Так случилось и с конкурсом «Учитель года». Он родился на страницах «УГ». Пытливый и энергичный журналист Владимир Жуков, узнав о том, что уже многие годы за океаном проходит престижный среди учителей профессиональный конкурс, сделал предложение главному редактору Геннадию Селезневу, от которого он не смог отказаться. Пригласили 39-го учителя года США Мэри Василику Бикуварис в Москву. В Кремле ее принимал президент СССР Михаил Горбачев, что, вероятно, и подтолкнуло журналистов «УГ» к созданию подобного состязания в СССР. Но были, думаю, и другие, более глубинные причины, которые вдохновили наших коллег на проведение творческого, масштабного, нетрадиционного для нашего образования в те времена педагогического состязания. В стране витал, как тогда говорили, свежий ветер перемен. Да и сама газета находилась на волне педагогики сотрудничества, не забывала учителей-новаторов, которых в середине восьмидесятых подняла на щит, активно поддерживала, популяризировала их уникальный опыт, смелые педагогические находки и методики.
На таком фундаменте не мог не появиться конкурс. Само время подсказывало, что нужен новый учитель с новыми идеями. Нужно искать таланты в педагогической среде. И о них должно узнать общество. Потребность в поиске лидеров, звезд в педагогике возрастала. Редакция взялась за разработку концепции конкурса, собрала вокруг себя мыслящих и неравнодушных педагогов, размышляла, спорила, вынашивала его идеологию. Предстояло увидеть и открыть не только учителя - профессионала в своем предмете, но педагога-личность с неординарным педагогическим мышлением, человека гуманного, демократичного, коммуникативного, думающего, с широким кругозором, способного расти в своей профессии и вдохновлять на развитие своих коллег.
Начала газета с того, что призвала читателей к обсуждению самой идеи. Педагоги со всей страны, тогда Советского Союза, живо откликнулись на этот призыв. В редакцию «УГ» буквально посыпались письма с предложениями. Так, 11 июля 1989 года в новой рубрике «Учитель года» И.Лернер, доктор педагогических наук из Москвы, выразил опасение, что конкурс «в равной мере может оказаться полезным или вредным в зависимости от той или иной концепции оценки учителя и организации конкурса». Изложив свое видение системы оценивания, предложив многоступенчатую структуру его проведения, тестовые замеры, автор закончил статью словами: «важно не испортить хороший замысел». А вскоре, уже 15 июля, на первой полосе газеты в рубрике «Учитель года - каким я его вижу» было напечатано мнение доцента кафедры педагогики Харьковского университета В.Михайловского: «Полностью одобряю идею конкурса. Главное - это новое педагогическое мышление, основанное на идеях природосообразности воспитания, лучше всего выраженного в педагогике сотрудничества». В этом же году в номере от 27 июля «УГ» поднимает еще одну тему - «Как защитить талант». С такой публикацией выступила воспитатель-методист из 16-й школы Калуги Г.Кузьмина, заметив, что «объявленный конкурс сумеет помочь непризнанным талантам». В статье заслуженного учителя Молдавской ССР С.Лукашенко «Пусть рассудит жизнь» прозвучало предложение завершать конкурс проведением Всесоюзного слета учителей - победителей республиканских конкурсов, что и сейчас звучит свежо и актуально.
«Одной из главных задач конкурса мог бы стать поиск индивидуальности: важно помочь каждому учителю найти в себе главное, свою суть, свою изюминку», - написала Римма Федоровна Боброва из Кемерова. «Идею конкурса приняла всей душой», - сообщила она в своем письме. А выпускник Томского университета учитель сельской школы деревни Волевка Витебской области В.Гильков попытался описать портрет будущего победителя: «...А что же ставить во главу угла оценки учителя года-словесника? Думаю, прежде всего чувство юмора, высокую общую культуру, интеллигентность, владение своим предметом и десятком смежных, знание наизусть сотен стихов и поэм, умение проявить находчивость в любых ситуациях, умение уложиться в 45 минут урока...» В статье «Вы меня развеселили» в номере, вышедшем 10 августа в том же 89-м, педагог перечислил 11 пунктов - критериев для победителя и в конце изящно отметил, что всем этим требованиям он соответствует, но именно поэтому вряд ли сможет победить на конкурсе. А вот и ошибся! Наверняка бы победил. Обладатели таких же качеств и талантов учителя-словесники Олег Парамонов и Михаил Нянковский, Андрей Успенский и Александр Демахин, да и другие участники в разные годы получили на конкурсах звание абсолютных победителей.
Читатели присылали предложения по процедуре судейства, дискутировали о том, как построить, говоря современным языком, траекторию его индивидуального развития. Состоялось реальное, никем не ангажированное, по-настоящему профессиональное общественное обсуждение. А результат известен. В стране появился конкурс «Учитель года». Газета взяла на себя кропотливую и профессиональную работу по запуску самого конкурса. Разработала подходы, определила глубинные концептуальные основания, которые и сегодня не утратили своего значения и смысловой ценности.
Бурные дискуссии, многочисленные отклики, серьезный анализ предложений читателей завершился созданием Положения, давшего старт конкурсу. Накануне нового 1990 года на первой и второй полосах появляется публикация с заголовком «Итак, начинаем». Последний номер «Учительской газеты» 1989 года, который вышел в свет 30 декабря, можно считать отправной точкой, началом большого пути в конкурсном движении. А опубликованный уже в начале 1990 года в девятом номере приказ первого заместителя председателя Госкомитета по народному образованию СССР Владимира Шадрикова: «Приказываю органам народного образования принять активное участие в конкурсе «Учитель года» - означал его признание на государственном уровне и поддержку со стороны властей, руководства и сотрудников Профсоюза работников народного образования. С тех пор мы вместе. Министерство, профсоюз, «Учительская газета» - три кита, которые стали крепким фундаментом для конкурса, многолетие которого тому подтверждение.
«Итак, начинаем», - написали 25 лет назад журналисты «УГ», давшие жизнь конкурсу. Следуя за ними, мы с благодарностью подхватили эстафету и сохранили то, что начинали наши коллеги-предшественники. Конкурс стал нашим общим любимым делом, праздником, который всегда с нами. Итак, продолжаем!

P.S. Немного о личном. Хотя и не совсем...
Пришла в газету летом 91-го, по приглашению главного редактора Петра Григорьевича Положевца, за несколько недель до известных событий, изменивших страну. Первое его служебное поручение - организация конкурса. Для начала меня попросили отнести в Кремль Хрустального пеликана помощнику президента СССР, чтобы передать главный приз и рассказать о том, что он символизирует. На следующий день произошла встреча Михаила Горбачева с Валерием Гербутовым, физиком из Минска, победителем конкурса «Учитель года СССР-1991», где он вручил ему того самого Хрустального пеликана, оказавшегося в моих руках в первые дни работы в «УГ». Того самого, которого осторожно и трепетно, боясь уронить, я несла из редакции, в то время еще в Ветошном переулке возле ГУМа, по Красной площади, через Спасские ворота первому лицу в государстве. Тогда еще не знала, что пеликан, словно «птица счастья завтрашнего дня», многое предопределит в профессиональной судьбе, прочно свяжет меня с конкурсом и газетой, которыми дорожу до сих пор. Отвечаю уже 23 года за организацию работы жюри, за проведение своеобразного педагогического кастинга, когда нужно выбрать экспертов, в наибольшей мере соответствующих профессиональным и творческим задачам конкурса. Процесс, прямо скажем, серьезный и увлекательный. И очень ответственный. Но это уже тема другой статьи...