​Ребенок не сосуд, который надо наполнить, а огонь, который надо зажечь.
Сократ


Тому, кто посвящает свою жизнь детям, овладеть этим умением просто необходимо. Дети рождаются разными. Иногда ребенок с рождения - «солнышко», он улыбается сразу, как проснулся, и можно только радоваться вместе с ним. Некоторые, напротив, с утра капризны. Как же сделать так, чтобы первой реакцией, как только ребенок проснулся, была улыбка? Дети чутки к фальши, они ее не прощают. В то же время они очень отзывчивы и откликаются на вашу радость и доброжелательность. Будем же терпеливы, пусть каждое утро начинается с малого: «А где наша улыбка?» Призыв этот, разумеется, в первую очередь должен быть обращен взрослым к самому себе.
Рут Кэмпбелл, виднейший профессор университетского колледжа в Лондоне, отмечает, что в человеческом мозге существует так называемый зеркальный нейрон, активизирующий ту его часть, которая отвечает за распознавание лиц и их выражений, и вызывающий ответную зеркальную реакцию. Ежедневно встречаясь с детьми, ощущаешь, как справедливо это утверждение.
Часто взрослые, вспоминая детство, называют его беспечной порой, им кажется, что их дети пребывают в сказочном мире беззаботности и непрерывного праздника. Некоторые родители, впрочем, внушают детям мысль, что детский сад - это их, детей, работа, стараясь таким образом облегчить ребенку переход из тепличных домашних условий, где все и вся принадлежит ему одному, в условия пусть и малого, но все же чужеродного ему мира, каковым является детский сад. Однако в этих внушениях кроется значительная доля правды. Действительно, каждый день в детском саду, который мы стараемся сделать сказкой и праздником, для ребенка - огромный труд! Иногда вообще непосильный, потому что каждый ребенок несет в себе свой собственный мир, безмерный и в то же время имеющий свою внутреннюю меру, и мир этот напоминает спрятанный клад, который обязательно надо во что бы то ни стало обнаружить. Но как трудно найти клад без помощи карты! И такой картой, безусловно, является индивидуальный подход к маленькому человеку - твое пристальное к нему внимание, твоя любовь, твоя улыбка.
Мне хочется рассказать об одном из своих воспитанников, о мальчике по имени Матвей, и не потому, что это какой-то особенный ребенок - все дети особенные, а потому, что встреча с ним ярко раскрыла всю сложность и ответственность работы воспитателя детского сада, которая с виду представляется иногда такой простой и незамысловатой.
Матвея привела в наш садик мама. Прощаясь, она присела перед ним на корточки и сказала: «У тебя все будет хорошо». Но стоило только маме исчезнуть за дверью, свет для четырехлетнего мальчика погас. Он выглядел абсолютно потерянным. Ему улыбались воспитатели, к нему подходили знакомиться дети, но все происходящее вокруг как будто его не касалось. Так продолжалось изо дня в день. Прошло несколько недель, а пестрый мир детского сада по-прежнему оставался для Матвея безрадостным и серым - его не интересовали ни яркие пазлы, ни строительство башни «до неба», ни гараж с машинками, ни забавные песни. Матвей оставался замкнутым и безучастным к любым играм и развлечениям. Какие бы вопросы мы ему ни задавали, на все получали в ответ односложное «да» или «нет» либо слышали невнятное тоскливое бурчание.
Вскоре мы заметили, что если Матвея приводят в садик папа или бабушка, которые, казалось, были излишне требовательны к малышу, то он появлялся в группе очень расстроенным. Когда же его приводила горячо любимая мама, которую радовали любые успехи сына, мальчик был более спокойным. Но для всех нас он оставался, как и прежде, закрытым, необщительным, и рисунки его были сплошь черные и печальные.
Как мне хотелось, чтобы он улыбнулся! Однако я понимала: нельзя, просто невозможно заставлять его делать то, к чему он не готов.
Но все-таки перемены начались. И начались они с долгих бесед с мамой: она, к счастью, готова была к дружескому неформальному общению. Она с удовольствием посвящала меня в то, как они проводят вечера после детского сада, что делают в выходные дни и как проходят ранние утра, а я подробно рассказывала ей об успехах сына. Подобное общение было не только полезно, оно приносило радость, ведь я всегда знала, что по-настоящему сблизиться с родителями - одна из первых, но совсем не легких задач, которые стоят перед неравнодушным воспитателем. Скоро выяснилось, что Матвей крайне любознателен, и на все свои вопросы он получает дома обстоятельные, развернутые ответы, что он учится читать и это ему очень нравится. Матвею разрешено было приносить в садик детские журналы. Он с удовольствием рассматривал их, но поначалу только в одиночестве, он совершенно не нуждался для этого в других детях. Смешарики, изобретательный Крош, умная Совунья - вот кто были его друзья. И было видно, как расстраивает его необходимость прерывать общение с книгами ради прогулки или музыкального занятия. В качестве исключения мы предоставили ему свободу - возможность делать именно то, что хочется ему. Наградой стала первая слабая улыбка, хотя справедливости ради следует отметить, что она в большей степени демонстрировала удовольствие от возможности вернуться к общению с книгой, чем расположенность к радости.
Все, кто наблюдал за поведением малыша, пришли к общему выводу, что Матвей крайне неуверен в себе. Несмотря на хорошо развитую речь, он опасался публичных высказываний - необходимо было помочь ему поднять самооценку. Но как? И тогда мы кое-что придумали: попросили маму приносить в садик работы Матвея - рисунки, пластилиновых зверушек со встроенным звуковым механизмом, - чтобы он мог продемонстрировать их другим детям. Надо было видеть, с какой гордостью он входил в группу, как умело и толково объяснял устройство той или иной игрушки. В такие дни Матвей становился настоящим героем. Но в другое время все оставалось по-прежнему - молчание, грустное личико, застенчивый взгляд.
Так мы дожили до Нового года. А на праздник решено было поручить Матвею большую роль в детском спектакле, поскольку он с легкостью заучивал стихи и выразительно их декламировал. Репетиции доставляли ему подлинное удовольствие. Теперь он ждал праздника.
Вот тогда и произошло долгожданное чудо - на сцене в образе Медведя перед нами предстал совсем другой Матвей, светящийся, счастливый, радостный и - улыбающийся!
С тех пор его отношение и к детскому саду, и к нам изменилось - он сам начал подходить ко мне с новыми журналами, и мы вместе могли обсудить все, что нам интересно, мы играли в интеллектуальные игры, он начал общаться со своими маленькими товарищами, и вот что важно - теперь он улыбался! Для меня это была не только педагогическая победа, но главная - бесценная - награда.
Иногда я думаю о том, что в нашем северном городе, с его долгими холодными зимами и сумрачными осенними днями, зажегся свет еще одной детской улыбки, это меня радует и вселяет в меня надежду. Ведь говорят, что каждая улыбка продлевает жизнь на пятнадцать минут, как же долго могли бы жить люди, если бы с детства улыбались друг другу!
А улыбку маленького Матвея, полную искренности и нежности, улыбку, путь к которой был таким трудным и долгим, мне кажется, я не забуду никогда.

Оксана ИГНАТЧИК, воспитатель детского сада №88
Санкт-Петербург