«Ускорение темпов развития общества - это не просто слова, - замечает Константин Сергеевич. - В девятнадцатом веке сельский труженик пахал землю плугом, который получил от отца, и знал, что однажды этот плуг перейдет к его сыну, а потом и к внуку. Другое дело двадцатый век, тем более двадцать первый… Мой дед водил паровоз, отец научился управлять автомобилем, для меня сегодня незаменимый инструмент - компьютер. Какие возможности появятся у моих детей, я не представляю. Важно другое - и им, и уже сегодняшним школьникам предстоит жить в стремительно меняющемся мире, причем этот мир становится все более информативным. Учителя должны понимать, что в подобных условиях школа перестает быть монополистом в сфере знаний. Современному ребенку бесполезно говорить «это то-то, это так-то», на него со всех сторон обрушивается шквал информации. Следовательно, меняется и наша задача. На первый план выдвигается необходимость научить ребят самостоятельно добывать знания, более того, критическим и аналитическим путем отсеивать все лишнее, сомнительное или даже вредное».
То, что мы отходим от наибольшей суммы знаний, вложенных в голову среднестатистического ученика, как от критерия педагогической состоятельности, это, пожалуй, неплохо. Но задача, стоящая перед учителем, усложняется. Какими же способами современный педагог собирается ее решать? «Не люблю шоу на уроках, - признается Константин. - Свечи и чернильницы для иллюстрации пушкинской эпохи - прием допустимый, но постоянно к нему прибегать не будешь… Да и что особенного он может дать ученику? Есть методы более практичные и действенные. В учебниках истории, например, после каждого параграфа приводятся документы, которые не противоречат сделанным выше выводам. Противоположная точка зрения не рассматривается. Я предлагаю одной части класса проанализировать источники, так или иначе позволяющие поспорить с готовым заключением, а другая часть остается на традиционных позициях. Начинается полемика - выстроенная на аргументах, приучающая старшеклассников к дипломатии, позволяющая рано или поздно докопаться до истины. Анализируем и документальные фильмы: я показываю отрывок, задаю вопрос. Бывает, спрашиваю класс о чем-то и обещаю поставить пятерку, а то и две тому, кто первым даст правильный ответ. Знаю, что ребятам придется как следует поработать, прежде чем они его отыщут, и, между прочим, далеко не всегда самыми удачливыми в этом поиске будут отличники… Спросите, для чего это делается? Да просто я уверен: наиболее ценна не та мысль, которая переписана из учебника, а та, что после определенных трудов родилась в голове - она точно оттуда не выветрится…»
Справедливости ради надо заметить, что до определенного момента Константин не предполагал, что выбор его профессии будет связан со школой. Другое дело - история. Еще в детсадовском возрасте ему в руки попались учебники старшей сестры - кондовые, советские, призванные каждой строчкой воспитывать патриотизм. И, подчеркну, зачастую оправдывавшие это свое предназначение. В третьем классе у него появилась собственная «История Отечества». «Помню, начало осени, бабье лето, все сверстники на улице, а я открыл учебник и не смог от него оторваться, захваченный калейдоскопом дат, событий, фактов…» - рассказывает Константин. Ну а поскольку увлечение с годами только крепло, в выпускном классе перед ним встала-таки проблема выбора. Начиная с прадеда, трудовая деятельность семьи Ивановых была связана с железной дорогой, а династические традиции, как известно, дорогого стоят.
«Я очень благодарен отцу за понимание и за то, что ценность профессии он никогда не связывал с высокой зарплатой или с теплым креслом. Думаю, в душе он сожалел о том, что сам не стал педагогом - была такая возможность, приглашали работать в техникум. Мы с ним очень похожи - и внешне, и по характеру, так что, мне кажется, он обрадовался стремлению сына воплотить его мечту. А продолжательницей семейного дела стала моя сестра - она экономист в сис­теме РЖД».
Истфак Тюменского университета дал молодому человеку те навыки, которые он считает необходимыми в сегодняшних условиях, и первейший из них - работа с информацией. Но тягу к педагогике Константин почувствовал не сразу. Более того, во время обучения он постоянно участвовал в археологических раскопках и по результатам алтайской экспедиции, связанной с исследованиями пещеры времен среднего палеолита, получил приглашение на кафедру археологии. Казалось бы, чего еще желать? Однако, как говорит мой собеседник, логика поступков - хорошо, но порой принимать решения стоит, руководствуясь интуицией. А интуиция подсказывала, что на все лето уезжать в поле, а вернувшись, садиться за обработку данных - не его стезя. Даже свою дипломную работу «Повседневность советских танкистов в годы Великой Оте­чественной войны» Константин писал, опираясь не только на архивные материалы, но и на сведения, собранные самостоятельно во время бесед с ветеранами. Иначе говоря, ему хотелось общаться и работать с людьми, и к моменту педагогической практики решение было уже готово. Оставалось убедиться, что в учительском качестве он сумеет себя проявить, будет интересен своим ученикам, поэтому, приехав в родную вагайскую среднюю школу №37, Константин условился с местными педагогами, что вместо положенных четырнадцати уроков проработает здесь целый месяц. В селе новостей не скроешь - когда из дома в дом пошли разговоры о том, что в школе появился нескучный практикант, последние сомнения были развеяны. А дальше - новый шаг, новый крутой поворот: не соблазнившись перспективами областного центра, Костя уезжает в практически незнакомый Ишим. Там не было ни родственников, ни знакомых, все предстояло начинать с нуля. Хорошо, что дали жилье. Но и без этого, говорит, не стал бы менять планов - по душе пришлась культура старинного города, его размеренная жизнь, состоящая из простых человеческих радостей и огорчений.
«1 сентября 2010 года началась моя работа в школе №29 города Ишима. Школа окраинная, в частном секторе, и ребята там по своему складу деревенские. Для них учитель - авторитет. Но дети - справедливые судьи, они не преподносят комплиментов только ради приличий, им наплевать на научные степени и педагогический стаж. Их не это интересует, а личность человека, на которого они смотрят. Если они его уважают, то и предмет, который он ведет, уважают тоже. Сегодня много говорится о том, что школьники стали хуже знать родную историю. Факты, которые раньше казались неоспоримыми, они понимают и оценивают по-своему. Наверное, это недоработки учебной программы: в советское время было пять уроков истории в неделю, сейчас только два. Простой пример: ход битвы под Москвой 1941 года разбирался подробно, поэтапно в течение нескольких учебных часов, а сегодня ему отводится один неполный урок. Конечно, для патриотического воспитания этого недостаточно. А еще детям нужны зрелищные и правдоподобные исторические фильмы. К сожалению, в самом российском обществе нет единства в восприятии событий военного времени: остались старые, стандартные подходы, в противовес им появились попытки развенчать «советские мифы», причем тут же рождаются другие мифы, имеющие негативную окраску. Но стал наконец формироваться и свежий, адекватный взгляд на Великую Отечественную войну. Последователи этих взглядов постоянно дискутируют на книжных полках и на экранах телевизоров, поэтому я готов повторять, что очень важно научить детей самостоятельно находить истину, отделять главное от наносного».
Впрочем, задача учителя не только прививать ученикам необходимые навыки. Молодой человек, хорошо образованный, физически развитый, не может не быть примером для подрастающего поколения. «Наш историк накачанный, он катается на коньках, значит, и мы пойдем в тренажерный зал и на каток. Он играет с нами в волейбол - это повод посоветоваться с ним, обсудить проблемные темы. Вот ведь как они думают…» - смеется Константин Сергеевич. А проблем в старших классах много. Это и неразделенная любовь, и недопонимание в семье, и выбор системы ценностей. Нередко в числе прочих звучит вопрос: как все-таки следует жить - так, как подсказывает собственный опыт и представления о плохом-хорошем, или «по понятиям»?
«Я долго боролся за то, чтобы «понятия» не прижились в классе. Даже пригласил как-то на классный час знакомого охранника из колонии - он много чего смог рассказать о среде, в которой они приняты. Замечу, что его рассказы произвели на ребят сильное впечатление… Бывает, обращаются матери, одни воспитывающие сыновей. Обычная их просьба: поговорите с моим ребенком как мужчина с мужчиной. Я понимаю, что женщинам неоткуда ждать помощи, а мальчишкам в этом возрасте действительно нужна рука, способная поставить их на место. Начинаю с ними общаться, говорю: вот вы забросили учебу, но это не страшно. Есть немало хороших профессий - дворник всегда на свежем воздухе, и в жару и в мороз, грузчику не надо думать головой, ему укажут, куда поставить ящик. Ребята, естественно, возмущаются: не хотим, чтобы нами кто-то командовал, принимал за нас решения… А раз не хотите, выбор один - как следует учиться!»
Случалось работать Константину Сергеевичу и с по-настоящему проблемными детьми. Как правило, загнанные взрослыми в недетские условия, они недоверчивы к окружающим и требуют особенной честности в отношениях, но если с ними не фальшивить, ярче других готовы раскрыться навстречу вниманию и неподдельной заботе. Вместе с тем мой собеседник говорит о себе: я не педагог. Историк, учитель истории - да. Но прежде чем позиционировать себя как педагога, надо еще набираться опыта. Он, кстати, набирается: учится в заочной аспирантуре Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий, в рамках темы диссертационной работы исследует повседневность Ишима в годы Великой Отечественной войны. По совместительству преподает на кафедре истории в Ишимском государственном педагогическом институте им. П.П.Ершова. В своей школе дважды готовил победителей городской конференции «Шаг в будущее». Возглавляет Ишимское городское отделение Совета молодых педагогов Тюменской области, созданного при Тюменской межрегиональной организации Профсоюза работников образования и науки РФ. Еще один небольшой штрих: о существовании совета Константин узнал, когда приехал в свой отраслевой департамент. А привела его сюда жажда справедливости. Заметив, что одна из старшеклассниц увлечена историей, он убедил ее поступать на истфак. Но на ЕГЭ ее работа по обществознанию недобрала необходимых баллов, причем - в этом молодой преподаватель твердо уверен - оценка была необоснованно занижена. Настоял на апелляции, привез ученицу в областной центр и здесь познакомился с Иваном Васильевичем Кайновым, председателем Совета молодых педагогов. Девушка теперь успешно учится в университете, а совет и его филиалы помогают решать проблемы начинающих педагогов, профессиональные и бытовые. В Ишиме - не без помощи Константина Сергеевича.
«Недавно, например, к нам обратился молодой учитель. У него супруга и маленькая дочка, а живут на съемной квартире. Мы объяснили, что в подобных ситуациях государство почти полностью компенсирует плату за жилье, нужно только оформить документы. Сегодня в счет оплаты квартиры из семейного бюджета этой пары уходит всего восемьсот рублей, более того, согласно закону они могут надеяться на получение собственной жилплощади. Это серьезная государственная поддержка педагогических кадров, ведь если ты способен прокормить и обеспечить жильем семью, значит, состоялся как мужчина».
Как выяснилось, маленькие зарплаты перестали быть основной бедой школьных работников. Не так давно их подняли более чем в три раза, но Константин Сергеевич предостерегает от серьезной ошибки молодежь, решившую избрать учительский труд только ради материального благополучия: «Психоэмоциональная нагрузка в школе такова, что никакие деньги не обрадуют, если человек изначально не готов к самоотдаче, к постоянному педагогическому творчеству». Впрочем, это не означает, что с ростом доходов исчезли все проблемы молодого учительства.
«Мне очень повезло со школьным коллективом, - говорит Константин. - Особенно хочется поблагодарить за поддержку нашего директора Валентину Петровну Слабожанину и завуча Татьяну Михайловну Дементьеву. Они разные по характеру, но в тандеме - настоящая душа учебного заведения. К сожалению, я знаю примеры, когда педагогический состав школы разделяется на группировки «стариков» и «молодежи». Если поколения не ладят между собой, кто поможет выпускнику педвуза адаптироваться на первом в его жизни рабочем месте? Мало того, зачастую неприятие чужих позиций выплескивается за пределы учительских комнат, а это уже серьезная помеха учебному и воспитательному процессу».
Молодежь объединилась в свое профессиональное сообщество отнюдь не в пику старшему поколению. Просто теперь у нее появилась возможность свободно обсуждать вопросы образования, проводить собственные форумы, вникать и разбираться. Константин Иванов в числе представителей Тюменской области недавно побывал на Всероссийском съезде молодых педагогов в Республике Марий Эл. Выезд был познавательный, яркий, запоминающийся, и это не может не радовать. Ведь там собрались те, кому предстоит строить школу будущего. Какой в точности она будет, сказать трудно. Не знает этого и мой собеседник. Говорит: не люблю строить планы, другое дело - смотреть вперед и работать.