- Начну с того, что прежнее министерство имело совершенно другое название. Я отвечала кроме образования и науки еще и за спорт, довольно серьезную и проблемную отрасль. Надо сказать, что система образования в Крыму работала налаженно, без сбоев. Никаких серьезных изменений в содержании образования, за исключением увеличения часов для изучения гуманитарных предметов, не произошло. Крымские учителя благодаря своей высокой квалификации очень плавно осуществили переход к новому содержанию гуманитарного образования - плавно для детей, плавно для родителей. Так что ни преподавание новых предметов, которые были внедрены, ни их содержание, ни квалификация педагогов на сегодняшний день вопросов не вызывают.

- А что касается материально-технической базы?
- Материально-техническая база вчера и сегодня - это две большие разницы. Мы впервые за 23 года получили деньги, чтобы улучшить материально-техническую базу образовательных учреждений. Сегодня уже восемь ресурсных центров в стадии завершения. Создано двенадцать методических центров, 132 базовые школы получили предметные классы, современное оборудование для пищеблоков. Но сказать, что мы сегодня уже в полном объеме соответствуем требованиям и стандартам, нельзя. Мы очень надеемся, что Правительством Российской Федерации, Министерством образования и науки будет продолжено планомерное обновление материально-технической базы наших школ.

- Зарплата повысилась?
- Конечно, она стала выше. Но говорить о том, что она соответствует среднероссийскому показателю, пока нельзя. Думаю, что мы сможем закрыть год так, как обещали людям.

- За последнее время произошло сокращение количества школ?
- Мы не закрыли ни одну школу. Сегодня их у нас 581, в том числе 9 частных и около 30 малокомплектных. Вот оптимизация последних планируется. И в прежнее время школы у нас практически не закрывались. По законам Украины главное решение было за громадой (сходом). Громады всегда держались за школы. И будут держаться, потому что школа для многих поселков и сел была и остается единственным образовательным, культурным, духовным центром. Сегодня мы видим, что не все школы, как бы они ни старались, могут выполнить лицензионные условия. Если рядом с такой школой (в 15-20 километрах) есть учебное заведение с хорошей материально-технической базой, где работают высококвалифицированные предметники, где есть условия для дополнительного образования, почему бы туда не перевести детей? Но вначале ребята и их родители должны собственными глазами увидеть, как работает эта школа, убедиться, что она дает качественное образование, и проверить на себе, что при хорошем автобусе расстояние в 15 километров - это не расстояние, дороги у нас неплохие и погода у нас не сибирская.

- В Крыму после вхождения в состав Российской Федерации остались украинские школы?
- Нет. Но при этом в школах сохранились классы с украинским языком обучения. Во многих школах республики преподается украинский язык как предмет по выбору. Сегодня около двух тысяч детей Крыма так или иначе изучают украинский язык. У нас есть 15 школ с крымско-татарским языком обучения. Такая сеть была и в прошлом году. Мы не собираемся ее сокращать и в будущем. В Федеральной целевой программе развития Крыма заложено строительство двух школ с крымско-татарским языком обучения - одна в Симферополе, другая в Бахчисарайском районе - в местах компактного проживания крымских татар. Во многих школах, если родители желают, открываются классы с крымско-татарским языком обучения.

- Вы сказали, что у вас есть девять частных школ. Зачем вы их поддерживаете?
- Вначале не столько о частных школах, сколько о детских садах. Содержание ребенка в частном детском саду обходится государству в пять раз дешевле, чем в муниципальном. А потребность в местах в дошкольных учреждениях у нас громаднейшая - 32 тысячи. Только строительством дошкольных учреждений проблему не решить. Поэтому развитие этого сектора, на мой взгляд, очень важно. А частные школы - альтернатива, которая нужна детям с индивидуальными особенностями. Эти дети могут быть очень талантливы, но их не всегда понимают и принимают в классе. На такие потребности частный сектор оперативнее реагирует, чем обычная школа. Кроме этого частные общеобразовательные организации являются здоровой конкуренцией за качество образования обычным школам.

- Наталья Георгиевна, давайте вернемся к предметам гуманитарного цикла. Чтобы учителя вписались в новое содержание, новые требования, необходимо было провести интенсивную и в короткие сроки переподготовку. Вам удалось это сделать?
- Сказать, что все сделали, - не скажу. Сама учитель, и поэтому понимаю, что для такой работы одного года мало. В течение прошлого лета все наши педагоги прошли в три этапа курсы переподготовки. И по объему, и по содержанию это была очень значительная работа, но ее итоги будут видны не ранее конца этого учебного года, когда наши дети начнут сдавать единый государственный экзамен на равных условиях с остальными российскими выпускниками. Этим летом мы снова будем обучать учителей истории России и обществознания. Но в этот раз это будет не общий курс переподготовки, мы сконцентрируем внимание на белых пятнах, которые были выявлены в течение учебного года, - на научном подходе к некоторым содержательным моментам, эффективных методиках и технологиях обучения. Без преувеличения могу сказать, что в текущем учебном году не было нареканий на наших педагогов ни со стороны родителей, учеников, общественности, ни гостей - учителей и методистов из других регионов, которые к нам приезжали.

- Какие регионы оказали вам наиболее существенную помощь?
- Я искренне благодарна Жанне Владимировне Воробьевой, руководителю Комитета по образованию Санкт-Петербурга, которая организовала для нас высококвалифицированную помощь экспертов по всем направлениям работы. Петербуржцы провели прекрасные курсы повышения квалификации для учителей республики. В Симферополе была использована очень эффективная форма совместной работы, когда каждая лекция, каждый круглый стол начинались с вопросов: «Что делать, если образовательное учреждение посетили представители прокуратуры, надзорных органов?.. если в регионе появились «ЕГЭ-туристы»?.. если кажется, что норматив подушевого финансирования рассчитан не совсем корректно?» Мы отлично работали и работаем с Краснодарским краем. Они отзываются на любую просьбу о помощи. Я многому научилась у Натальи Александровны Наумовой, министра образования и науки Краснодарского края. Она очень эффективный управленец. Мы постепенно становимся на ноги. Сам факт, что Крыму доверили проведение Всероссийского совещания по инклюзивному образованию, которое состоялось в апреле, - признание того, что по этому направлению нам есть что показать коллегам из других субъектов страны.
- Вакансии в школах есть?
- Вакансий нет.

- Тогда зачем ваши вузы выпускают педагогов?
- У нас два вуза, которые готовят педагогов. Первый - Крымский инженерно-педагогический университет. Он был создан в год массового возвращения крымских татар на родную землю - 23 года назад. Думаю, свою функцию до конца этот вуз не выполнил. Достаточного количества учителей-предметников, основательно владеющих родным языком, не было подготовлено. Базовым вузом для подготовки учителей является Крымский федеральный университет им. В.И.Вернадского. Процентов 70 педагогов Крыма - выпускники этого вуза. Мне кажется, вы поставили так вопрос не зря. Дело ведь не в том, чтобы добиться большого числа вакансий, а как подготовить новую смену. Средний возраст учителей Крыма в силу разных причин был всегда выше, чем по Украине. Всегда работало много преподавателей предпенсионного и пенсионного возраста. Только в этом году начались подвижки. Новые цели, новый ритм заставляют не только работать, но и жить по-новому. Для многих это неподъемная ноша. С другой стороны, это дает шанс молодым проявить себя и занять достойное место в системе образования.

- Наталья Георгиевна, вы уволили кого-нибудь из руководителей муниципальных органов управления образованием за последнее время?
- Мы не вправе увольнять.

- А предложили местным органам власти кого-то освободить от должности?
- Предлагали и не согласовывали кандидатуры. Главы муниципальных образований прекрасно понимают, что уровень квалификации местных руководителей образования могут оценить те люди, которые непосредственно работают в системе, то есть в министерстве. Поэтому они с нами не только согласовывают назначение или увольнение своих начальников, но и прислушиваются к нашим рекомендациям и советам.

- Что самое важное для вас в людях, с которыми вы работаете?
- Самое важное - ответственность. Остальному можно научиться.

- Скажите, если посмотреть на образовательную карту республики, она одноцветная? Я имею в виду качество образования. Оно везде одинаково?
- Я географ по образованию. Еще десять лет назад в Крыму появилось такое понятие, как «иной Крым». Крым для большинства людей - это Симферополь, южный берег да еще исторические места - Бахчисарай, Феодосия, Коктебель... Но чуть от трассы - и Крым другой, где никто не создавал никакой инфраструктуры и где никто не думал о людях. Я когда думаю об этом, перед глазами встают картина Веттриано Джека «Дорога в никуда» и роман Александра Грина с таким же названием. Люди живут там очень бедно. Ничего нового не придумаешь, глядя на карту, о которой вы спросили. Образование развивалось хорошо там, где вкладывались хотя бы какие-то средства - это Симферополь, Ялта, Алушта, Евпатория, Феодосия. За этот год Керчь должна подняться. Там был настоящий упадок. Предприятия закрывались, люди уезжали из города, школы стояли полупустыми. Сегодня это ворота Крыма. Мы замечаем увеличение количества учеников. И это хороший знак.

- В последние годы в России в немилость попали методисты. Их повсеместно сокращали, методкабинеты упрощали. Как у вас обстоят дела с методическими службами?

- Система образования не может существовать без методических служб. Они и помощники, и советники, и аналитики как для конкретных учителей, так и для образовательных учреждений. Другое дело, что структуру и формы деятельности этих служб надо совершенствовать. Мы сохранили в республике методические кабинеты, превратив их в городские и районные методические центры. Есть специальные онлайновые курсы для желающих. Дистанционно работают постоянные консультации для желающих. И мы рассчитываем на школьные методические объединения, которые могут сыграть серьезную роль при самооценке и самообследовании образовательных учреждений, так называемом внутреннем аудите.

- Вы говорили о том, что малокомплектные школы будут оптимизироваться. И расстояние в пятнадцать километров - это не расстояние в Крыму. А есть чем довозить?
- Только за этот год мы приобрели 82 новых автобуса. Теперь автобус - это собственность школы. Директор распоряжается им, отвечает за водителя, расписывает порядок использования автобуса. Раньше по закону Украины мы были привязаны к маршруту: дом - школа - дом, все остальное считалось нецелевым использованием. Нынче на автобусе можно отвезти ребятишек на олимпиаду, спортивные соревнования, концерт, в лагерь отдыха, на занятия в секции и кружки, которые находятся в других школах. И еще мы были привязаны к километражу. Возить можно было от трех километров, и ни на метр меньше. Бывает, что поселок растянут на пять километров вдоль одной улицы, расстояние от таблички, обозначающей центр села, до школы два километра, но с другого края детям надо топать чуть ли не все пять. Такая проблема была в Симферопольском районе, и мы не могли ее решить. Сегодня все гораздо свободнее, демократичнее. Но за всякой свободой стоит ответственность. Я думаю, многие люди еще не осознают всей ответственности за то, что они получили и чем могут свободно пользоваться.

- Наталья Георгиевна, когда вы были учительницей...

- Я и сейчас учительница.

- Практикующая учительница или учительница своих подчиненных?
- Я по складу души учитель. И по характеру. Хотела пойти в этом году преподавать. Хотя бы четыре часа в неделю. Уже даже с начальником Управления образования Симферополя проговорила такую возможность. Но...

- Муж сказал: «Нет!»?
- Сама себе сказала: нет. На этой работе ты не принадлежишь самому себе. Сегодня одно совещание, завтра другое, послезавтра - срочное поручение. А значит, уроки надо переносить, отменять. Но дети-то не виноваты в моей занятости. Они не должны страдать. И я отказалась. У меня есть максимум свободное воскресенье. Но по воскресеньям школы не работают...
- Что чаще всего вспоминаете из своей учительской жизни?
- Расскажу одну историю. Будучи студенткой четвертого курса, пришла на практику в симферопольскую школу. Так получилось, что им требовался географ, и они попросили меня остаться. Я перешла на индивидуальный план обучения в университет и начала работать. В классе было два, как тогда говорили, «блатных» мальчика, и все учителя, в том числе и директор, носились вокруг этих мальчиков как заведенные. А я такая молодая - принципиальная, оценивающая всех по одним и тем же критериям - двоим этим детям выставляю в конце второй четверти по двойке. Я видела по глазам детей в классе, что они стали меня уважать, а с другой стороны - в их глазах читалось: ну-ну! Вот это «ну-ну» действительно состоялось. После зимних каникул я пришла, открыла журнал, и у меня был шок: рядом с моими оценками стояли тройки. Я схватила журнал и побежала к директору. Стала с детской наивностью рассказывать ей, что кто-то исправил оценки, что это недопустимо, что журнал - это святое и т. д. Директор была женщиной мудрой, депутат городского совета, и она мне подыграла, стала возмущаться, что, конечно, так нельзя, и это кто-то сделал без ее ведома, и что она во всем разберется, только никуда не надо жаловаться. А буквально через день или два (еще не наступил второй урок географии) она пригласила меня и сказала, что, учитывая тот факт, что у меня временная прописка, я по закону не могу работать в школе. И меня уволили. Только спустя какое-то время я поняла, за что.

- Хороший урок детям...
- Я очень люблю профессию учителя. Каждое воспоминание доставляет мне приятные эмоции. Я радуюсь, как ребенок. Я вспоминаю, как в той же школе, где я начинала, затеяли анкетирование учеников. Там был вопрос: за что нравится учитель? Оказалось, что я нравлюсь за то, что у меня красивая фигура и со мной приятно общаться.
- Да. Дети ценят молодость в своих учителях. И еще для них важно, как учитель с ними общается. Недавний соцопрос как раз и подтвердил, что учащиеся больше всего ценят в своих учителях открытость, искренность и умение разговаривать с ними на равных. Простите за крутой вираж в нашем разговоре, но что для вас самое главное в конкурсе «Учитель года»?
- Чтобы конкурс не был формальным, фиктивным и заполитизированным. Четыре года назад мы делали цикл передач «Учитель глазами ребенка». Мы подбирали тех героев, о ком говорили люди, то есть использовали сарафанное радио. А люди говорили между собой об учителе, который каждую субботу и воскресенье водит детей в горы. Люди говорили о физике, у которого все дети любят его предмет и показывают самые высокие достижения при любых внешних измерениях. Люди говорили про учительницу, у которой нет неграмотных в классе. И вот в этом году на финале конкурса я увидела пять человек - героев тех передач. Значит, люди не ошиблись в них. И мы не ошиблись, когда их поддержали.

- Говорят, вы экстремал...
- Шутят. Вожу машину. Вернее, люблю водить машину. В Республиканском конкурсе в номинации «Леди-драйв Крыма» заняла третье место. Неплохо стреляю. В Москве мы посещали одну школу, а у них тир там был. Спросила: «Можно попробую?» Попробовала. Все мишени - стопроцентное попадание в цель. Летом, когда на набережной через каждые десять метров стоит тир, а у меня хорошее настроение - все игрушки мои.

- Три главные задачи, которые вы поставили перед собой на ближайшее время?
 - Первая задача: укрепить команду министерства. Вторая - изменить сознание каждого учителя, чтобы он понимал: образование сегодня - это нечто другое, чем было раньше. Это другое качество, другой спрос, другая ответственность. Третья - выстроить так систему профессионального образования, чтобы она удовлетворяла потребностям рынка и давала возможность молодежи реализовывать себя. Хочу похвастаться. В апреле в Московской области на заключительном этапе Всероссийской олимпиады профессионального мастерства обучающихся по профессиям и специальностям среднего профессионального образования в номинации «Мастер отделочных строительных работ» абсолютным победителем стал наш парень - Алексеенко Денис, студент Феодосийского техникума строительства и курортного сервиса.

- Вы счастливый человек?

- Да.

- В чем счастье?
- Счастье в том, что я позволяю себе делать то, что я хочу, и думать так, как я хочу.

Статфакт

    Количество муниципальных общеобразовательных организаций в Республике Крым - 540, в них обучаются 191100 учащихся.

    Количество муниципальных дошкольных образовательных учреждений - 451, в них воспитанников - 66600.

    Общеобразовательных организаций с крымско-татарским языком обучения - 15. Кроме того, на базе школ с двумя, тремя языками обучения функционируют классы с крымско-татарским языком обучения. Всего на крымско-татарском языке обучаются 4895 детей, что составляет 2,7% от общего контингента учащихся.

    На украинском языке обучаются 1990 детей, что составляет 1,1% от общего контингента. Из семи школ с украинским языком обучения в текущем году ни одна не закрыта. На базе данных школ, кроме классов с украинским языком обучения, открыты классы с русским языком обучения.

    Количество учреждений среднего профессионального образования, относящихся к ведению Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым, - 37, в них обучающихся - 15600.

    Всего в системе образования работают 52077 человек, из них педагогических работников 26169 человек.

Москва - Симферополь - Москва