Отличник народного образования Николай Васильевич Ожерельев почти три десятилетия преподавал ребятам не только историю, но и в немалой степени уроки гражданственности и патриотизма.
Так уж получилось, что его трудовую жизнь можно поделить на два почти равных по времени этапа: служба в армии и работа в школе. Впрочем, надо еще сказать и о крестьянстве в ранней юности и о двадцатилетней общественной работе по военно-патриотическому воспитанию молодежи в городском Совете ветеранов Нижнего Новгорода.

Сиротство
Детский дом заменил маленькому Коле, рано осиротевшему, семью.
В пятнадцать лет ребят привезли в колхоз и сказали: «Теперь будете жить здесь и считаться колхозниками».
К труду и самообслуживанию он был приучен, к делу относился добросовестно, потому неудивительно, что смышленого подростка вскоре назначили бригадиром полеводческой бригады. А тут грянула война. Теперь все работали «для фронта, для победы». Мальчишкам и самим хотелось бить фашистов, но им отказывали, зато в шестнадцать лет уже по повестке из военкомата Ожерельева послали на трудовой фронт. Было это в городе Красный Гудок Рязанской области.
С октября 42‑го до ноября 43‑го года парни работали на оборонительных сооружениях, перекидали из траншей для противотанковых рвов тонны земли. Потом Ожерельеву поручили более ответственную работу - заготовку топлива для грузовых автомашин.
Вряд ли многим известно, что в ту пору полуторки заправлялись не только бензином или дизельным топливом, но и дровами.
Вот Николая и других парней поставили пилить бревна и колоть их на небольшие чурки.
Он понимал, что это тоже для фронта, но все равно было обидно, что им не доверяют оружие, чтобы громить врага.
К этому времени немцы уже были разбиты под Сталинградом, их гнали на Запад. «Так ведь можно и не успеть поучаствовать в битве с фашистами», - думал не раз.
Но ждать этих дней оставалось недолго. Еще и семнадцати лет не исполнилось Николаю Ожерельеву, когда пришлось надеть солдатскую шинель. Служить его направили на Дальний Восток, в город Благовещенск.

Командир минометного расчета
Николай попал в стрелковый полк, и началась учеба. Сначала осваивал стрелковое оружие, потом учился на снайпера. Отбирали умельцев в разведку - Николай попросился тоже. Пешая разведка, конная. Да чему только не выучился за короткий срок! Когда появился минометный взвод, Николай стал минометчиком.
Но демонстрировать свои умения приходилось только на учебных занятиях. Конечно, в девятнадцать мальчишеских лет хотелось геройства, подвигов. А страна уже отпраздновала День Победы. Радовало, что заслужил звание младшего сержанта, что назначили командиром минометного расчета. В команде восемь солдат, ребята дружные, настроение боевое.
А с запада шли и шли на Дальний Восток эшелоны с бойцами и вооружением. Три армии были переброшены в район будущих боевых действий против Японии. Великая Отечественная война не считалась завершенной, пока стране угрожал враг на Востоке.
Манчжурия по природным данным хоть и похожа на то, что бойцы видели в Амурской области, но все там было иначе. Квантунская армия серьезно была подготовлена к войне с Советским Союзом.
Считается, что война с Японией длилась всего несколько дней. Но какие это жестокие были бои!
Николай Васильевич не без содрогания вспоминает, как пришлось хоронить бойца из своего минометного расчета.
- Наши войска взяли город Хабей и с боями шли дальше. За каждой сопкой таилась опасность. Мне почудилось что-то подозрительное в небольшом дубнячке. Надо бы проверить, что там. Вызвался посмотреть один храбрец. Ушел и долго не возвращался. С большими предосторожностями мы двинулись туда. Тихо, нигде никого. И вдруг видим нашего друга. Вернее, его голову - и больше ничего! Я выстрелил из ракетницы, прибежали солдаты. Нигде никого! А тела так и не нашли. Оказывается, там были какие-то схроны, японцы в бой побоялись вступать, решили взять нас на испуг.
Японцев, жертв харакири, мы видели множество, к таким жестоким картинкам вроде бы уже привыкли, но тот случай в сопках буду помнить всю жизнь. Но надо признать, что погибших в той войне было значительно меньше, чем на западных фронтах, наши силы превосходили японские, да и опыт четырех лет сказывался.

А дальше - снова учеба
Началась демобилизация, солдаты спешили домой, а детдомовцу Ожерельеву спешить было некуда. Поэтому направление в военное артиллерийское училище он воспринял с большим удовлетворением. До войны он успел отучиться всего девять классов, десятый пришлось оканчивать экстерном.
Нелегко было вспоминать школьную науку, за годы срочной воинской службы многое забылось. Но одолел и школьную программу, и училищную, получил звание офицера. Из него получился хороший политработник. Но хотелось получить еще и гражданскую специальность. Стал просить направление на учебу в институт. И только с третьего раза дали разрешение сдать документы на заочное отделение исторического факультета Калининградского университета.
Стаж офицерской службы закончился для Николая Ожерельева в 1973 году. И с этого же года начался стаж педагогической работы. Он преподавал историю в литовской школе, видимо, был неплохим учителем и воспитателем. Не просто неплохим, а отличным, потому что один из немногих русских он получил звание «Отличник народного образования». Такие знаки по всей республике носили тогда всего трое-четверо русских.
А когда началась перестройка, то и хорошим, и отличным специалистам от националистов стало невмоготу. Так Ожерельевы попали в город Нижний Новгород.
Хорошему историку и здесь место нашлось сразу. В школе №52 Николай Васильевич проработал еще семь лет и лишь в семьдесят три года ушел на заслуженный отдых.
Впрочем, какой же это отдых, если он ежемесячно по нескольку раз бывает в городских школах, не пропустил ни одного Урока мужества 1 сентября, встречается с воспитанниками училищ и техникумов, выступает перед студентами.
В городском Совете ветеранов он возглавляет комитет ветеранов Великой Отечественной войны и озабочен тем, чтобы все фронтовики занимались по возможности военно-патриотической работой с молодежью.
Напутствуя на днях участников военно-спортивной игры «Зарница» у Вечного огня на Кремлевской площади, Николай Васильевич говорил:
«Мы победили в жестокой битве с фашизмом в 1941-1945 годах. История говорит, что за время существования человечества в мире происходило более пяти с половиной тысяч различных войн. Это свидетельствует о том, что любой народ защищает свою страну, как будет защищать и в будущем.
Ныне примерно одинаково оснащены все страны, и если опять разразится война, победит не тот, у кого больше оружия, а тот, у кого выше моральный дух, у кого сильнее развито чувство патриотизма.
Чтобы быть патриотом, надо многое знать, а для этого много учиться.
369 наших земляков получили в Великую Отечественную войну звание Герой Советского Союза. Это были храбрые воины и настоящие патриоты. Берите с них пример, будьте достойными их памяти!»