Недавно в РИА «Новости» прошел круглый стол на тему «Зарплата учителей: проблемы роста». В частности, там обсуждали, почему по итогам 2012 года 11 субъектов РФ не справились с поставленными задачами. Как оказалось, проблема временная, связанная с сезонной нехваткой средств, а вот причин тут несколько.
По словам заместителя председателя Комитета Госдумы по образованию Ирины Мануйловой, главная из них заключается в том, что впервые было решено соотносить заработную плату учителей со средней по региону на данный конкретный период, тогда как в начале субъекты РФ ориентировались на цифры за предыдущий год. Кроме того, если раньше речь шла только об учителях-предметниках, то теперь к ним прибавили и других школьных педагогов (то есть еще плюс 200 тысяч человек). В результате пришлось искать дополнительное финансирование в размере 15 миллиардов рублей.
При этом, считает Мануйлова, все прекрасно понимают, что повышение зарплаты - очень важный шаг, призванный решать не только и не столько финансовые проблемы. Ведь это способствует решению кадрового вопроса, омоложению педагогического состава, притоку новой, свежей крови, что, в свою очередь, должно повлиять на изменение самого отношения к преподаванию.
Молодые учителя вряд ли соблазнятся той зарплатой, которую получают их коллеги со стажем. Разве только энтузиасты. Но делать ставку исключительно на энтузиазм ошибочно, нужно заботиться о том, чтобы люди получали достойную зарплату. Ведь когда человек не знает, как прокормить себя и семью на те гроши, которые ему платят, вряд ли он будет думать исключительно о том, какие современные образовательные технологии внедрить, какие курсы повышения квалификации посетить и с кем из учеников заниматься дополнительно.
«Зарплата должна быть достойной, чтобы гарантировать педагогу уверенность в завтрашнем дне», - подтвердила член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Людмила Бокова. Она напомнила, что Правительство РФ распоряжением от 22 января 2013 г. №32‑р утвердило распределение субсидий из федерального бюджета на модернизацию региональных систем общего образования на 2013 год. Общий объем субсидий - 40 миллиардов рублей. Однако подразумевается, что деньги эти не пропадут даром, а принесут реальную отдачу в виде ощутимого повышения качества образования.
Пока же этого особо не наблюдается. Как отметила сенатор, некоторые педагоги считают, что увеличение зарплат - всего лишь возврат государством многолетнего долга, поскольку в течение длинного периода времени учителя работали с полной отдачей, получая гроши и надеясь, что когда-то их за это отблагодарят. Но бытует и мнение, что педагоги, в силу своего возраста и инертности, с большим трудом перенимают новые подходы в образовании, неохотно овладевают передовыми технологиями, а порой и просто бойкотируют их, считая старые методы более эффективными. При этом они вроде бы игнорируют тот очевидный факт, что новые стандарты выстроены в иной парадигме и что классическая знаниевая педагогика должна быть вытеснена компетентностным подходом, деятельностной педагогикой, а преподавание должно быть более индивидуализированным.
Но чтобы все это осознать, необходимо учиться и переучиваться, причем делать это желательно не по принуждению, а повинуясь внутреннему стремлению к совершенству.
«ФГОС нового поколения требуют колоссальных усилий в плане самоподготовки, - говорит Людмила Бокова, - и существующая система институтов повышения квалификации, увы, не может удовлетворить все запросы как в силу нехватки материальной базы, так и в силу того, что там тоже работают люди старой закалки. Но ведь параллельно с ИПК сейчас действует огромное количество самых разнообразных структур, предоставляющих качественное образование по Интернету. Вопрос в наличии стимулов, желания учиться».
Разумеется, дело не только в желании, ведь интернет-курсы, как правило, платные, а чтобы учиться, нужно время, которого в условиях современной отчетности у педагогов катастрофически не хватает. Но чиновники считают, что это проблемы организации труда. К тому же, напоминают они, в коммерческих структурах человек сначала сам вкладывает средства в собственное образование, в прохождение тех или иных курсов, тренингов, а затем на основе полученных знаний и умений вправе требовать у руководства продвижения по службе или повышения зарплаты. В образовательной же среде распространено убеждение, что повышать зарплату учителям должны просто так, по умолчанию, поскольку их работа сама по себе достаточно трудна, чтобы еще и подтверждать право на надбавки и премии.
Тем не менее, считает Бокова, если учитель будет уверен в себе и в завтрашнем дне, это самым положительным образом скажется на образовательном процессе. В свою очередь, эта уверенность, выраженная в высоком качестве предоставляемых им образовательных услуг, всегда будет отражена в его зарплате.
А вот директор Института развития образования Высшей школы экономики Ирина Абанкина всеобщее повышение зарплат хоть и приветствует, но считает, что сами по себе заявленные цифры мало отражают региональные реальности и особенности труда педагога.
«Говоря о зарплате учителя и называя ту или иную цифру, мы не должны забывать о том, из чего она складывается, - предупреждает Абанкина. - И если, скажем, кто-то заявляет, мол, в таком-то регионе средняя зарплата педагога - 30 тысяч рублей, нужно напомнить, что сюда входят и региональные коэффициенты, а значит, в реальности зарплата заметно ниже. Кроме того, стоимость жизни в различных субъектах разная, и если где-нибудь на Чукотке учитель получает под 100 тысяч, а в одной из южных территорий - всего 15, нужно напомнить, что цены на продукты в этих регионах могут отличаться на порядок».
Кстати, само понятие «средней по региону зарплаты» у многих вызывает явный скептицизм. Откуда берется среднестатистическая сумма в 57 тысяч рублей у московских педагогов? Действительно ли эта цифра - результат сложения всех именно учительских зарплат, разделенная на количество учителей, или здесь замешаны директора школ, руководители комитетов образования? В этих случаях обычно вспоминают всевозможные анекдотические примеры: «Если у меня 9 яблок, а у тебя одно, значит, в среднем у нас по 5 яблок!» Или: «Если директор фирмы получает в месяц 1 миллион рублей, а 10 его сотрудников по 10 тысяч, все они в среднем получают по 110 тысяч». Впрочем, ответ на этот вопрос лежит, скорее, в области политики, нежели статистики.
Кроме того, отметили участники круглого стола, нужно учитывать, что повышение зарплат учителям, как ни странно, во многих случаях повышает градус напряжения в педагогическом сообществе в целом, поскольку до сих пор этим повышением охвачены не все члены сообщества. Например, когда человеку, который работает в школе, начинают платить на 30% больше, а его коллеге из Дома творчества или детского сада остается лишь завидовать, вряд ли это можно считать справедливым. А значит, федеральным и региональным властям необходимо как можно быстрее ликвидировать это противоречие, иначе оно спровоцирует еще больший отток квалифицированных кадров из «депрессивной» зоны в зону, куда идет вливание средств.
Наконец, утверждает Ирина Абанкина, следует по-новому взглянуть на ситуацию с повышением зарплат, проанализировав ее с точки зрения запросов педагогического сообщества. Оказывается, за последние годы эти запросы заметно выросли, и если еще несколько лет назад учителя заявляли, что им вполне достаточно повышения зарплаты до такой-то суммы, то теперь им этого явно мало, и дело тут отнюдь не в инфляции. Иными словами, ожидания педагогов явно опережают возможности, которые есть у школы, города, региона. И если зарплата, скажем, выросла в 2 раза, то ожидания выросли в 3,5 раза. А значит, если совсем недавно педагоги были безмерно рады зарплате в 20 тысяч, то теперь, получив желаемое, они недовольны, ибо хотели бы 30-35 тысяч.
В этой связи, напоминает Ирина Мануйлова, необходимо вспомнить о том, что высокой зарплаты достойны те, кто дает высокое качество. А поскольку в условиях новой системы оплаты труда очень многое зависит от руководства школы, необходимо разработать четкие критерии, позволяющие наглядно оценить, кто и за что именно имеет право получить большую зарплату. Правда, тут до сих пор не все так однозначно, поскольку в сильных классах учитель может дать заведомо лучший результат, прикладывая гораздо меньше сил, чем его коллега, который работает в слабых классах. Кроме того, есть масса сопутствующих факторов, связанных с территориальными, климатическими, национальными и прочими особенностями, учесть которые пока что не представляется возможным. В идеале, конечно, нужно оценивать динамику достижений каждого школьника в режиме реального времени, чтобы видеть, кого педагог получил на входе и каков прогресс на выходе, спустя день, неделю, месяц, четверть, полугодие, год. Подобные подходы разрабатываются уже много лет, но пока трудозатраты, связанные с отслеживанием этой динамики, себя не оправдывают.
Заместитель председателя Общественной палаты по развитию образования Людмила Духанина подтвердила: измерить результативность труда учителя очень сложно, у нас пока нет таких систем, а те, которые есть, довольно условны и позволяют оценивать его успешность по косвенным признакам - балл ЕГЭ, наличие победителей олимпиад и конкурсов, отсутствие неуспевающих и пр. Конечно, можно было бы подключить и более точные механизмы, но для этого педагогу пришлось бы ежедневно заносить в компьютер массу данных, сравнивая которые, можно было бы в итоге получить вывод о том, насколько активно развиваются его ученики. Но у нас учителя сопротивляются даже электронным журналам, поэтому введение любой дополнительной нагрузки, тем более если это отнимет массу времени и сил, они справедливо воспримут в штыки.
Примечательно, что все присутствующие на круглом столе сошлись во мнении: конечно, успехи педагога должны отра­зиться на его зарплате, однако ни в коем случае нельзя допустить ситуации, когда учителя на первое место ставят количество проведенных мероприятий, а не то, насколько сами мероприятия повышают качество образования. «Зарплата должна быть достойной, чтобы гарантировать педагогу уверенность в завтрашнем дне», - повторила Людмила Бокова.