Комментарий
к отдельным положениям постановления Пленума Верховного суда РФ от 11.12.2012 №30
«О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии»
(рассмотрение дел, связанных с досрочным назначением трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей)

11 декабря 2012 года было принято постановление Пленума Верховного суда РФ от №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии» (официально опубликовано в «Российской газете» №295 от 21.12.2012 и «Бюллетене Верховного суда РФ» №2, февраль 2013 года).
В связи с этим признано утратившим силу постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года №25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии».
Роль разъяснений Пленума Верховного суда РФ в обеспечении единства судебной практики и защиты прав человека очень важна, поскольку законодательство значительно изменяется и усложняется, сфера его действия расширяется, в связи с чем в судебной практике возникают новые, все более сложные вопросы, требующие правильного разрешения.
Считаем важным обратить внимание на отдельные положения данного постановления и прокомментировать их.
Так, в пункте 13 постановления Пленума Верховного суда РФ разъяснено, что трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 Федерального закона №173‑ФЗ (мужчинам - 60 лет, женщинам - 55 лет), назначается по основаниям, предусмотренным статьями 27, 27.1 и 28 этого закона.
В соответствии со статьями 27 и 27.1 названного закона основанием для досрочного назначения трудовой пенсии по старости лицам, имеющим право на такую пенсию, является работа определенной продолжительности в опасных, вредных, тяжелых и иных неблагоприятных условиях труда. Досрочное назначение трудовой пенсии по старости по основаниям, предусмотренным статьей 28 этого закона, связано с обстоятельствами, признаваемыми законодателем социально важными или социально уважительными.
Учитывая, что право лиц, не менее 25 лет осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, предусмотрено подпунктом 19 пункта 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. №173‑ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», руководствуясь вышеуказанными разъяснениями Верховного суда РФ, можно сделать однозначный вывод о том, что право на досрочное назначение пенсии в данном случае связано с работой в неблагоприятных условиях труда.
Очевидно, что такие разъяснения даны Пленумом Верховного суда по итогам анализа судебной практики, в том числе с учетом позиций, изложенных в постановлениях Конституционного суда РФ и Верховного суда РФ.
Как неоднократно указывал в своих определениях Конституционный суд, в действующей системе пенсионного обеспечения установление для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, льготных условий приобретения права на трудовую пенсию по старости (как и предоставление им пенсии за выслугу лет, предусматривавшееся в ранее действовавшем пенсионном законодательстве) направлено главным образом на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста. Поэтому право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в образовательных учреждениях, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными характером профессиональной деятельности, а именно деятельности, связанной с воспитанием детей (педагогической деятельности).
Право на досрочное пенсионное обеспечение по старости имеют не все педагогические работники. Основываясь на анализе объективных данных (оценки характера труда в той или иной должности и его условий, вида и профиля соответствующего учреждения), Правительство Российской Федерации во исполнение возложенных на него законодателем полномочий, исключило отдельные должности из категории должностей, работа в которых засчитывается в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей.
Следует отметить, что неоднократно в заседаниях Верховного суда РФ по делам об обжаловании нормативных правовых актов, регулирующих вопросы досрочного пенсионного обеспечения, представители Правительства РФ обосновывали свои доводы о том, что право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в образовательных учреждениях, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными характером определенной профессиональной деятельности, а именно деятельности, связанной с воспитанием детей (педагогической деятельности).
Все вышеизложенное свидетельствует о том, что труд педагогического работника имеет свои особенности, которые могут отразиться на состоянии его здоровья, и именно поэтому Правительство РФ в связи с установлением объективных критериев оценки характера труда, в той или иной должности и его условий, в зависимости от вида и профиля соответствующего учреждения утвердило Список должностей и учреждений, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей.
В пункте 14 постановления Пленума Верховного суда РФ указаны нормативные акты, применяемые в настоящее время при исчислении стажа, учитываемого при досрочном назначении трудовой пенсии:
Списки работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781 (в редакции постановления Правительства РФ от 26 мая 2009 года №449);
Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года №516 (в редакции постановления Правительства РФ от 26 мая 2009 года №449).
Кроме того, Верховный суд РФ разъяснил, что при разрешении споров, связанных с установлением и выплатой трудовой пенсии по старости гражданам ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста, в интересах граждан и в целях недопущения ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, на которые они рассчитывали до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан ими общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично), стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может исчисляться с учетом законодательства, действовавшего на период выполнения соответствующих работ и иной общественно полезной деятельности и позволявшего засчитывать такие периоды в стаж при назначении пенсий на льготных условиях (Закон СССР от 14 июля 1956 года «О государственных пенсиях», Закон СССР от 15 мая 1990 года «О пенсионном обеспечении граждан в СССР», Закон Российской Федерации от 20 ноября 1990 года №340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» и принятые в соответствии с ними подзаконные акты).
В связи с внесением изменений в законодательство, регулирующее пенсионные отношения застрахованных лиц, и возникшими у судов вопросами Пленум Верховного суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики в пункте 15 своего постановления указал, что, рассматривая требования, связанные с порядком подтверждения страхового стажа (в том числе стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости), судам следует различать периоды, имевшие место до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 года №27‑ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» и после такой регистрации.
Периоды работы до регистрации гражданина в качестве застрахованного подтверждаются документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами (к примеру, архивными). Если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами), а также по другим причинам (вследствие небрежного хранения, умышленного уничтожения и т. п.), не связанным с виной работника, и восстановить их невозможно, то такие периоды работы могут быть установлены на основании показаний двух или более свидетелей. При этом характер работы показаниями свидетелей не подтверждается (пункт 3 статьи 13 Федерального закона №173‑ФЗ).
Периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в силу пункта 2 статьи 13 Федерального закона №173‑ФЗ подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счета застрахованного лица, сформированной на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.
Перечень документов, подтверждающих периоды работы как до регистрации гражданина в качестве застрахованного, так и после такой регистрации, включаемые в страховой стаж, установлен в постановлении Правительства Российской Федерации от 24 июля 2002 года №555 «Об утверждении Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий» и приказе Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 31 марта 2011 года №258н «Об утверждении порядка подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости».
Внимание судов было обращено на то, что в соответствии с пунктом 3 статьи 13 Федерального закона №173‑ФЗ к допустимым доказательствам, подтверждающим особенности работы (работы в определенных условиях), определяющим ее характер и влияющим на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не могут быть отнесены свидетельские показания. Указанные обстоятельства могут подтверждаться иными доказательствами, предусмотренными в статье 55 ГПК РФ (например, приказами, расчетной книжкой, нарядами и т. п.).
В пункте 16 постановления Пленум Верховного суда Российской Федерации разъяснил, что в случае несогласия гражданина с отказом органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, включить в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (пункт 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ), период работы, подлежащий, по мнению гражданина, зачету в данный стаж, необходимо учитывать, что вопрос о тождественности выполняемых истцом работ, занимаемой должности, имеющейся профессии тем работам, должностям, профессиям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, решается судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, установленных в судебном заседании (характера и специфики, условий осуществляемой истцом работы, выполняемых им функциональных обязанностей по занимаемым должностям и имеющимся профессиям, нагрузки, с учетом целей и задач, а также направлений деятельности учреждений, организаций, в которых он работал, и т. п.).
В отличие от разъяснений по такому же вопросу, которые давались ранее в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.2005 №25, в своем новом постановлении Пленум дополнил свои разъяснения положением о том, что установление тождественности различных наименований работ, профессий, должностей не допускается.
Очевидно, что такое разъяснение дано по итогам обобщения сложившейся судебной практики. Собственно, той же позиции придерживался Верховный суд РФ, приводя свою позицию об установлении тождественности различных должностей в «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 г.» (утвержден постановлением Президиума Верховного суда РФ от 10 марта 2010 года). В разделе «Судебная практика по гражданским делам. Производство по делам, возникающим из трудовых и социальных правоотношений» в пункте 5 приведена позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации по делу от 19 ноября 2009 г. №16‑В09-15.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. №781 утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.
В указанном Списке работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со ст. 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а также в ранее действовавших Списке профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. №463, и Списке должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. №1067, отсутствует должность «руководитель кружка».
Приказом Министерства образования Российской Федерации от 25 января 1993 г. №21 должности руководителей кружков, секций, студий и других объединений обучающихся переименованы в должность педагога дополнительного образования, которая впервые была включена в Списки, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. №1067, а позднее - в Списки, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. №781.
В соответствии с п. 2 постановления Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. №516 право на установление тождества профессий, должностей и организаций, предусмотренных ст. 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а также Списками работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, тем же профессиям, должностям и организациям, имевшим ранее иные наименования, предоставлено Министерству труда и социального развития Российской Федерации по представлению федеральных органов исполнительной власти и по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации.
В данном случае имело место переименование в централизованном порядке профессий, должностей и организаций (структурных подразделений), содержащихся в ранее принятых нормативных правовых актах.
Вопрос о тождественности выполняемых функций, условий и характера деятельности тем должностям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может быть решен судом в случае неправильного наименования работодателем должностей, которые не содержатся в нормативных правовых актах.
Общероссийским классификатором профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов, утвержденным постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. №367, наряду с должностью «педагог дополнительного образования» сохранена и прежняя должность «руководитель кружка (клуба по интересам, коллектива, любительского объединения, секции, студии, туристской группы)».
С учетом изложенного Верховный суд РФ делал вывод о том, что включение в специальный стаж работы периода работы в должности руководителя кружка является незаконным.
Теперь разъяснение, данное в пункте 16 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, для судов однозначно указывает, что вопрос о тождественности выполняемых функций, условий и характера деятельности тем должностям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может быть решен судом в случае неправильного наименования работодателем должностей, которые не содержатся в нормативных правовых актах.
Необходимо обратить внимание на новое разъяснение, которое дано в пункте 17 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации. При разрешении споров, возникших в связи с включением в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую или лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, периодов работы в организациях, не относящихся по своей организационно-правовой форме к учреждениям, судам следует иметь в виду, что в силу подпунктов 19 и 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с педагогической и лечебной деятельностью предоставляется исключительно работникам учреждений. Исходя из пункта 2 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение). При этом форма собственности (государственная, муниципальная, частная) учреждений в данном случае правового значения не имеет.
В то же время при изменении организационно-правовой формы учреждений, предусмотренных подпунктами 19 и 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ, в случае сохранения в них прежнего характера профессиональной деятельности работников суд вправе установить тождественность должностей, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, тем должностям, которые установлены после такого изменения.
С точки зрения буквального толкования норм закона, применяемых при определении права педагогических работников на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей, такая позиция абсолютно обоснована и логична.
Вместе с тем представляется, что такое разъяснение Верховного суда РФ может стать серьезным препятствием при принятии решений судами общей юрисдикции по делам об обжаловании решений органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, об отказе в зачете в стаж, учитываемый для досрочного назначения трудовой пенсии, периодов работы в автономных некоммерческих организациях, в частности в дошкольных образовательных организациях, которые ранее были учреждениями, а затем были преобразованы в АНО. В некоторых субъектах Российской Федерации (например, в Тюменской области) за последние годы стала складываться судебная практика по таким делам о включении в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии периода работы, когда детский сад являлся автономной некоммерческой организацией. При этом решения судов были фактически основаны на учете особенностей выполняемой педагогическими работниками работы, а также профиля организации, в которой по-прежнему осуществлялась их трудовая деятельность.
В указанном пункте постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации определено, что при изменении организационно-правовой формы учреждений, в случае сохранения в них прежнего характера профессиональной деятельности работников суд вправе установить только тождественность должностей, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, тем должностям, которые установлены после такого изменения.
В пункте 20 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации еще раз обращено внимание судов на то, что, разрешая споры, возникшие в случае отказа в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в учреждениях для детей на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ (введен Федеральным законом от 30 декабря 2008 года №319‑ФЗ), необходимо иметь в виду, что периоды работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, засчитываются в стаж работы в порядке, предусмотренном Правилами исчисления периодов работы, дающей право на указанную пенсию, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781.
При этом работа в должностях, указанных в пункте 1 раздела «Наименование должностей» Списка, засчитывается в стаж работы при условии ее выполнения в учреждениях, указанных в пунктах 1.1 - 1.14 раздела «Наименование учреждений» Списка, а работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование должностей» Списка, - в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование учреждений» Списка.
Периоды выполнявшейся до 1 сентября 2000 года работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 1 сентября 2000 года - при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев, определенных пунктом 4 Правил.
В силу подпункта «в» пункта 8 Правил работа в должности директора (начальника, заведующего), заместителя директора (начальника, заведующего) учреждений, указанных в пунктах 1.8, 1.12 и 2 раздела «Наименование учреждений» Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, засчитывается в стаж работы только за период до 1 ноября 1999 года. Работа в данных должностях в учреждениях, указанных в пунктах 1.8, 1.12 и 2 раздела «Наименование учреждений» названного выше Списка, имевшая место после 1 ноября 1999 года, не подлежит зачету в педагогический стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.
Аналогичное правило применяется и к случаям работы в детских садах, садах-яслях, детских яслях, в межшкольных учебно-производственных комбинатах, являющихся структурными подразделениями организаций.
Периоды работы в должностях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование должностей» Списка, в числе которых директор (начальник, заведующий), заместитель директора (начальника, заведующего) в учреждениях, указанных исключительно в пункте 2 раздела «Наименование учреждений» Списка, засчитываются в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, с 1 января 2001 года, если на указанную дату у лица имеется стаж работы в должностях в учреждениях, названных в Списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев, и факт работы (независимо от ее продолжительности) в должностях в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование должностей» и в пункте 2 раздела «Наименование учреждений» Списка в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года (пункт 12 Правил). При отсутствии данных условий такой период в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не засчитывается.
Периоды работы в должности педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования для детей с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года на основании ранее действовавших постановлений Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года №1067 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей» и от 1 февраля 2001 года №79 «О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года №1067» включались в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, без каких-либо ограничений, а начиная с 1 января 2001 года засчитываются только при наличии условий, предусмотренных в вышеприведенном пункте 12 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781.
По сути, Верховный суд РФ указал на условия, которые предусмотрены вышеуказанными Правилами, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781.
В данном случае приходится констатировать, что те педагогические работники, которые работали в должности педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования и имели на 1 января 2001 года стаж не менее 16 лет 8 месяцев, фактически уже воспользовались своим правом на досрочное назначение пенсии до 2009 года. В настоящее время эта категория работников фактически не имеет права на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью, так как не может быть выполнено условие о наличии у них на 1 января 2001 года стажа работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев.
В пункте 26 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации разъяснено, что согласно пункту 5 Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 №516, в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.
С учетом того, что в период нахождения женщины в отпуске по беременности и родам, предусмотренном в статье 255 Трудового кодекса Российской Федерации, ей выплачивается пособие по государственному социальному страхованию на основании листка нетрудоспособности, выданного по случаю временной нетрудоспособности, указанный период также подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.
В пункте 27 постановления Пленума указано, что при разрешении споров, возникших в связи с включением женщинам в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода нахождения их в отпуске по уходу за ребенком, судам следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года №3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации», с принятием которого период нахождения в отпуске по уходу за ребенком не включается в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.
По сравнению с ранее действовавшим разъяснением, содержавшимся в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.2005 №25, Верховный суд указал судам на необходимость учитывать, что если отпуск по уходу за ребенком начался до 6 октября 1992 года, то период нахождения в данном отпуске подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, независимо от момента его окончания (до или после этой даты).
Это разъяснение Верховного суда очень важно, так как подтверждено сложившейся обширной судебной практикой.
Согласно ст. 167 КЗоТ РСФСР (в редакции 1971 г.) женщине по ее заявлению предоставлялся дополнительный отпуск без сохранения заработной платы. Дополнительный отпуск засчитывался в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности.
Законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» от 25 сентября 1992 г. внесено изменение в статью 167 КЗоТ РФ, которое исключило возможность зачета в льготный стаж периодов нахождения женщин в отпуске по уходу за ребенком.
Согласно части 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского состояния не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.
Судебная практика свидетельствует о том, что суды, руководствуясь общеправовым принципом - «закон обратной силы не имеет», обязывают органы, осуществляющие пенсионное обеспечение, включать в стаж работы, учитываемый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей, периоды нахождения женщин в отпусках по уходу за ребенком, предоставленных до 6 октября 1992 года, поскольку до этого времени никаких ограничений по включению этих периодов в стаж для назначения пенсии независимо от ее вида установлено не было.
Очевидно, что разъяснение, данное Верховным судом РФ, будет способствовать единообразному применению законодательства.
Статьей 151 Гражданского кодекса РФ предусмотрена возможность компенсации гражданину причиненного морального вреда (то есть физических или нравственных страданий). В соответствии со ст. 1099 Гражданского кодекса РФ установлено, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. В связи с этим в п. 32 Постановления отмечается, что, поскольку нарушения пенсионных прав затрагивают имущественные права граждан, требования о компенсации морального вреда исходя из положений пункта 2 статьи 1099 ГК РФ не подлежат удовлетворению, так как специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, к такой ответственности, не имеется.
Таким образом, Верховный суд РФ однозначно разъяснил, что требования граждан о компенсации морального вреда вследствие нарушения их пенсионных прав не подлежат удовлетворению.
В пункте 32 Верховный суд РФ обратил внимание судов на необходимость четкого и ясного изложения резолютивной части решения, с тем чтобы оно не вызывало вопросов при его исполнении. С этой целью в резолютивной части решения, которым требования истца удовлетворены, должно быть, в частности, указано, какие требования подлежат удовлетворению и какая обязанность возлагается на ответчика для восстановления нарушенного права истца (например, о возложении обязанности на ответчика включить определенный период работы истца в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение истцу пенсии по старости, о взыскании с ответчика недоплаченной суммы пенсии), а также указано, с какого времени ответчик обязан назначить истцу пенсию, если суд придет к выводу, что орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, необоснованно отказал истцу в назначении пенсии.
Необходимо иметь в виду, что, если истец в установленном законом порядке обращался в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, за назначением пенсии, однако в этом ему было необоснованно отказано, суд вправе обязать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, назначить истцу пенсию со дня обращения с заявлением в такой орган либо с более раннего срока, если это установлено Федеральным законом №173‑ФЗ (статьи 18 и 19 Федерального закона №173‑ФЗ).
В пункте 33 постановления Пленума указано, что при отмене в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанции решения суда по делу о взыскании трудовой пенсии судам следует учитывать, что поворот исполнения решения суда не допускается, за исключением случаев недобросовестности со стороны гражданина и счетной ошибки, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.
Очевидно, что такое разъяснение дано исходя из положений норм главы 60 Гражданского кодекса РФ, устанавливающего обязанность возвратить неосновательное обогащение (т.е. лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество). Однако, как предусмотрено ст. 1109 Гражданского кодекса РФ, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения в том числе пенсии, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.
Следует отметить, что постановления Пленума по своему характеру являются юридическими актами Верховного суда Российской Федерации и по своей правовой природе не содержат норм права. Верховный суд РФ не правомочен устанавливать новые юридические предписания, а может лишь толковать уже действующие правовые установления. Однако постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации по вопросам судебной практики имеют большое практическое значение для судов при применении законодательства.
Вместе с тем представляется справедливой и заслуживающей внимания позиция М.В.Баглая, который отмечает следующее: «Разъяснения, которые в соответствии с Конституцией Российской Федерации дает Верховный суд Российской Федерации, безусловно, важны для обобщения судебной практики и, следовательно, для единообразия применения законов. Но объять всю разнообразную практику (даже в пределах законности) все же невозможно. И независимость суда - гораздо более важная ценность правосудия, чем возможные редкие отклонения от общего правила».