Раиса Александровна Исаева родилась 13 июля 1923 года в деревне Постовалово Курганской области. После окончания семилетки в 1939 году поступила в речной техникум Перми на судостроительное отделение, а в 1942 году добровольно вступила в ряды Красной Армии и служила в зенитно-пулеметных и артиллерийских частях разведчицей. После демобилизации в 1945 году окончила историко-архивный институт и работала старшим научным сотрудником в Центральном государственном архиве народного хозяйства СССР.
Имеет более двух десятков правительственных наград, среди которых орден Отечественной войны II степени и медаль «За победу над Германией».
Мы пригласили Раису Александровну принять участие в круглом столе «Совесть как она есть», который проводил наш пресс-центр «Пламя». Ее слова о совести и памяти как основных составляющих человеческой души запомнились многим. Ведь это были слова человека, прошедшего войну. А потом, весной, Раиса Александровна пришла в нашу гимназию и приняла участие в награждении победителей московского поэтического конкурса «Проба крыла», где подарила лучшим юным поэтам свою книгу.
Конечно, мы не могли не расспросить такого человека о подробностях ее жизни, о ее отношении к дружбе, чести, подвигу. Поэтому мы взяли у нее интервью и она ответила на наши вопросы.
- Раиса Александровна, мы знаем, что в юности вы мечтали стать капитаном. Учились в техникуме на отделении «Судовождение». Как случилось, что вы стали разведчиком?
- Да потому что началась война. По вечерам я дежурила в госпитале, обслуживала раненых бойцов, ежемесячно сдавала кровь для фронта. А 14 апреля 1942 года добровольно вступила в действующую Красную Армию. Служила в противовоздушной обороне Москвы на Западном фронте в 22-м зенитно-пулеметном полку в должности разведчика. В составе двух тысяч девушек-комсомольцев мы ехали в Москву две недели, так как все время шли эшелоны с военными на оборону Москвы, на Западный фронт.
- Потом вы оставались в Москве?
- В Москве нас разместили в церкви в Марьиной роще. На стрельбище из винтовки я всегда попадала в яблочко. Мечтала быть снайпером. Военную присягу приняла 22 мая 1942 г. После обучения нас направили на аэродром, расположенный в пригороде Клина. Бомбили нас каждый день с 11 часов вечера до рассвета. Было установлено четкое взаимодействие с нашими летными частями. Во время появления немецких самолетов над аэродромом не всегда наши истребители успевали взлететь в воздух, тогда вступали в бой зенитные части.
- А что делали разведчики?
- Разведчики определяли во время боя, какой летит самолет, на какой высоте, с какой стороны, и сообщали командиру огневой позиции. На огневой позиции кроме разведчика находились связисты у телефонов, 1-й наводчик, 2-й наводчик, старшина и подносчики крупнокалиберных патронов. Когда нас обучали вести бой, нам говорили: «Если бомбы попадут на провода связи и она перестанет работать, надо немедленно взять катушки с проводом и искать прорыв. В случае, если не хватит немного провода, надо лечь на землю лицом вниз и взять порванный провод одной и другой руками. Так восстановится связь».
В одном из боев так и случилось - связь оборвалась. Командир приказал мне и Люде Высоцкой отправиться на связь. Катушки такие тяжелые, что мы еле их несли. Наконец обнаружили прорыв провода. С собой была телефонная трубка, мы позвонили на точку, командир приказал ложиться, и мы с трудом натянули провода и восстановили связь. Бомбежка продолжалась. Одно звено противника отбомбит, тут же летит другое звено. Мы лежали и следили, куда падают бомбы (на слух). Все же нас осколки ранили - меня в спину, а ее в руку.
Бомбежка продолжалась. Мы ждали, когда придет связист и мы будем свободны. После того как связист соединил провода, мы пошли к своим окопам, кровь текла. Пришел санитар, и нас отвезли в санчасть на аэродроме. Так как ранения были несильные, нас выписали через два дня, и справок тогда не давали.
- А что было потом? Вы опять вернулись в строй?
- В конце 1942-го командира батареи Н.Т.Макушевича переводили на другой объект - аэродром под Серпуховом. Командир полка приказал ему, чтобы он из батареи нашей взял с собой 7 человек на свое усмотрение. В их число попала и я.
На этом аэродроме по приказу командира батареи я была переведена с огневой точки на командный пункт. Моей задачей были разведка, выпуск боевого листа ежедневно, ведение документации, в том числе и секретной, а также доставка донесений в полк - Пущино и Москва-2 - в дивизию.
- Расскажите, кто из ваших однополчан запомнился вам больше всего?
- Ну конечно, капитан Григорьев! Командир звена, он в воздушных боях сбивал каждый вылет самолеты противника. За это ему было присвоено звание Героя Советского Союза. На фюзеляже его самолета красовалось много красных звезд (за каждый сбитый самолет). Но он был, как говорили, хулиганом в воздухе, особенно во время учений. Он стремительно пикировал к земле и выходил из пика очень близко от земли, совершал много опасных виражей, командир полка предупреждал капитана об опасности для его жизни и самолета, но капитан Григорьев игнорировал указания. Тогда командир подал на него в суд. Военный трибунал выехал на аэродром. Вдруг завыли сирены, объявили положение №1 (налет противника). Наш герой убежал из зала суда, сел в самолет и сбил 3 самолета противника, стараясь отвлечь внимание на себя и дать подняться нашим ястребкам (так мы их ласково называли).
- Вот это да! И что же дальше?
- Все истребители взлетели в воздух. Завязался тяжкий бой, часть самолетов противника сбили, другие покинули пределы аэродрома. Наши самолеты вернулись на аэродром, никто не пострадал. А суд оправдал подсудимого. На его самолете появились еще 3 красные звезды. Всех летчиков ожидали награды. За отличную службу нашей батарее было присвоено звание «Батарея имени капитана Григорьева» (после его гибели). У меня и сейчас хранится его фотография.
После беседы с Раисой Александровной нас не покидало чувство значимости нашей встречи, как будто кто-то специально свел ребят из нашего пресс-центра с таким человеком, чтобы мы прочувствовали нашу историю, увидели ее глазами этой 18-летней разведчицы и зенитчицы. Это была настоящая, неформальная встреча, которая запоминается надолго. Это была встреча поколений.

Пресс-центр «Пламя» гимназии №1579