Петр ЕРМОЛАЕВ, директор школы, Кировская область:
- Это просто безумие. На каждого учащегося и его родителей нужно собрать огромное количество информации, это не работа, это каторга. Но суть еще страшнее - это попытка взять под электронный контроль все население страны через школы. Способ сбора информации - тоталитарный: нас принуждают взять у всех согласие на обработку персональных данных, принуждают покупать программное обеспечение, которое не нужно ни для каких других целей. Стоит оно десятки тысяч рублей, но понятно, что ни копейки на это не выделяется (по крайней мере у нас). Теперь возникает вопрос: кто соберет и занесет все эти сведения в электронном виде? По моим оценкам, по нашей школе это около 5 тысяч страниц текста, который нужно вбить в очень капризную и ломкую программу. Я уже купил ее за 14700 рублей. А за невыполнение - увольнение. Но самое страшное: если проект заработает, каждый гражданин РФ будет под колпаком, где будут все сведения о его подноготной.

Елена КОЛЕСНИЧЕНКО, учитель иностранного языка, Ростовская область:
- Нам в срочном порядке приказали заполнить объемные таблицы со всеми данными по детям и их родителям. В таблицу нужно было ввести все имеющиеся документы: не только кто, какой, где живет и прописан, номер полиса, хронические болезни. Даже то, питается ли в столовой, требовалось писать... Все адреса - фактический и прописку, мобильный и городской телефоны, электронную почту родителей, место их работы и пр. Я три дня заполняла таблицу.
Меня возмутил сам факт сбора этих сведений - это что? Хотят установить за всеми тотальный контроль? И почему учитель должен собирать эти данные, обрабатывать их? В какой счет эту работу включат? В Интернете прочитала, что на этот проект выделены миллионы рублей, но делать его пытаются за наш счет. А ведь есть в школе учителя, которые не умеют работать за компьютером, плохо видят. Мой возраст далеко не пенсионный, но даже у меня от такой деятельности зрение падает. А директор говорит: «Тому, кто не справляется с современными требованиями, в школе делать нечего. Кто хочет работать в школе, тот должен все выполнять, что говорят».

Оксана ЗУЕВА, учитель биологии, Нижний Новгород:
- Я еще не слышала о единой базе под названием «Контингент». Думаю, не знает о ней и никто из моих коллег по школе, поскольку это бы уже обсуждалось в учительской. Мне трудно сказать, как бы я отнеслась к такому проекту и стала бы в нем участвовать. Если директор скажет надо, куда денешься? Наверное, будем. Конечно, я не хочу этим заниматься, у меня и так много профессиональных обязанностей, и я очень устаю. И личное время тоже четко распланировано. Единственное, что обнадеживает, - это скорее всего будет оплачено. Все сверхурочные масштабные усилия наш директор нам оплачивает: у нас автономное учреждение, поэтому есть внебюджетные деньги. Но так происходит далеко не везде. Я общаюсь с коллегами из других школ, так там «под ружье» -  и не спорь. И никаких денег!
Наверное, для школ удобно, если множество сведений будет собрано в едином центре. Но как для родителей и детей... Не уверена, что все спокойно отнесутся к тому, что личные данные - их и их детей - станут известны многим. У меня дети уже взрослые, они не попадут в эту базу. И мои данные тоже. Это меня радует.

Лариса ВОДНЕВА, методист, Санкт-Петербург:
- Об информационной системе «Контингент» мы пока ничего не слышали. В нашем городе существует единая система «Параграф», куда включаются данные из всех образовательных организаций Петербурга. Также внутри каждой образовательной организации проводятся мониторинги по самым разным параметрам: от сведений об учащихся до уровня их успешности, от состояния материально-технической базы до распределения нагрузки между учителями. Эти сведения, конечно, носят закрытый характер и предназначены только для пользования участниками образовательного процесса. Насколько своевременно и целесообразно создание общероссийской единой информационной базы, мне судить трудно. Возможно, в этом есть определенный резон.

Татьяна СМИРНОВА, мама пятиклассника, Великий Новгород:
- Любой сбор данных о ребенке, на мой взгляд, должен быть добровольным. Нельзя принуждать всех родителей давать такие сведения, я считаю, это противозаконно. Кроме того, предлагаемая система не будет работать полноценно хотя бы потому, что одна из главных ее задач - территориальное планирование строительства детсадов и школ - не решается только исходя из места жительства ребенка. Мы, например, возим своего ребенка через весь город в престижную гимназию, хотя в соседней школе традиционный недобор учеников. Вообще считаю идею затратной и не оправдывающей своих целей. Всю информацию можно было бы собрать из уже существующих баз данных. И еще раз подчеркну: любой сбор информации должен быть добровольным. Нельзя заставлять всех родителей подписывать согласие на него. А если так, то и база данных будет неполной.

Юлия БАКУНОВА, мама семиклассника, Нижний Новгород:
- О федеральной базе слышала краем уха, подробностей не знаю. Но я не поняла, зачем это нужно. Вообще перспектива с рождения до старости быть под постоянным контролем государства меня пугает. Есть закон об охране личных сведений, право человека на частную жизнь. Почему школа, которой мы многое доверили, должна нашей тайной с кем-то делиться? На каком основании? Кто-то говорит, что это нужно для удобства: если ребенок переходит в другую школу, ему не нужно будет тащить с собой много документов. Но во-первых, не так много детей меняют школу и тем более регион, а перепишут всех. Во-вторых, школу чаще всего меняют, чтобы у ребенка появился шанс начать свою жизнь с чистого листа. А тут за ним потянется груз старых проблем, его и родительских. А если директор новой школы посмотрит сведения и откажет в приеме? И третье: говорят, что сведения будут закрытыми и никто не воспользуется ими, кроме директоров школ. Но все мы знаем, что базы легко взламываются и продаются...

От редакции

Услышав все эти в основном негативно-удивленные мнения, мы решили разобраться, а что же такое этот «Контингент»? И почему, хотя это название звучит из уст знающих учителей и даже легко ищется и находится в Интернете, с высоких трибун об этой уже не один год реализуемой задумке предпочитают говорить весьма обтекаемо?
На самом деле, как гласят презентации и различные нормативные документы, касающиеся проекта и размещенные в Сети в открытом доступе, информационная система «Контингент» ориентирована на весьма благие цели. Здесь и улучшение государственного и муниципального управления, и получение реальных данных об образовательных организациях и оказываемых ими услугах, и сокращение бумажного документооборота на всех уровнях, и автоматизированный мониторинг системы образования по целому списку параметров...
По поводу последнего - так тут вообще давно пора разобраться, чтобы премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву, выступая в июне на форуме «Образование и наука - будущее России», не приходилось в очередной раз отмечать, что нужно создавать для учителей нормальные, комфортные условия жизни и работы и не перегружать их излишними, не имеющими отношения к основной деятельности обязанностями. По словам Дмитрия Медведева, из 100% отчетов, которые пишут учителя и вообще работники школ, лишь 30% готовятся по заданию Минобрнауки России...
В это же время в Новосибирске с рабочим визитом присутствовал заместитель министра образования и науки РФ Александр Повалко, где ему рассказали об опыте тестового использования информационной системы в гимназии №10. Причем руководство образовательной организации подчеркнуло: внедрение системы привело к снижению нагрузки на учителей по написанию отчетности на 60%.
Так, значит, работает «Контингент» и может быть полезен? Только вот почему именно учитель вновь оказывается основной трудовой единицей, способной, по сути, поднять на своих плечах этот масштабный проект? А почему родителей оставили напуганными и растерянными относительно судьбы собираемых данных и того, кому и в каких целях все должно быть известно про их детей? И почему некоторые директора лихо взяли под козырек и на добровольно-принудительных началах в сжатые сроки заставили свои коллективы заниматься черновой работой? Вопросов много...
Идея-то в целом неплохая, но вновь в действии расхожий принцип «придумали хорошо - реализуем как получится». И каждый из тех, кто на него понадеялся, ошибся, потому что на самом деле работал ради самого себя, а думал, что, как всегда, ради кого-то другого... Наверное, все потому, что никому ничего толком не объяснили?

Комментарий

Вера ПОНКРАТОВА, эксперт отдела по вопросам общего образования аппарата Центрального совета Общероссийского профсоюза образования:
- Сегодня педагогическим работникам нередко приходится выполнять большое количество дел, не связанных с прямыми профессиональными обязанностями: заполнять различные таблицы, формировать базы данных, искать сведения и т. д. Во многом это касается создаваемой в данный момент федеральной базы данных в образовании, к чему привлечены тысячи учителей из разных регионов.
25-26 марта в Санкт-Петербурге проходило совещание руководителей органов управления образованием. И там эти вопросы обсуждались очень серьезно. Ведь получается, что от образовательных организаций разные структуры требуют самую разную информацию, порой многократно дублируя друг друга. А выполнять их требования должны учителя, поскольку, как правило, больше некому. Минобрнауки с этим не согласно. Профсоюз - тоже, ведь подобная деятельность выходит за рамки должностных обязанностей, предусмотренных квалификационной характеристикой по должности учителя.
Не так давно я нашла старый, еще советских времен, документ, который обсуждался на союзной коллегии Министерства образования. И в нем были затронуты ровно те же вопросы, о которых мы до сих пор говорим... А воз и ныне там.
Почему? Тому или иному органу власти нужно срочно добыть информацию. И представители этого органа идут по пути наименьшего сопротивления - просто посылают запрос в организацию, которая им не сможет отказать, так как не отказывала никогда. Самое интересное, что учитель чисто теоретически может отказаться это делать. Но все мы знаем, какие проблемы возникнут вслед за этим - испорченные отношения между педагогом и директором, между директором и вышестоящим начальством, между ними и уполномоченными представителями тех самых органов. Поэтому приходится молчать и делать. Хотя, повторяю, учителя не обязаны всем этим заниматься. По договору, за дополнительную плату  это возможно, а вот так, когда тебя просто заставляют работать даром,  это явное нарушение закона.