Как пояснила организатор выставки Вера Бирон, идея создания подобного проекта зрела давно. Работники музея, так же как и любой житель страны, так или иначе сталкиваются с вопросами образования и, наблюдая за собственными детьми и внуками, понимают, что проблемы здесь всегда были и будут. В то же время захотелось узнать, как же учились те, кто достиг невероятных литературных, философских высот, что им помогало, что мешало, и способствовала ли учеба расцвету таланта того или иного писателя.
Найти материалы, касающиеся учебных лет классиков, оказалось не так-то легко, ведь в те годы они еще не были признанными мастерами, однако при помощи коллег из разных музеев страны удалось собрать очень интересную информацию. Ее, к слову, так и написали - грифелем на доске - под каждым портретом писателя. К примеру, Александр Пушкин «с детства много читал, знал французский (в совершенстве), старофранцузский, итальянский, испанский, английский, немецкий, древнегреческий, сербский, польский, церковнославянский, арабский, древнееврейский, турецкий. Имел прозвища: француз, егоза, обезьяна». Такими же полиглотами были Александр Грибоедов, Лев Толстой, Александр Островский. Вообще все 15 представленных на выставке писателей знали два и более иностранных языков. Только Николай Гоголь к 12 годам плохо знал французский и немецкий языки, однако неплохо владел латынью, греческим и немецким языками.
Отбор писателей на выставку производился, по словам Веры Бирон, по простому принципу: в их произведениях представлены воспоминания о своей учебе или отражена тема обучения. Таким образом, в выставочном ряду оказались: Антоний Погорельский, Сергей Аксаков, Александр Грибоедов, Александр Пушкин, Николай Гоголь, Александр Герцен, Михаил Лермонтов, Иван Гончаров, Иван Тургенев, Федор Достоевский, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Александр Островский, Антон Чехов, Иван Бунин.
Произведения всех литераторов говорят о недюжинной образованности авторов, которые владели огромным объемом знаний в области литературы и философии. «Повинно» ли в этом их школьное обучение? Увы, нет. Самым прилежным и успешным учеником оказался лишь Михаил Салтыков-Щедрин, хорошо учился Михаил Лермонтов, серебряным медалистом был Александр Герцен. Однако Антон Чехов просидел по 2 года в 3-м и 5-м классах. Второгодником в 3-м классе оказался и Иван Бунин. Александр Островский и Лев Толстой не окончили своих университетов, решив, что это пустая трата времени, а Иван Бунин вообще проучился в Елецкой мужской гимназии только 3 года и более не учился нигде. Зато все писатели получили прекрасное домашнее образование и очень много читали. «Чтение - вот лучшее учение», - писал Александр Пушкин брату, а Федор Достоевский признавался: «Я страшно читаю, и чтение странно действует на меня. Что-нибудь, давно прочитанное, прочитаю вновь и как будто напрягусь новыми силами, вникаю во все, отчетливо понимаю и сам извлекаю умение создавать...»
Нужно заметить, что выставка получилась совсем не академичной, поскольку кроме грифельных находок организаторы также предложили зрителям фрагменты фильмов из произведений классиков, а также придумали класс, стилизованный под учебную аудиторию прошлых веков. На стены в этом классе повесили веселые, прекрасно выполненные художником Игорем Князевым картины с сюжетами из детской жизни великих писателей. Например, там есть история про то, как юный Иван Тургенев в Швейцарии чуть не попал в пасть к медведям на экскурсии в вольер. Будущего литератора спас отец. Также есть сюжет, рассказывающий о том, что несчастному Николаю Гоголю, не имевшему музыкального слуха, учитель подносил скрипку к самому уху, дабы этот слух воспитать. Юный Иван Гончаров на картинке выпрашивает у мамы сахар, который любит до умопомрачения, а Александр Герцен, которого отец любил безумной любовью, сидит закутанный во много одежек. Ему было запрещено выходить на улицу в мороз, а чтобы ребенок не сердился, любящий отец разрешал чаду ломать дорогие игрушки.
Впрочем, в импровизированном классе можно не только улыбаться забавным случаям из жизни классиков, но и примерить на себя роль Акакия Башмачкина из гоголевской «Шинели», то есть попробовать разобрать каракули великих и переписать их красивым и понятным почерком, а также сочинить сказку, следуя своеобразным инструкциям Льва Толстого и Федора Достоевского о том, как и зачем создавать произведения для детей.
Как замечают в музее, выставка вызывает положительные эмоции у всех школьников, которые приходят в музей. Для большинства ребят становится открытием то, что многие великие писатели учились средне, но в то же время ни один из них не останавливался в изучении, постижении себя, мира и продолжал самообучение всю жизнь.

Санкт-Петербург

А как у них?

Неуспевающие классики зарубежной литературы

Джордж Бернард Шоу. В одиннадцать лет его отдали в протестантскую школу, где он был, по его собственным словам, предпоследним или последним учеником. Школу он называл самым вредным этапом своего образования. Система образования была не раз раскритикована Шоу за сосредоточение на умственном, а не на духовном развитии.
Агата Кристи. В детстве она была очень застенчива и вынуждена учиться в домашних условиях под строгим надзором своей матери. Агата рано начала читать, но ее отношения с грамматикой не задались. «Каждый день я занималась также орфографией, исписывая целые страницы трудными словами. Думаю, некоторую пользу эти упражнения мне принесли, но я всегда писала с кучей ошибок и делаю их по сей день», - признавалась впоследствии английская писательница.
Роберт Фрост. Будущий знаменитый американский поэт, четырехкратный лауреат Пулитцеровской премии настолько не любил учиться в школе, что практически каждый день притворялся больным. Поскольку оба родителя были педагогами, Фрост стал учиться дома, пока не поступил в колледж.