Ираида ТИХОНОВА, член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, заслуженный учитель РФ:
- На мой взгляд, одна из главных причин - в расслоении нашего общества. В свое время мы все были равны. Сейчас много семей с небольшим достатком, есть семьи, где родители не работают, ведут асоциальный образ жизни. И есть родители обеспеченные. Если раньше детей в школе сравнивали по уму, то теперь по внешнему виду, по одежде, по благосостоянию. Многие дети не готовы к этому. СМИ внушают им, что нужно быть успешным, ярким, «крутым». Вымываются милосердие, сострадание, чувство жалости. Конечно, в первую очередь все это должно быть в семье. Если ребенок дома сталкивается с проявлениями жестокости - родителей друг к другу, к нему, к старшим членам семьи, то подобное поведение может стать для него нормой.
Но и от школы многое зависит. Необходимо вернуть воспитание в школу, поставить его на первое место. Сегодня в погоне за результатами ЕГЭ о воспитании забывают. Не могут все быть отличниками. Главное, чтобы ты был хорошим человеком. Школа должна быть центром воспитательной работы в районе, в том числе заниматься и просвещением родителей. Конечно, все это должно быть продумано. Нужно не просто заставлять, а стимулировать учителей, которые сегодня загружены бумагами и отчетами.

Лариса ОВЧАРЕНКО, кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой социологии и психолого-социальных технологий ИПССО Московского городского педагогического университета:
- Часто точкой отсчета агрессивного поведения детей и подростков являются физиологические причины, гормональная перестройка организма, лабильный эмоциональный фон, неустойчивая система ценностей, обостренное чувство справедливости, социальная среда развития и даже СМИ. Одна из основных причин агрессивного поведения ребенка - желание доказать всем, что он сильный, взрослый, могущественный. При этом на самом деле человеком, который обладает силой и стойкостью, он не является. Подобный диссонанс чаще всего преодолевается через агрессивное поведение по отношению к более слабым детям, демонстрирующим виктимное - жертвенное - поведение. Референтная, или, как еще говорят, значимая, группа для подростка приобретает жизненно важное значение. Чтобы получить одобрение с ее стороны, подросток готов идти на многое... Отсюда и популярность видеороликов со сценами издевательств над сверстниками или более младшими детьми, за которые агрессоры получают «лайки» и признание.
Как это преодолеть? Решением проблемы может стать работа с семьей как системой, формирующей и транслирующей ценности молодому поколению. Подростку важно прожить этот противоречивый период становления в среде понимающих взрослых, способных вести диалог, формирующих правильную систему запретов, имеющих возможность и педагогический опыт обсуждать каждую линию поведения подростка.
 
Нина ЕРОФЕЕВА, доктор педагогических наук, профессор Удмуртского государственного университета:
- В любой школе формируется культура взаимоотношений трех коллективов: педагогического, детского и родительского. Качество этой культуры позволяет сделать выводы о том, находится ли агрессия под контролем. Одним из показателей качества культуры является наличие созданных совместно (детьми и взрослыми) норм и правил.
Конечно, сам процесс создания школьных и семейных правил требует терпения, кроме того, правила должны быть сформулированы, а лучше нарисованы так, чтобы их захотелось выполнять. Если хочется выполнять, то они переходят в норму поведения. Ежегодно правила можно дополнять, изменять. Это создаст нормы семейной и школьной культуры.
Если мы хотим держать агрессивное поведение под контролем, важно вместе взрослым и детям договориться о правилах, нормах в вашем доме и школе, понять смысл поступков, создающих поведение.

Ирина ПЕСКОВА, директор средней общеобразовательной школы ГУ ФСИН России по Иркутской области, почетный работник общего образования РФ:
- Основная причина детской и подростковой жестокости кроется в семейных, детско-родительских отношениях. Воздействие улицы, телевидения, фильмов, компьютерных игр значимо, но второстепенно. Жестокость в семье, и не обязательно по отношению к самому ребенку, а, например, к престарелым и беспомощным членам семьи, может стать неосознанным программированием агрессивности у детей.
Жестокие подростки по своей сути трусы, и их «смелость» напрямую зависит также от количества соучастников. Поэтому большую роль в проявлении жестокого поведения играет референтная группа с ее неформальным лидером, который уже может иметь проблемы с психикой, например, быть с реальными садистскими наклонностями.
Детская и подростковая жестокость уже стала неким социальным феноменом. Скажу очевидное - необходимо задействовать все общественные институты. Начать с семьи, продолжить в школе, привлечь кружки и секции и закончить вузами и коллективами на предприятиях. Подростки, достигшие возраста уголовной ответственности, могут быть наказаны обществом за свою жестокость. С остальными же детьми и обязательно с их родителями достаточно серьезной профилактической работы.
Большинство жестоких детей-подростков не являются садистами и социопатами, поэтому им чаще просто нужны помощь и поддержка взрослых, в первую очередь родителей и учителей, тренеров и наставников, тех, кто может быть значимым для них. Иначе этими авторитетами станут для них лидеры криминальных сообществ. Учитывая это, необходимо менять и систему подготовки учителей в целом.

Игорь БОГДАНОВ, директор школы №91, Нижний Новгород:
- Чтобы в школе не было насилия старших над младшими, сильных над слабыми, нужно работать. Выполнять закон об образовании. Не нужно изобретать велосипед. В законе все прописано в отношении организации воспитательной работы. Уверяю: этого более чем достаточно. Нужно вспоминать о нем не время от времени, а работать по нему постоянно, целенаправленно, систематически. Наладить в школе воспитательную систему и строго ее придерживаться. А то ведь как у нас сейчас принято? Проводятся какие-то мероприятия, чаще всего приуроченные к календарным датам. Они падают на школы, как редкие капли дождя, и какой же от них эффект в воспитательном плане? Никакого. Если же каждый педагог участвует в воспитательной работе, если все дети ею охвачены, то насилию в школе места не остается.