​Продолжение. Начало в № 4, 5

И вообще ни литература, ни русский язык, ни химия, ни история не сводятся к задачам и ответам на известные вопросы. Главное в них все-таки нечто другое.
Не могу не привести еще раз выписку из книги А.А.Брудного «Психологическая герменевтика» (М., 2005). «Когда у одного из крупнейших физиков нашего столетия Макса фон Лауэ спросили, что такое образование, он, подумав, ответил, что образование - то, что остается у вас, когда вы забыли, чему вас учили». Эти слова часто вспоминали, но мало понимали. Идея Лауэ заключается в том, что у образованного человека формируется ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, и он важнее фактов и формул. Иными словами, у образованного человека иной уровень понимания. «Главное - образ мыслей, то, что формируется в процессе учения.» А для нас нередко главным становятся именно факты, сведения, информация.
Очень точно и хорошо сказал об этом ректор Физтеха, член-корреспондент РАН Николай Кудрявцев («Московские новости», 25-26 июля 2013 года): «Мы видим, как меняется вообще уровень подготовки в школе. Формализация результатов учебы, тот же ЕГЭ в частности, заставляют педагогов натаскивать учеников на решения конкретных задачек, а не широко видеть предмет. Вспоминаю свои экзамены в школе, месяц перед экзаменами в институт, к которым мы готовились вместе с учителями, - это была другая учеба. Впрочем, любые крайности не полезны, нужно найти золотую середину».
Но мы предпочитаем крайности. Причем прежде всего крайности формализации, предварительной натренированности, если быть честными, часто натасканности. Но при таком развитии событий все заставляющее думать, все креативное, все творческое будет с экзамена все больше и больше выдавливаться. Создаются условия для более успешного решения экзаменационных заданий. Но это повышение экзаменационных результатов будет оплачено понижением уровня преподавания, развития, духовного обогащения.
Усиление, с позволения сказать, полицейской составляющей экзамена препятствием для облегчения сдавания не станет. После проведения мониторинга в октябре я спросил у своей новой ученицы, читала ли она Оскара Уайльда. «Нет, - ответила она мне. - А пример из него я взяла в банке примеров. Только не подумайте, что я во время мониторинга пользовалась Интернетом. Я все основные примеры выучила наизусть». Есть и более простой способ - шпаргалка с этими примерами из банка примеров в укромном месте. Ведь над кабинками туалетов мы пока еще камер наблюдения не поставили.
К подлинному успеху может привести только качество преподавания, интерес ученика к занятиям в школе, содержание экзаменов, и, естественно, нормальные условия их проведения. Пока, как мне кажется, все внимание сосредоточено на процессе, процедурах экзамена, а не на его содержании, сути, направленности. Характер новелл явно односторонен и упрощен.
Новелла вторая
В целях полной безопасности и гарантии честности проверки предлагается, чтобы части С одного региона страны проверялись в других ее регионах. Эта новелла вызывает у меня большие сомнения.
Прежде всего, я всегда настороженно отношусь к решениям, да еще в масштабах страны, которые не были проверены предварительно в нескольких регионах в виде опыта и эксперимента. И причем даже не только в течение одного года. Массовое применение любых новелл без предварительного опытного исследования может кончиться плохо. Замечу, кстати, что все, что написано в моих книгах, проверялось годами и даже десятилетиями.
К тому же опыт руководства городской медальной комиссией, работа уже в другое историческое время в городской и окружной медальных комиссиях, большой опыт проведения олимпиад убедили меня в том, что самое трудное здесь выработка у проверяющих единых подходов и критериев проверки. Даже внутри одной Москвы я постоянно сталкиваюсь с разным пониманием того, что такое комментарий к теме или каким должен быть пример из литературного произведения. Естественно, кроме тех заданий, которые проверяет компьютер. Задуманный как абсолютно объективная и единая форма проверки, в части С единый государственный экзамен пока еще таким не стал. И, если я не ошибаюсь, введение подобной новации в масштабе страны сегодня преждевременно.
Есть тут и другой аспект темы. У ученика остается право на апелляцию. Но проверять будут в одном регионе, не своем, а апелляция будет проходить в своем регионе. И возможно, очень возможно, что здесь будут весьма ощутимые расхождения в ту или другую сторону. И возникает определенная напряженность. Ведь совершенно очевидно, что свой регион будет стоять на защите своих учеников, которым снизили оценки в других регионах. Эта конфронтация нам ни к чему. Убежден, что само количество апелляций весьма ощутимо возрастет. Есть тут и такой момент. Поскольку варианты будут зависеть от часового пояса, то проверяющие будут проверять работы из другого региона, лишь после экзамена ознакомившись с ними. Сейчас же каждый из нас уже в день экзамена (а я прошу прийти после него ко мне в школу и рассказать о содержании задания С) начинает думать об этих заданиях.
В этой связи приобретает большое значение предложение, которое я уже высказывал на страницах «УГ», но на которое ни федеральные, ни городские образовательные власти так и не ответили. Или, может быть, у нас рассматривают только те обращения, которые во властные структуры приходят в виде жалоб, на которые, как известно, нужно в течение месяца ответить.