой уж негодный.
- Ожидали ли вы, что Владимир Путин отклонит закон о «Контингенте»? Что в нем не так? Какие риски не увидели законодатели?
- Думаю, что президент учел волнение в первую очередь родительской общественности относительно положений этого закона. Людей волнует, насколько будет защищена информация об их детях, включая сведения об успеваемости и медицинские данные. Закон на стадии рассмотрения многие критиковали, я и сама обращалась к коллегам, указывая на значительные недоработки как в техническом, так и в сущностном плане. Риски были озвучены и президентом, и критиками: в законе не был указан круг лиц, которым будет обеспечен доступ в систему. Конечно, принятие закона в таком виде было просто невозможно, на что справедливо указал президент.
- И Дмитрий Ливанов, и Ольга Васильева заявляли о том, что нужно бороться с бумажным валом. Ситуация при этом мало меняется...
- Да, вы правы, ситуация далека от идеала. Недавно Общероссийский народный фронт проводил исследование «Зарплата и нагрузка учителя», опросили более 4500 учителей по всей России. Педагоги жалуются на то, что 70% отчетов никак не способствуют учебно-воспитательному процессу. Например, контрольный срез по математике идет 90 минут, учитель проверяет его час, затем составляет анализ ошибок: для себя - 30 мин., для органов управления - 2 часа. По результатам этого отчета учитель не получает ни обратной связи, ни методических рекомендаций. Значит, это время просто потрачено впустую. Дополнительная нагрузка отрывает учителя от главного дела - общения с детьми, родителями и самообразования.
Сейчас учителей обязывают осуществлять работу с населением на территории, закрепленной за общеобразовательной организацией, по выявлению детей, вообще не занимающихся в школах. Многие педагоги говорят о том, что администрации школ некогда качественно осуществлять внутришкольный контроль из-за постоянной подготовки ответов по результатам проверок. В целом у современного учителя не менее 15-20% рабочего времени уходит на административную деятельность. Для сравнения, на методическую, научно-исследовательскую и внеурочную деятельность в среднем приходится по 5%. На содержательную работу с коллегами у многих педагогов времени уже не остается.
- Любовь Николаевна, что же нужно сделать, на ваш взгляд, чтобы освободить учителя от ненужной бумажной нагрузки?
- Сокращать отчетность можно и нужно. Стоит всерьез задуматься о введении моратория на проверки для школ, на деятельность которых не было нареканий. Необходимо сократить число проверок со стороны государственных и муниципальных органов. У нас школы дают информацию в Роспотребнадзор, Рособрнадзор, прокуратуру, Трудовую инспекцию, полицию, органы социальной защиты, местные органы управления образованием, заполняют анкеты для получения детьми свидетельства обязательного пенсионного страхования. И это не полный перечень. До сих пор сохраняется система дублирования - классный журнал ведут и на бумаге, и в цифре, такого рода двойная работа просто не нужна.  
- Считаете ли вы, что зарплата в 32,6 тысячи рублей достаточна для учителя?
- Нужно понимать, что это средняя зарплата по России, и, даже по официальным данным, разница между регионами очень существенна. Например, на Чукотке, по данным Росстата, учителя в среднем получают почти 80 тысяч, в Алтайском крае - 17. Но и эту зарплату учитель получает не за одну ставку. По данным, полученным Народным фронтом, больше всего работать приходится учителям Чукотского АО (в среднем 32 часа в неделю), Алтайского края (29 часов), Костромской области (28). В некоторых случаях нагрузка доходит до 52 часов за совмещение нескольких предметов (Новосибирская область, Удмуртская Республика). Некоторые учителя отмечали, что проводят по 10-12 уроков в день (Краснодарский край, Тульская, Самарская, Кировская, Новосибирская, Амурская, Вологодская, Калужская, Московская области, ХМАО и др.). Даже если мы возьмем эту среднюю сумму в 32600 рублей, то о ней нельзя говорить как о достойной оплате труда учителя. А ведь на многих из них ложится еще и административная работа - в рамках исследования ОНФ только 69,34% респондентов отметили, что не занимают непедагогическую должность. Остальные совмещают учительство с работой методиста, библиотекаря, около 10% наших респондентов являются заместителями директора школы и соответственно получают за это доплату.
В майских указах президента зафиксировано требование платить учителям не ниже средней зарплаты по региону. Я считаю, что к выполнению этого поручения нельзя подходить формально, нужно пересматривать методики расчета этой самой средней. Указ нужно выполнять по совести. Благосостояние учителя - это залог качественного образования и воспитания наших детей.
- За что платят учителю? Это не всегда понимают и руководители, и управленцы. Поможет ли с этим вопросом разобраться Национальная система учительского роста - НСУР?
- За что платят учителю, не понимает и сам учитель. Сегодня ему гарантирована базовая часть. Важную роль играют стимулирующие выплаты за классное руководство, внеурочную деятельность, проверку тетрадей, распределяемые, как правило, руководством школ по своему усмотрению. 9% учителей говорят о том, что в их школе стимулирующих выплат нет, еще 45% - что нет выплат компенсационных. Около 15% педагогов не знакомы с положением об оплате труда. 8% сообщили о том, что коллективный договор подписали под давлением администрации, 22% не знают, какие параметры определяют их зарплату: количество «ученико-часов» или базовый оклад. 17% отметили факты неправильного расчета заработной платы, 7% - частичные невыплаты и 2% - незапланированные премии и начисления.
Была попытка привязать оплату труда учителя к учебным результатам школьников, и за показатель взяли ЕГЭ. Очень скоро всем стало понятно, что это совершенно некорректно. Дети сдают ЕГЭ не по всем предметам. А по тем, по которым сдают, невозможно оценить, какую часть итогового балла «принес» учитель-предметник, какую - репетитор; чему ребенка научили в школе, чему - дома.
Помогут ли дополнительная классификация и оценка компетенций учителя и установление зависимости зарплаты от уровня компетенций? Да, если система будет прозрачной, понятной педагогам и не будет выхолощенной. В первую очередь она должна служить профессиональному росту, быть своеобразным навигатором, а достижение следующего уровня профессионализма, безусловно, должно оплачиваться по-другому.
- Любовь Николаевна, недавно были парламентские слушания, посвященные развитию системы школьной медицины, был представлен проект «Школьная медицина». Каковы их итоги?
- Представитель Минздрава на слушаниях сообщил, в частности, что в вузах уже началась подготовка бакалавров по направлению «школьная медицина». То есть в идеале через пару лет будет снята серьезная проблема -  нехватки профессиональных кадров. В то же время необходимо согласиться, что и педагоги должны обладать навыками первой помощи. Коллеги также говорили о том, что необходимо обязательно возродить медкабинеты и должности медработника при школах и дошкольных учреждениях. Причем работать там должны компетентные специалисты, лучшие в своем деле.
В настоящий момент Комитет Государственной Думы по охране здоровья активно работает над выработкой механизмов практической реализации данной инициативы. Мы со своей стороны будем помогать при разработке проекта. По итогам слушаний было принято решение создать рабочую группу по совершенствованию нормативно-правового регулирования организации оказания медицинской помощи детям в общеобразовательных организациях. А также вынесен ряд рекомендаций для Правительства России, в том числе разработать и утвердить комплекс мер, направленных на сохранение здоровья детей в период их обучения в образовательных организациях.
- Какие проблемы в образовании, на ваш взгляд, сегодня являются наиболее острыми?
- Самая важная задача, которую мы должны решать в любых экономических условиях, - обеспечить всем российским школьникам равные возможности через получение доступного и качественного образования. И там, где это не удается сделать по каким-то причинам, мы начинаем говорить о проблемах. Где-то у детей не хватает бесплатных учебников. Многие школы признаются, что они вынуждены просить родителей покупать даже основную учебную литературу. Где-то отсутствие ремонта создает проблему обеспечения безопасности детей. В некоторых регионах нет необходимого количества школьных автобусов, детям приходится добираться пешком, а некоторые вообще не посещают школу.
- Во ФГОС определены требования к содержанию, результатам и условиям. И есть примерные программы по предметам, на основании которых учитель может (но не должен) разработать свои авторские программы. Почему же все время идет речь о разработке содержания образования?
- Школьное образование должно отвечать постоянному изменению и усложнению возникающих в обществе задач. А на эти задачи влияет очень многое - новые научные открытия, изменения в экономике и геополитике. Возникают новые профессии, какие-то исчезают или трансформируются. Мы знаем случаи, когда профессии исчезали с рынка труда еще до первого выпуска специалистов. Поэтому то, насколько сможет молодой человек адаптироваться, построить свою карьеру, во многом зависит от того, какой фундамент он получил в школе. Речь идет не только о том, что он выучил, но в первую очередь - чему научился. Ведь сегодня, когда мы говорим о содержании образования, мы не имеем в виду только конкретные разделы учебных дисциплин. Современный стандарт закрепил, что школа должна обучать ребенка основам научного познания мира, учить сотрудничеству, ведению исследований, созданию и реализации проектов, мотивировать на творчество и инновационную деятельность. Это тоже содержание образования, и чтобы ребенок умел сотрудничать, проектировать, исследовать, его нужно этому целенаправленно учить.
- С этим я полностью согласен. Но...
- Вот теперь переходим к «но». Реализуя задачи, закрепленные стандартом, важно избежать профанации, потому что ребенок не может научиться решать практические задачи, как того требует ФГОС, только на уроках. Этому не может научить педагог, работающий, как вы говорите, только по примерной предметной программе - без учета особенностей класса, будущего профессионального выбора детей, особенностей региона, в котором им предстоит жить и работать. Можно научить только тому, что умеешь делать сам. Поэтому во ФГОС и есть требования к конструированию образовательной среды. В ней должны быть задействованы интеллектуальные ресурсы общего, дополнительного и профессионального образования, научных и производственных организаций. По сути, школа должна становиться центром управления самыми современными образовательными программами. Так мы создадим для каждого ребенка пространство максимального развития его возможностей. Именно школе отводится ведущая роль и в обеспечении качественного образования, и в формировании необходимых для жизни компетенций. И делать это нужно, опираясь на лучшие практики и программы, уже обеспечивающие освоение детьми нового содержания.
- Но сейчас ходят слухи, что в школе останутся только уроки и перемены, второй половины дня не будет. Что вы думаете?   
- Скорее всего основанием для этого послужило поручение президента сократить внеучебную нагрузку на школьников. Я подчеркиваю - внеучебную, то есть ту, которая не служит ни обучению, ни развитию, ни воспитанию ребенка. К исчезновению «второй половины дня» это не приведет. Школа всегда была центром социальной жизни детей. Вы не найдете ни одной школы, находящейся на хорошем счету у родителей, которая бы закрывалась на ключ после звонка с последнего урока. Хорошая школа - это та, в которой дети не только ходят на уроки, но и общаются, собираются по интересам, выпускают газеты, ставят спектакли, что-то мастерят. К тому же нельзя забывать о том, что у нас образовательный стандарт предполагает 10 часов внеурочной деятельности. А это круглые столы, диспуты, олимпиады, учебная практика, экскурсии, соревнования, поисковые и научные исследования. Разве от этого всего нужно отказываться?.. Да и родители говорят о том, что внеурочка - это пока единственная возможность для многих семей дать ребенку что-то большее, чем учебная программа, а иногда чтобы он элементарно находился в тепле и под присмотром взрослых. Весь вопрос в том, что внеурочная деятельность должна быть представлена широким набором форм и технологий, которые будут интересны детям. В этом и есть суть поручения президента - снизить нагрузку за счет повышения заинтересованности ребенка и его максимального вовлечения в образовательный процесс. То есть это не про механическое сокращение часов, а про повышение качества преподавания, учет особенностей развития и интересов ребенка. Потому что если ребенок искренне вовлечен в процесс, то это уже не нагрузка, а лично для него важное дело.
- Кстати, о возможностях родителей дать ребенку больше, чем предполагает школьная программа. Недавно в рамках Общероссийского народного фронта вы анонсировали масштабный проект по дополнительному образованию, и его важной частью называется персонифицированное финансирование. Что это такое и что это даст обычной российской семье?
- Персонифицированное - значит направленное непосредственно на ребенка. Речь идет о выдаче специальных именных сертификатов, которые могут быть использованы для оплаты кружка или секции по желанию ребенка и его родителей. Они могут выбрать любую организацию - государственную, частную, даже индивидуального преподавателя. Запрос на это со стороны семей очень большой. Мы проводили опрос родителей из регионов, где модель уже апробируется. Почти 80% связывают с сертификатом появление дополнительных возможностей. Кто-то отметил, что появились дополнительные средства на развитие ребенка, кто-то - что стало больше интересных современных программ. А при выборе организации для родителя на первый план выходит не стоимость обучения, а качество и учет интересов ребенка. Именно поэтому нас уже просят расширить механизм. Родители так и говорят: «Потратили бы сертификат на частные занятия, где все внимание моему ребенку, но пока не знаем, как это сделать». А для определенных категорий детей это очень важно. Поэтому все эти пожелания мы будем учитывать при подготовке закона, который закрепит такой механизм.
- Любовь Николаевна, вы уже полгода в Думе. Были ли обращения граждан к вам и с какими проблемами? Как вы работаете над решением этих вопросов?
- Значительная часть вопросов решается в «ручном режиме». Статус депутата позволяет запросить информацию у чиновников или напрямую обратиться к главе региона, профильному министру или зам. министра, попросить помощи у бизнеса. Обращения граждан поступают регулярно - и в рамках ежедневной работы, и по почте, и через Интернет. Особенно ценными представляются личные встречи с нашими гражданами - и в избирательном округе, и вообще с гражданами нашей страны. Основная часть обращений связана с вопросами социальной защиты детей, много вопросов касается ЕГЭ, есть и обращения по вопросам загруженности учителей. Практически все вопросы, которые мы сегодня с вами обсуждали, всерьез волнуют не только педагогическое сообщество, но и остальных наших граждан.
- В Комитете по образованию и науке собрались люди, которые являются специалистами в этой области. Как участвуете вы и комитет в обсуждении других вопросов, которые не касаются образования?
- Я избрана депутатом по 203-му одномандатному округу города Москвы, и потому у меня есть обязательства перед жителями моего округа, моими избирателями. Понятно, что их заботят не только интересы образования, в любом случае я обязана заниматься проблемами, с которыми ко мне обращаются.
Что касается работы комитета, то есть вопросы смежные, где комитет является соисполнителем. Наконец, все мы голосуем за законопроекты, потому существует ответственность отдельного депутата, фракции и Госдумы в целом за все принятые решения. Персональная ответственность, конечно, ниже, я не могу разобраться в тонкостях регулирования финансовых рынков за 30 минут обсуждения законопроекта. Приходится полагаться на добросовестную работу коллег.
- Сколько из общего количества рассматриваемых законопроектов принадлежит Комитету по образованию и науке?
- На этот вопрос сложно ответить однозначно, есть множество законопроектов, которые нынешнему созыву достались в наследство от прошлых. Их довольно много - несколько тысяч. Статистику нынешнего созыва трудно оценивать до окончания второй сессии. Непосредственно на рассмотрении в комитете сейчас находится около 50 законопроектов, но каждую неделю их количество меняется. В Комитете по делам семьи (для сравнения) - около 40, в Комитете по международным делам - полтора десятка. Всего Госдумой было рассмотрено с начала октября по начало февраля более 550 законопроектов.
- Влияют ли, на ваш взгляд, рейтинги на качество образования? Меняют ли они систему образования в лучшую сторону?
- Рейтинг - это инструмент. Весь вопрос в том, кто и как его использует. Какие параметры мы оцениваем, а какие не рассматриваем вообще? Где вкуснее еда - дома, у мамы, или в известном фастфуде? А в рейтинге мама может легко проиграть - и нормы Роспотребнадзора не соблюдены, и повар не сертифицирован.
Условно возьмем рейтинг вузов: можно посчитать число студентов на преподавателя, можно - площади общежитий, можно - число лабораторий, а можно - количество теннисных кортов. Все это вроде бы важно для студентов, но едва ли можно абсолютизировать данные, если по количеству теннисных кортов вы отстали в десятки раз, а по качеству образования не уступаете MIT. При оценке качества работы системы образования мы не можем ни в коем случае ориентироваться исключительно на рейтинги. При этом сам механизм рейтингования можно и нужно развивать, в первую очередь систему независимой оценки, которая включала бы не ведомственные критерии, а те показатели, которые реально важны для детей, родителей, будущих работодателей, и была бы при этом понятной и прозрачной обществу.
- Любовь Николаевна, вы были одним из сопредседателей жюри Всероссийского конкурса «Успешная школа». Как вы оцениваете этот конкурс и саму идею его проведения?
- Я благодарна «Учительской газете» за саму идею проведения этого конкурса. Считаю, что поиск модельных эффективных школ в прошлом году удался. Хотелось бы, чтобы конкурс жил много лет, соревновательный момент и необходимость презентовать свои достижения мотивируют талантливые коллективы на поиск более эффективных методик работы. Не стоит забывать и о том, что такого рода конкурсы позволяют в целом повысить уровень работы нашей системы образования: в процессе конкурсного отбора происходит обмен опытом между специалистами, апробируются и тиражируются интересные практики преподавания.
- Хочу вас поздравить с наступающим праздником и пожелать вам и дальше успешно отстаивать интересы образования, как это вы делали всегда. И еще - чтобы у вас оставалось время для близких и родных.
- А я хочу поздравить всех прекрасных читательниц «Учительской газеты» с прекрасным днем 8 Марта. Это еще один повод сказать вам огромное спасибо за женскую мудрость и мягкость, за понимание и терпение, которыми вы ежедневно делитесь с нашими детьми. И я желаю вам, творящим добрые и важные дела, не только новых свершений, которых так много в нашей работе, но и простых ежедневных радостей. А мы будем работать, для того чтобы у вас для них было больше времени, сил и возможностей.

Досье «УГ»

Любовь Николаевна ДУХАНИНА, депутат Государственной Думы РФ, руководитель рабочей группы Общероссийского народного фронта «Образование и культура как основы национальной идентичности», председатель Российского общества «Знание».
Родилась в октябре 1958 года в городе Чаплыгин Липецкой области. Окончила школу с золотой медалью (1975), с отличием Московский инженерно-физический институт (МИФИ) (1981), Академию внешней торговли (1995). В 1991 году защитила кандидатскую диссертацию по проблемам местного самоуправления, в 2004 г. - докторскую по развитию талантливых детей. Занималась научными исследованиями, работала на руководящих должностях в государственных органах управления и в бизнес-структурах. В 2006 году по предложению Президента РФ В.В.Путина была включена в состав Общественной палаты Российской Федерации. В 1992 году создала и 25 лет возглавляла общеобразовательную школу «Наследник» с уникальной методикой обучения. Активно занимается благотворительной и культурной деятельностью.