Наталья МИТИНА, заслуженный работник культуры РФ, руководитель детской образцовой хореографической студии «Фантазия» - человек в Московской области известный, особенно тем, для кого танец стал частью жизни или призванием. Она заведует структурным подразделением Центра детского творчества города Жуковский, входит в состав Экспертного совета по дополнительному образованию Министерства образования Московской области по образцовым хореографическим коллективам. К тому же Наталья Аркадьевна - педагог дополнительного образования с тридцатилетним стажем. Тема нашего общения определилась очень быстро - новый порядок аттестации педагогических работников государственных и муниципальных учреждений, который введен с 1 января 2011 года. По словам Натальи Аркадьевны, именно он стал головной болью педагогов дополнительного образования, а для некоторых и поводом для увольнения.

По роду своей деятельности Наталья Митина постоянно общается с педагогами-хореографами Московской области: читает курс лекций и семинаров по повышению квалификации в области обучения детей хореографии, участвует в экспертной оценке работы областных танцевальных коллективов. Кроме того, она каждый сентябрь собирает педагогов и в доверительном общении выясняет, какие вопросы их особенно волнуют. В начале этого учебного года все сошлись во мнении, что аттестация затмила остальные проблемы, даже низкая зарплата отошла на второй план.
«Надо сказать, раньше аттестация всегда была для меня радостным событием: мне было интересно подготовить пакет своих достижений и представить их коллегам, - рассказывает Наталья Аркадьевна. - В прошлом году я проходила аттестацию по новому порядку и даже не подозревала, что она окажется настолько сложной. И это несмотря на то, что я человек пишущий, работающий с педагогами, учившийся в аспирантуре.
Во-первых, экспертное заключение, состоящее из нескольких разделов, аттестуемый должен сделать сам. А некоторые пункты заполняет эксперт из областной комиссии, который приезжает на место работы педагога и изучает его портфолио. Портфолио нужно составить за последние пять лет, у меня, например, оно заняло четыре толстые папки.
Аттестуемый должен прописать в своем экспертном заключении педагогические технологии, которые он применяет. Педагоги возражают против этого, и я с ними согласна, ведь в большинстве педагогических вузов и в институтах культуры этому не учат. Хореографы в первую очередь думают о том, как ребенку правильно поставить руки-ноги, сделать интересный репертуар и вывезти свой коллектив на разные конкурсы, педагог не должен заниматься составлением научных трактатов. Многим очень сложно описывать свою деятельность, да еще в научных терминах, и им приходится обращаться за помощью к методистам. Кому нужна эта профанация? Конечно, педагоги дополнительного образования получают высшую квалификационную категорию именно как педагоги, а не как хореографы, поэтому они должны разбираться в технологиях. Другое дело, что они должны с ними ознакомиться на курсах повышения квалификации, но качество этих курсов оставляет желать лучшего.
«Перелопатив» огромный методический материал, я поняла, что педагогические технологии - это практически то же самое, что раньше мы называли «методами работы», только теперь им придумали другое наименование. Так вот, если педагог использует ту или иную технологию на каждом занятии, он получит за нее 80 баллов из 100, а, если периодически, то от 40 до 60 баллов. Теперь суть аттестации сводится к тому, чтобы набрать определенное количество баллов. На 80 баллов я нашла у себя только две педагогические технологии и еще три, которые использую периодически.
Мой коллектив дает порядка 40 концертов в год, и под каждое выступление я должна оформлять приказ за подписью директора, подтверждающий, что мероприятие действительно было проведено. А потом взять справку, что на таком-то мероприятии мы действительно выступали. То есть масса бумажной волокиты, без которой просто не наберешь нужное количество баллов для аттестации. Зачем тогда мы составляем план работы, а в конце года делаем отчеты? Неужели нельзя приложить этот план за подписью директора или утвержденный методическим советом учреждения к портфолио?
Мы участвуем в конкурсах разного уровня: районных, областных, российских, международных. Диплома с конкурса недостаточно, нужен еще список детей, заверенный директором, и приказ, что он направляет нас на этот конкурс. И участие в конкурсе засчитывается только тому педагогу, который едет на него вместе с детьми. А педагог, который занимается с младшими группами, концертмейстер, который развивает у детей музыкальность, не могут получить баллы за конкурс при аттестации, хотя они тоже принимали участие в подготовке. Мы стали приказами директора закреплять тот факт, что концертмейстер готовит фонограммы к конкурсу, а младший преподаватель участвует в репетициях непосредственно перед поездкой на конкурс и специально для него. Все для того, чтобы помочь людям пройти аттестацию.
Свою работу с родителями мы тоже должны фиксировать в бесконечных документах: протоколы всех родительских собраний, фотографии со всех мероприятий с участием родителей. Мало того, и сами собрания мы должны проводить по письменным приказам директора.
С образовательной программой, которую должен написать педагог, претендующий на высшую категорию, та же история. Я стояла у истоков разработки этих программ в Московской области, тогда они были вполне по силам педагогам. То, что требуется сейчас, больше похоже на диссертацию. Но если не будет образовательной программы, педагога не аттестуют на высшую категорию.
Мне помогло то, что образовательная программа у меня написана, она была признана лучшей по хореографии в России в 2007 году. В ней я изложила свой педагогический опыт. Но с тех пор не раз выходили новые рекомендации по составлению программы, и я до сих пор не могу привести ее в соответствие с новыми требованиями, настолько они сложны и запутаны. Педагоги не справляются с этой работой, они постоянно обращаются ко мне с просьбой помочь написать образовательную программу, чтобы пройти аттестацию, а ведь речь идет всего лишь о 20 тысячах рублей за ставку, которую можно получить при высшей категории в Московской области.
В результате подготовки документов только аттестационное заключение у меня заняло 80 страниц. Высшую категорию я, конечно, получила, но чуть не попала в больницу из-за перегрузок. Ведь в это время педагог по-прежнему должен каждый день входить в балетный зал, вести занятия. Но в период подготовки к аттестации основная работа невольно уходит на второй план. С сентября по декабрь, когда я готовила документацию, я не поставила ни одного нового танцевального номера, такое со мной впервые в жизни!
Вообще, аттестация начинается с того, что мы пишем заявление в Высшую аттестационную комиссию, Министерство образования Московской области назначает экспертов в территории. К нам приехал эксперт из Дзержинска, очень доброжелательная женщина, заместитель директора по методической работе, то есть не хореограф. Как методист, она очень внимательно изучала каждый документ: справку, приказ, диплом. И самое обидное, что на детей времени не осталось, хотя они два часа томились в коридоре.
В новых правилах смущает не оценка независимого эксперта, может быть, в нем и есть необходимость, а подготовка документов к аттестации и сама процедура ее прохождения. За два полных рабочих дня эксперт изучила документы всего у трех педагогов, и потом в течение двух недель мы созванивались, делали уточнения. И только в январе этого года пришел приказ о том, что всем троим присвоена высшая категория.
Конечно, педагог должен постоянно учиться, стоять на месте нельзя, но зачем этот вал бумаг? Главный критерий в оценке педагога дополнительного образования, на мой взгляд, - это стабильность детского коллектива. Дети не уходят из коллектива, значит, он им нравится, им несложно после школьных занятий приходить в танцевальный класс, постигать все новые вершины в искусстве танца. И как следствие - победы на конкурсах, хотя это, конечно, не главное.
На мой взгляд, прежняя процедура аттестации была вполне приемлема. Педагог подавал заявление в городскую аттестационную комиссию, каждый директор хорошо знает своего специалиста и понимает, соответствует ли он категории, на которую претендует. Было справедливо, что человек проходил аттестацию в своем учреждении, а на высшую категорию специалиста аттестовывали по представлению данного учреждения в управлении образования города или района.
К аттестации нужно было собрать определенное количество документов, но оно было вполне реальным. Педагог описывал свою деятельность и достижения. Если управление образования соглашалось с тем, что специалист достоин определенной категории, оно писало представление в Министерство образования Московской области. Потом члены специальной рабочей группы, которая занималась аттестацией, непосредственно оценивали подготовку детей, и им сразу все становилось понятно. Портфолио состояло из одной папки, ее тоже просматривали, но это не занимало так много времени. Если я съездила на фестиваль и получила там диплом, именно диплом и вкладывался в портфолио.
Печальный итог введения новых правил в том, что педагоги, особенно мужчины, не хотят аттестовываться и предпочитают уйти из профессии. В этом году очень многие уволились с работы именно из-за нежелания проходить такую аттестацию. К сожалению, сегодня высшее предназначение педагога - работа с ребенком и с родителем - подменено оформлением несчетного количества документов».